Завершая 2021 год. Часть III

Не ставь мышеловку, если сам годишься на роль приманки.

Веслав Брудзиньский (1920–1996) — польский сатирик

 

    А. Лукашенко планирует посетить Санкт-Петербург 28-29 декабря. В эти дни в северной столице России должен состояться саммит лидеров СНГ, что, по идее, является неплохим поводом для встречи глав Союзного государства.  А. Лукашенко едет на встречу с В. Путиным не только ради традиционной просьбы «помочь деньгами», но и за согласованием белорусского конституционного референдума.

   На минувшей неделе А. Лукашенко заявил, что «после периода обсуждения проекта данной Конституции мы еще раз (для того, чтобы посмотреть, какие существенные, принципиальные будут внесены народом предложения) соберемся в рамках рабочей группы. А итоговое заседание уже потом проведем Конституционной комиссией. И уже с готовым проектом, после того, как Конституционная комиссия рассмотрит результаты работы нашей рабочей группы, утвердит их, внесем проект Конституции уже на референдум» (https://t.me/pul_1/4259). Интересно, что как-только стало ясно, что проект Новой белорусской Конституции оказался на старте, на пороге оказался новый российский посол.

Посол России

    Почти мгновенное (в течении недели) назначение Чрезвычайным и полномочным послом РФ в РБ Бориса Грызлова продемонстрировало, что в наступающем 2022 году белорусский политический кризис для Москвы будет носить первостепенный характер, вполне сопоставимый с украинской проблемой.

    Назначение в Минск Б. Грызлова говорит о том, что время дипломатии в отношении политического режима А. Лукашенко закончилось. Напомним, что до последних дней текущего года посольство в Минске возглавлял кадровый дипломат (Евгений Лукьянов) с солидным опытом работы в одной из самых проблемных для России стран Евросоюза - Латвии.  Е. Лукьянов проводил в отношении руководства страны пребывания политику присутствия и невмешательства во внутренние дела члена Союзного государства, что косвенно и негативно сказалось на судьбе арестованных в РБ граждан РФ. Очень пассивная и закрытая позиция должна была исключить любое недовольство со стороны А. Лукашенко в преддверии начала реальной российско-белорусской интеграции.

    Хотя, если говорить об интеграции, то тогда в Минске был бы нужнее Дм. Мезенцев, который вполне мог бы ратовать за вхождение России в состав Беларуси «под руку» А. Лукашенко.

    Появление Б. Грызлова в Минске можно считать плохим знаком, как для Москвы, так и для Минска. Грызлов – специалист по решению внешнеполитических конфликтов, обладающий собственной харизмой и медийным статусом, что косвенно свидетельствует о том, что кризис в отношениях между руководствами двух стран – учредителей Союзного государства, неизбежен.  Москва заранее подтягивает к «фронту» опытных генералов, способных действовать в критической ситуации.  Фактически можно говорить о кризисном менеджере…

    Обращает на себя внимание скорость назначения нового посла, которое состоялось буквально за полторы недели до саммита СНГ в Санкт-Петербурге, хотя было бы логичным обсудить ротацию российского посла 29 декабря, на встрече В. Путина и А. Лукашенко.  Однако, ждать не стали, что говорит о том, что Москва настроена максимально быстро установить непосредственное и очное кураторство над белорусским кризисом в преддверии конституционного референдума.

    Если бы нового посла в Беларусь не утвердили до конца декабря, то Государственная Дума смогла бы вернуться к данному вопросу не ранее середины января.  До белорусского конституционного референдума останется от силы пять недель.  Как всегда, досидели до конца, если не до нового кризиса…

    Кремль не заинтересован в продолжении белорусского политического кризиса в преддверии собственных непростых 2022-2024 годов и видит решение проблемы в конституционном формате.  Но времени уже нет…

Референдум

    История с белорусским конституционным референдумом 2022 года со временем станет классическим примером того, как авторитарный режим в момент своего распада сам роет себе могилу.  Дело в том, что появление идеи новой конституции и конституционного референдума является ничем иным, как индикатором того, что транзит власти идет и это процесс развивается совершенно объективно и вне контроля белорусских властей.  

    Прежде всего необходимо напомнить, что референдум был уступкой А. Лукашенко народным выступлениям в августе 2020 года. Ведь, если исходить из постулатов белорусской пропаганды, то никакого референдума не должно быть в принципе.  Власти объявили о полной победе А. Лукашенко в 81% голосов избирателей, что подразумевает народный триумф и полную поддержку населения. На этом фоне идея Новой Конституции в номенклатурном формате выглядела не очень логичной, а по сути, стала очень напоминать политическую игру М. Горбачева, который с конца 1980-х годов, убедившись в провале затеянной им Перестройки, стал постепенно дистанцироваться от КПСС в пользу создания президентского поста. В итоге, как мы помним, власть первый и последний президент СССР все равно не удержал, как и страну.

