Москва - вдох, Россия - выдох. Часть первая: Минэкономразвития рекламирует Россию

"Особая буква". Москва - вдох, Россия - выдох. Часть 1

Передача "Особое видео: RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА" портала "Особая буква"(http://www.specletter.com).

Часть первая: Минэкономразвития рекламирует Россию

Ведут передачу Лев Гулько («Эхо Москвы») и Павел Шипилин («Особая буква»).

Лев Гулько: Несмотря на жару, Минэкономразвития придумало, как улучшить финансовый имидж России, об этом пишет газета «Ведомости». «Сейчас иностранцы плохо знают страну, и их представления устарели. И слабые позиции в рейтингах инвестиционной привлекательности, коррумпированности и стабильности только добавляют негатива», — говорится в концепции продвижения бренда на международных финансовых рынках, которая подготовлена министерством.

«Международный финансовый центр в Москве нуждается в масштабной рекламной кампании, — уверены в Минэкономразвития. — Нужно завести специальный интернет-портал, работать с соотечественниками, рассказывать российские истории успеха».

Павел Шипилин: Меня в этой цитате заинтересовало обращение к соотечественникам. А кто имеется в виду? О чем идет речь? Есть какая-то диаспора, у которой есть деньги?

ЛГ: Конечно, существует. А как же.

Андрей Суздальцев: Это какие-то августовские люди. Время отпусков.

ПШ: У Минэкономразвития?

АС: Да, наверное. История эта давняя, любопытная и детективная. В 2007 году заканчивался путинский период. Перед приходом новой власти подсчитали и решили, что у нас экономика растет, запасы растут. У нас было запасов почти 500 млрд долларов, потом стало 600.

ПШ: Это до Путина?

АС: Это до Медведева. У нас растет и экспорт. Мы продвигаемся. И положение наше финансовое крепнет. И это послужило причиной формирования в Москве Международного финансового центра. Тема поднималась неоднократно до 2008 года. Появились даже некоторые концепции. Считалось так: мы можем до 2012 года войти в первую десятку. Как ни странно, некоторые основания на это были, ведь мы были на неплохом двенадцатом месте. То есть многие старые финансовые центры были позади нас.

ПШ: А вы теперь перечислите, что это за центры такие.

АС: Допустим, Цюрих был ниже нас. Европейские в основном.

ПШ: А на первом?

АС: На первых местах был Лондон, конечно. Азия — Гонконг, Токио, Сингапур. Не учитывались некоторые моменты: то, что Лондон в большой степени огромный страховой рынок управления банковскими ресурсами, что есть специфика Гонконга, специфика работы Сингапура, что они специализированные, что есть региональные финансовые центры.

ПШ: А на чем Гонконг специализируется?

АС: Конторы — менялы. Это перекачка огромных финансовых валют. Китай. Я это все считаю огромным юанем, то есть такие специализированные центры.

Но мы это сразу не учитывали. Только потом, когда началась вакханалия этой идеи, мы стали говорить: «А вот есть региональные финансовые центры, есть специализированные финансовые центры. Потом всякие федерации».

Появился уникальный документ, который я читал с большим удовольствием. Там все было расписано по плану, как положено. Вот мы выходим на такие-то уровни и очень быстро формируем такой финансовый центр. Конечно, сформировать в Москве один из мировых финансовых центров — огромная идея, богатая. Это гарантированные инвестиции.

ПШ: А как это происходит? Стихийно финансовые центры образуются? Или какой-то план должен быть? Вот, Гонконг сделает центр меняльных контор…

ЛГ: Я думаю, что сначала конторы, а потом уже…

ПШ: Мне кажется, что все наоборот.

АС: Нет, нет, нет. Вы скажите по-другому: государство участвует в этом или не участвует? Конечно, государство участвует.

И когда стали подходить более внимательно, обнаружили, что нужно принимать не менее сорока законов, которые решат проблемы нашего финансового рынка. Даже не регулируют его, а просто решают.

А что такое финансовый центр? Это группа первоклассных банков, огромных банков или их крупнейших филиалов. И вокруг этой группы есть целая структура финансовых, кредитных институтов: организаций, структур (тоже очень известных), которые занимаются по всему миру свободным движениями — финансовыми, валютными, кредитными операциями, перекупкой золота, всем, что касается финансовой сферы, активов и всего.

Это надо создавать. Государство могло бы очень сильно и очень быстро, учитывая специфику нашего правящего режима, эти законы принять. Встал другой вопрос. Вы знаете, это все равно что затащить задыхающихся смогом москвичей сразу в комнату с кислородом.

ЛГ: Сознание теряется?

АС: Может и потерять сознание. Готовы ли вы?

ПШ: Неужели такая была ситуация?

АС: Да, бывают такие вещи. Кислород — это окислитель. А нам тоже очень опасно окислиться в такой вольной финансовой среде, учитывая то, что у нас не все в порядке с товарообменными финансовыми потоками даже с нашими соседями.

И было политическое решение: делаем такой финансовый центр. И считалось по умолчанию, что эти вопросы решим. Нет, не получалось. Потому что попутно вдруг выяснилось, что всякие крупнейшие финансовые центры формируются на базе валют. Они являются не просто конвертируемыми, но и мировыми. Помните знаменитую фразу Медведева в начале кризиса? Он сказал: «Какое счастье, что есть евро». То есть Медведев как раз намекал на то, что есть многополюсный мир — должна быть и многополюсная валютная сфера.

И тогда встал попутный вопрос. И наша власть переместилась в другую сферу. Мы стали пытаться сделать из нашего рубля резервную валюту. Все эти попытки, конечно, снова возродились уже в 2008 году, когда встал кризис.

ЛГ: Давайте мы немножко резюмируем: сама идея имеет право на жизнь?

АС: Конечно. Но мы должны понимать, что, если мы за эту идею возьмемся сейчас, с опытом уже нашего кризиса, мы можем за нее взяться. Естественно, мы можем провести массу легализующих и регулирующих законов на финансовом рынке. Они нужны, вопросов нет. Но мы должны помнить, что у нас экономика периферийная. Финансовый рынок наш слабый по сравнению с нашими соседями. А по сравнению с Лондоном — в десять раз.

ПШ: То есть нас просто не видно.

АС: Это немало. Но все-таки мы маленькие. И если вы смотрите Euronews, то видите, что очень редко показывают наши котировки. Если смотрите за рубежом, а не в России. Если вы смотрите не для России, а для других стран, то видите нас там очень редко. Это как раз наш рейтинг показывает.

То есть этим мы можем заняться, но должны себя сразу настроить, что мы региональный финансовый центр. И мы должны помнить, что действительно в нашем регионе он является центром мировой экономики и мировой политики.

ПШ: Это какие страны, кроме СНГ, кроме бывших республик? Кто к нам еще тяготеет?

АС: Ну, очень немного. Мы можем сюда подтянуть чуть-чуть Восточную Европу.

ПШ: Особенно Польшу, наверное.

АС: Можем Польшу подтянуть. Не забывайте, что наши банки для Восточной Европы огромные. Сбербанк — невероятно громадный для той же Польши и для Чехии банк. Мы можем вступить в жесткую конкуренцию за клиента в Восточной Европе. На юге в какой-то степени. Балканы можем подтянуть. Влиять можем. Мы можем найти какую-то специализацию свою, которую, может, пока еще не видим.

ПШ: Региональную, скорее всего. Масштаб все равно будет региональный.

АС: Региональный, конечно. И не надо. Нам не надо такое пока. Мы не претендуем на такие вещи — нам бы ответственность за свою экономику сохранить.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.