Завершая 2021 год. Часть II

Все хотят мира только при условии капитуляции противника. Леонид Леонидов
 

    А. Лукашенко, посещая 15 декабря 2021 года город Витебск, заявил: «Моя задача - не допустить войны…». (https://t.me/pul_1/4181) Жаль, что белорусский руководитель не указал методы и приемы, которые позволят ему решать проблемы войны и мира. Причем, не очень понятно, в каких масштабах А. Лукашенко готов взять на себя ответственность за сохранение мира – межстрановых, региональных или глобальных.

    Кто-то скажет, что у А. Лукашенко есть опыт миротворца, так как единственный документ, призванный урегулировать украинский кризис, был подписан в феврале 2015 года в Минске. Отсюда и активно распространяемый несколько лет  В. Макеем концепт «Беларусь – донор региональной безопасности».  

    Однако, имея шесть лет у себя, в рамках Минских соглашений, переговорную «площадку», А. Лукашенко никак себя не проявил в качестве модератора диалога, что сам и признал, выступая 11 февраля текущего года с докладом на Всебелорусском народном собрании: «Чего только стоит пятилетняя работа трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации на юго-востоке Украины. Да, многое не сделали, но, как раньше, люди тысячами не гибнут. Война приостановлена. Да, это в основном не наша заслуга, но и наша капля, наша доля в прекращении этой бойни есть. (https://president.gov.by/ru/events/shestoe-vsebelorusskoe-narodnoe-sobranie).

    Итак, можно говорить только о белорусской «капле», скорее кофейной, и не более.

    Что еще? Где еще хотя бы какие-то достижения А. Лукашенко на международной арене? А их просто нет.

Международный феномен

    А. Лукашенко, в силу собственных представлений о системе международных отношений, а также об основных факторах, влияющих на политическую ситуацию в Восточной Европе, представляет из себя своеобразный феномен. Находясь больше четверти века во главе среднего по размерам европейского государства и располагая все эти годы колоссальной политической, экономической и военной поддержкой со стороны России, А. Лукашенко так и не смог стать субъектом даже региональной политики.

    Давайте перечислим «друзей» А. Лукашенко, которых он принимал в Минске или ездил к ним в гости (Россию не трогаем, так как не может быть дружба между кредитором и должником). Сейчас среди друзей А. Лукашенко можно назвать президента Таджикистана Э. Рахмона и, только в определенной степени, президента Азербайджана И. Алиева, который понимает токсичность современного Минска. Между прочим, А. Лукашенко считается другом семьи главы Азербайджана. Пожалуй, всё!

    Кто-то скажет, что у А. Лукашенко в друзьях председатель КНР Си Цзиньпин, но это не так. Лидер Китая дружелюбен со всеми, но с августа 2020 года мы слышим о «великой дружбе» Китая и Беларуси только со слов А. Лукашенко. Пекин первым признал итоги голосования в версии белорусского ЦИКа (Россия признала второй) и исчез из белорусского кризиса, что понятно. Там, где «пахнет» санкциями, Китая не будет.

    Был еще друг Уго Чавес, который даже приезжал в Минск, где поразил женскую часть белорусского истеблишмента каким-то латино-ядерным темпераментом, на фоне которого А. Лукашенко выглядел усталым стариком-колхозником. Но Чавес умер, а с его приемником А. Лукашенко не сошелся, так как Минск отказался вернуть (скорее уклонился) нефтяной долг. До настоящего времени уже В. Шейман, от лица А. Лукашенко, пытается урегулировать финансовые проблемы между Минском и Каракасом, но пока безрезультатно.