    Вступив в конституционный процесс, А. Лукашенко фактически признал, что выборы 2020 года он проиграл и править взбунтовавшейся страной по-старому он уже не в силах.  Белорусскому руководителю нужен новый формат правления и новая легитимность.  Понятно, что если бы у А. Лукашенко действительно были бы 81% голосов белорусских избирателей, то ни о каком референдуме и речи бы не было. В итоге, А. Лукашенко, как и когда-то М. Горбачев, вступил на скользкий путь политического маневрирования, как внутри страны, так и в отношениях с Россией, который его и погубит. 

   Избранный белорусским руководством путь конституционной реформы был тактически верным ходом, позволившим в августе – сентябре 2020 года «отщипнуть» от протестного потенциала самых нестойких. Но стратегически конституционный референдум ничего не решал и не решит, а скорее ускорит транзит власти.

    Прежде всего напомним, что сам А. Лукашенко в конце 1990-х годов не только при помощи референдумов подстроил под себя Конституцию 1994 года, но и в дальнейшем вспоминал об Основном законе только тогда, когда возникала необходимость сослаться на Конституцию для обоснования своих действий. 

   Белорусский политический режим остается авторитарным, что означает одно: сначала воля и желания первого лица, а только потом Конституция.  Так что обращение белорусского президента к конституционному реформированию выглядит по меньшей мере анекдотично, в стиле бродяги – алиментщика, который на старости лет вдруг вспоминает о брошенных детях.

    Сейчас А. Лукашенко пытается спастись или «прикрыться» «бумажкой», что выглядит в общем-то забавно.  Правящая Хунта, развязавшая политический геноцид против белорусского народа, тоже, следом за А. Лукашенко, пытается спрятаться под Новую Конституцию, чтобы уйти от ответственности за террор.   

    И самое главное, в чем ошибается А. Лукашенко: он очень плохой историк, а на самом деле двоечник, так как забыл, что кровавый сталинский террор 1937 года был развязан на фоне действительно очень демократичной «сталинской» Конституции 1936 года.  Так что Конституция сильна только тогда, когда власти и народ живут согласно Основному закону и исполняют его предписания, но это не о Беларуси и Новая Конституция может оказаться политическим бумерангом.

Сценарии

    В отношении Конституционного референдума у белорусских властей есть четыре прямых и косвенных сценария:

1.  Объявить о том, что референдум не состоялся и в силе остается Конституция 1994 года с изменениями, оформленными референдумами. Однако, в этом случае А. Лукашенко продолжит сползание в политическую «черную дыру» нелегитимности, а первый белорусский президент будет играть роль «кирпича» на «шее» белорусского суверенитета.  Политический кризис окончательно потеряет перспективу мирного разрешения, что не устроит Москву.  России будет уготована роль спонсора режима, который, в свою очередь, будет и дальше искать возможность спровоцировать в Восточной Европе кровопролитный конфликт.  Война станет единственной теоретической возможностью для А. Лукашенко вернуть себе легитимность.

2.   Референдум будет объявлен состоявшимся и схема перераспределения власти, включающая в себя Всебелорусское народное собрание и Председателя его президиума, будет считаться легитимной.  Но в этом случае встанет вопрос о досрочных выборах президента страны, в которых А. Лукашенко участвовать уже не будет, что, в свою очередь, сразу открывает еще два сценария:

2.1. А. Лукашенко объявляет досрочные президентские выборы и на пост белорусского президента приходит новый человек (скорее всего, давно всем хорошо известный), а А. Лукашенко перемещается на пост Председателя президиума ВНС.

2.2.  А. Лукашенко, прикрываясь необходимостью провести реформу государственного управления, откладывает проведение президентских выборов на 2025 год.  В принципе, на днях белорусский правитель уже говорил об этом варианте: «Приняв Конституцию… нам придется отстроить систему в стране согласно этой Конституции.  Вот и весь ответ на вопросы: а когда, а что, а выборы досрочные, сверхсрочные и т.д… Выстроить стройную систему управления хозяйствования в экономике и политическую систему, принять основные законы, желательно все законы…» (https://t.me/pul_1/4260).

   Итак, А. Лукашенко уже обещает «уход в кусты».  Что его пугает? Москва…

Российский подход

    Сейчас Москва может всё.  Запад после миграционного кризиса на помощь А. Лукашенко уже не придет. Китай по белорусскому вопросу полностью полагается на Россию.  В белорусскую тему пытается «вползти» Киев, и он привлекает солидную часть белорусской  диаспоры, но  формирующийся украинский вектор  на 90% ориентирован против  России, и если  А. Лукашенко сорвется на конфликт с Москвой, то Украина мгновенно поддержит А. Лукашенко.