   Были еще «друзья», которые уже вышли в политический «тираж» - П. Порошенко, с которым у А. Лукашенко не было секретов, что понятно – два олигарха прекрасно понимали друг друга. Другом белорусского руководителя считался и военный преступник М. Саакашвили – организатор убийства более сорока российских миротворцев. А. Лукашенко в июле 2010 года встречался с М. Саакашвили в тогда еще украинском Крыму. Эта встреча была уже после августовской войны 2008 года.  А 8 апреля 2019 года А. Лукашенко признал дружбу с экс-президентом Грузии: «Но я вам скажу от жизни: у нас с Порошенко был когда-то общий друг — это Михаил Саакашвили» (https://www.rbc.ru/politics/08/04/2019/5cab28ad9a7947c1cb9abe10).  Как говорится, «таких друзей иметь - врагов не надо…»

    Несколько визитов в Минск осуществил и экс-президент Молдовы Игорь Додон, который в своей внутренней и внешней политике зарекомендовал себя ловким демагогом, в чем был очень похож на А. Лукашенко, что в итоге привело И. Додона к поражению на очередных выборах.

    За два месяца до президентских выборов 2020 года в Минске А. Лукашенко принимал премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, но дружба между ними как-то не заладилась, хотя белорусский руководитель исправно шлет в Будапешт поздравительные телеграммы. В Европе у А. Лукашенко нет ни одного «друга».

    Но есть один очень активный и значимый персонаж современной мировой политики, который очень нужен А. Лукашенко – это президент Турции Р. Эрдоган.  В ноябре 2016 года, когда А. Лукашенко был все-таки относительно легитимен, президент Турции посетил Минск и даже открыл в белорусской столице Соборную мечеть, что пригодилось в период миграционного кризиса.  Стоит отметить, что А. Лукашенко в тот период был очень обнадежен перспективами развития отношений с Анкарой, рассчитывая в контактах с Эрдоганом обойти В. Путина.

    Но сказать, что после 2016 года в белорусско-турецких отношениях начался  экономический и политический бум, нельзя. Турция стала надежным партнером белорусского контрабандного терминала и неоднократно, когда Россия перекрывала доступ на свой рынок турецких томатов, направляла свой плодовоовощной товар с белорусского направления. В феврале 2019 году на российско-белорусской границе были перехвачены две или три фуры с «белорусскими» грунтовыми (!) и очень спелыми томатами.  Таких случаев было великое множество.

    В 2019 году А. Лукашенко посетил Анкару, где его встретил кортеж из конной кавалерии. Этот сюжет надолго прописался на белорусском экране, но потом пришел 2020 год и только в мае 2021 года между двумя президентами состоялся телефонный разговор.  На этом турецкий «вектор» белорусской внешней политики застопорился, хотя один «узелок» белорусско-турецких отношений, с учетом коммуникаций между Минском и Баку, мог бы проявиться по вопросу о Нагорном Карабахе. Но, видимо в Минске не нашли политическую формулу взаимоотношений с Арменией. 

Возрождение БССР

    К концу 2021 года стало совершенно ясно, что А. Лукашенко близок к статусу Ким Чен Ына. Беларусь под санкциями, внешние связи блокированы, В. Макей на встрече в Стокгольме создает иллюзию «интереса» к Беларуси.  А. Лукашенко некому даже позвонить, кроме президента России…

    Обратим внимание на то, что разруливали миграционный кризис не Беларусь и Польша с Литвой, а Россия с Германией, и как не носилась белорусская пропаганда с двумя звонками А. Меркель, конвертировать два контакта на высшем уровне в признание шестого президентского срока А. Лукашенко у Минска не получилось. Страна не просто осталась без внешней политики, ее для Запада просто нет. Беларусь игнорируют.

    В принципе, Минск, который сейчас все свои надежды на выживание связывает с российскими деньгами, мог бы демонстративно, как говорится, «плюнуть» на «стену», которая выросла со стороны Евросоюза. Но тогда Беларуси придется расстаться со статусом транзитной страны и это только начало. Есть еще целый ряд факторов, включая международную финансовую систему, из которой республику практически вышвырнули.   

    В любом случае, в настоящее время, если Запад что-то хочет от Минска, то он обращается к Москве. Это стало политической реальности, что в свою очередь говорит о том, что сейчас Беларусь чем-то похожа на союзную республику времен СССР. К примеру, Вена в ноябре 2021 года сделала попытку создать переговорный «треугольник» по белорусской проблеме без Москвы. Затея не удалась.  

Откуда оптимизм?

    А. Лукашенко остро чувствует международную изоляцию, которая его не только раздражает, но и унижает. Но при этом белорусское руководство упорно не хочет признать то, что правящий в республике политический режим находится в «колее», которая ведет к политическому и экономическому краху.  Это какая-то «гонка на вагонетках» в стиле Индианы Джонс, где каждый «перекресток» только усугубляет ситуацию. Прежде всего напомним, что стартом были итоги президентских выборов 2020 года, следом репрессии против населения, в 2021 году – перехват европейского пассажирского авиалайнера и развязанная Минском миграционная война. Естественно, сейчас от всего это белорусское руководство отказывается и оправдывается, но «вагонетку» уже не остановить... 

    Но главное в том, что после миграционного кризиса говорить о Беларуси, как доноре безопасности, может только сумасшедший.

    В первой части данной статьи мы уже отмечали склонность А. Лукашенко фантазировать в отношении складывающейся международной обстановки. Белорусский руководитель, как правило, убеждает сам себя в том, что ему в очередной раз, используя глобальные противоречия и балансируя между Евросоюзом и Россией, удастся выкрутится и даже получить новые возможности для легитимизации своей власти.

    Нам придется еще раз обратиться к формулировке грядущего будущего в интерпретации А. Лукашенко, которую мы уже приводили выше: «Об этом мы будем говорить в январе, еще многое поменяется. Пусть за этот месяц, но еще многое увидите, многое поменяется, многое мы увидим, увидим эту развязку от Черного до Балтийского моря, к чему придем… Поэтому какие-то развязки я думаю будут и после Нового года» (https://t.me/pul_1/4126).

На что надеется А. Лукашенко?

    Итак, на что надеется А. Лукашенко? Что должно помочь ему взломать международную изоляцию и даже вернуться на мировую арену «победителем»?

    Еще раз напомним, что миграционный кризис завершился после окрика из Москвы. 7 декабря на переговорах с президентом США российской стороной было подтверждено, что мигранты покидают Беларусь. Попутно тема с мигрантами «сгорела» на российских федеральных каналах, где уже не говорят о 0,5 млрд. долларов США, которые хотел бы под «тему» о мигрантах получить А. Лукашенко, исчезли упоминания о «гуманитарных коридорах» и перестали лить «крокодиловые слезы» о судьбе беженцев, уехавших из своих «разбомбленных» лет двадцать назад стран и т.д. Миграционный кризис – очевидное поражение правящего в Беларуси режима, от которого он уже вряд ли оправится, не говоря уже о том, чтобы снова попытаться устроить конфликт на границе.

    Тогда остается одно: А. Лукашенко делает ставку на российско-украинскую войну.

Противостояние РФ и Запада

    По «старой» украинской традиции два раза в год – весной и осенью, с подачи ВСУ, СБУ и украинского истеблишмента в украинском медиа пространстве начинают просто иступлено ждать «агрессии» России. Так было в прошлом 2020 году, в 2019, 2018 и т.д. Все происходит по выверенным лекалам: начинается информационная война, к которой тут же присоединяется Европа и США, Россия отплёвывается и оправдывается, Москве угрожают новыми санкциями, чтобы потом стороны расходились по «углам» международной арены. Можно сказать, что схема вполне отработана.

Реплика

    Стоит напомнить, что тема обязательного и запланированного вторжения России в страны Восточной Европы давно стало не только частью государственной идеологии стран Восточной и даже Центральной Европы, но и основой своеобразного местного культа, призванного, с одной стороны, продемонстрировать статус «жертвы», ждущей поддержки и помощи со стороны Евросоюза, НАТО и США, а с другой стороны - своеобразным доказательством особой привлекательности европейских стран Прибалтики, Украины и той же Беларуси для «азиатской» России.   По формуле украинского, да и белорусского национализма, «дикая» Россия должна обязательно желать и стремиться овладеть Украиной, как, впрочем, и Беларусью.  