    Минск в 2021 году, на фоне перехвата европейского авиалайнера и миграционного кризиса, потерял внешнюю политику и А. Лукашенко осталось только подписывать поздравительные телеграммы в адрес глав государств. В условиях западных санкций А. Лукашенко на 100% зависит от Москвы. При этом напомним, что белорусская тема обсуждалась на двух российско-американских саммитах.

    В сентябре 2020 года российское руководство поддержало конституционную реформу и даже помогло Минску на 1,5 млрд. долларов. Именно Москва будет принимать «домашнее задание» А. Лукашенко.   

    Сценарии № 1 и № 2.2.  вряд ли устроят российское руководство. Они не решают проблему поиска конституционного выхода из белорусского политического кризиса. Мало того, что вышеназванные сценарии не решают вопрос о легитимности белорусской власти, что объективно обесценивает все планы российско-белорусской экономической интеграции, но они затягивают кризис в 2025 год. Москва приложит максимум усилий для исключения белорусского фактора из повестки российского транзита власти.

    Остается сценарий 2.1., что подразумевает досрочные выборы. Именно об этом сетовал А. Лукашенко, говоря, что его постоянно спрашивают о досрочных выборах.  Осталось только узнать, кто так терзает белорусского руководителя?

    В данном случае у А. Лукашенко срабатывает инстинкт самосохранения. Можно предположить, что только сейчас белорусское руководство, пытаясь сохранить А. Лукашенко у власти, начинает понимать, что переиграло само себя.  Это не Новая Конституция, а конституционная ловушка.

Ловушка

    А. Лукашенко в рамках новой Конституции создал новую властную структуру с сознательно непрописанными функциями, но зато поистине космическими правами. ВНС стало некой монархической надстройкой над вполне республиканским белорусскими парламентом, Конституционным судом и Советом министров. Вот нижний «ярус» и должен попасть в руки вновь избранного президента, у которого , в то же время, основные полномочия будут отданы или поставлены под контроль Председателя президиума.

    Сразу скажем, что предложенная система сложная и главный его изъян даже не в том, что, по сути, в Беларуси создается монархия, а в том, что система не будет работать.  Фактически на шею стране, которая и так живет очень тяжело, садится весь старый обанкротившийся коррумпированный режим, который народу и государству придется тянуть на себе, кормить и даже согласовывать все более-менее значимые решения.  

    Но главная проблема будет в том, чтобы страны, которые пока сохранили контакты с Республикой Беларусь, приняли этот конституционную «раковую опухоль». Вот с этим будет главная проблема, так как Беларусь все-таки очень небольшая страна с отрицательным внешнеполитическим имиджем, и вряд ли окружающий мир благосклонно отнесется к попыткам А. Лукашенко закрепить свою власть выстраиванием конституционного термитника.  

    Давайте смоделируем ситуацию: в РБ состоялись досрочные президентские выборы и на посту белорусского президента появился, к примеру, Михаил Мясникович или Франек Вечерка,  Олег Гайдукевич или Анатоль Котов, а то и Вероника Цепкало, а также Наталья Качанова. Не исключено, что ЦИК РБ утвердит в качестве победителя выборов Виктора Лукашенко или Ивана Тертеля, что в принципе вполне вероятно, но все выборы рано или поздно заканчиваются и необходимо налаживать связи с соседями, так как Республика Беларусь, не имея собственных ресурсов, не считая калия, всегда выживала за счет активных внешнеэкономических связей и интеграции.

   Напомним, что Кремль на постсоветском пространстве играет роль легитимизатора всех глав государств. Даже президент Украины В. Зеленский, одержавший победу на президентских выборах 2019 года, стал полноценным президентом только тогда, когда переговорил с президентом России.  

    И вот в результате досрочных выборов в Республике Беларусь появится новый президент. С кем будет вести диалог Москва? Вот с кем будет общаться президент России, как не со своим коллегой? Зачем в этом случае России какой-то Председатель какого-то президиума некоего собрания, члены которого даже не выбираются.  Зачем Москве какое-то Всебелорусское собрание пенсионеров?

   Конечно, президент России будет говорить только с президентом Беларуси. Реальным, легитимным, и по статусу, равному себе.  На этом белорусский транзит власти завершится, что и должен проконтролировать Б. Грызлов.

    Осталось обсудить тактику белорусской оппозиции/эмиграции в противодействии конституционному референдуму, хотя невольно хочется спросить: А зачем мешать шакалу, который сам лезет в западню? Но обсудить все-таки стоит...

 

А. Суздальцев, Москва, 26.12.2021