Кризис 2021 года. Весна

    Возвращаясь к традиционной «агрессии» со стороны России, необходимо напомнить, что обычно, к летнему отпускному сезону и к Новому году в Киеве истерика затухает, чтобы потом, через 3-4 месяца, снова возобновиться. Однако всегда в очередном циклическом кризисе о «несомненной агрессии России» в той или иной степени присутствовал Донбасс и многочисленные сценарии о его «освобождении». Как правило, все сценариями и заканчивалось.

    Но в 2021 году, на фоне достроенного газопровода «Северный поток-2», все как-то обострилось. Прежде всего, Москва впервые стала отвечать. К примеру, в марте 2021 года в украинских СМИ началась уже традиционная истерика, подкрепленная различными «аналитическими» статьями о том, как уничтожить ДНР и ЛНР. На этом фоне к середине апреля у линии разграничения в Донбассе оказалось 2/3 ВСУ и вроде как все было готово к тому, чтобы, начав боевые действия, прорваться к российско-украинской границе и приступить к карательной операции.

    Однако Россия в ответ, во второй половине апреля, объявив учения, демонстративно подтянула к границе свои войска, что тут же вызвало истерику, как в Киеве, где мгновенно забыли о планах наступления на Донбассе, так и на Западе. На этом фоне и состоялась встреча Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве (16 июня 2021 года). После встречи кризис закончился, но через неделю А. Лукашенко объявил миграционную войну в Бресте (сейчас белорусский руководитель «не помнит» о своих угрозах Западу открыть границу с ЕС для беженцев).

Кризис 2021 года. Осень

    Осенью 2021 года впервые кризис начался не из Киева, а из Вашингтона, где озабоченность в отношении полностью готового к эксплуатации газопровода «Северный поток-2» подменили возмущением и негодованием: обнаружилось, что российские войска не только стоят на месте, а еще активно передвигаются по территории своей страны. Оказалось, что это страшное преступление и, видимо, увольнение солдат из части на выходные где-нибудь в Смоленске необходимо согласовывать с Пентагоном (?). Только на втором этапе к информационной войне присоединился Киев.

    На взгляд автора этих строк, инициатива Запада в разжигании осеннего, 2021 года, российско-украинского кризиса, носит экономический характер. В преддверии вероятно холодной зимы Запад использует кризис для давления на Москву, косвенно требуя снижения цены на российский газ. Напомним, что на европейских площадках цена газа подходит к 2000 долларов за тысячу куб. метров.  Попутно, учитывая, что газопровод «Северный поток-2» находится на бесконечной сертификации, планировалось, что основной поток газа пойдет по украинской ГТС, что позволит Киеву заработать дополнительные деньги, а МВФ и Евросоюзу не потребуется в очередной раз выручать Украину из традиционного дефолта.

    Так что в том, что А. Лукашенко за ноябрь – декабрь текущего года трижды угрожал перекрыть газовый транзит в ЕС, нет ничего удивительного. Белорусский руководитель уловил «газовый привкус» украинского кризиса осени 2021 года и попытался «вклиниться» в конфликт.

    Однако Москва продемонстрировала, что все эти игры вокруг Киева ей надоели.

Москва: «красные линии»

    Не скажем, что Кремль кардинально поменял политику в отношении Украины, но то, что она стала менее гибкой, совершенно очевидно.  Прежде всего, Москва отказалась от каких-либо диалогов с Киевом, В. Зеленский для нее является недоговороспособной и несамостоятельной фигурой. Фактически Кремль игнорирует нынешнего украинского президента.

    Кроме того, Москва поставила «красную линию» в отношении вступления Украины в НАТО. Для России, как вступление Киева в Североатлантический блок, так и размещение на украинской территории войск альянса неприемлемо совершенно в том же формате, как если бы РФ снова разместила свои ракеты на Кубе.

    Напомним, что Москва в 1962 году ответила на появление в Турции американских ракет «Атлас» выдвижением своих ракет среднего радиуса действия на остров Свободы. Фактически Россия предостерегает Запад от повторения Карибского кризиса в Европе. Понятно, что мнение самой Украины, которой выпадает роль «непотопляемого авианосца» в Третьей мировой войне, вообще никого не интересует.

    Появилась еще одна российская «красная линия», связанная с судьбой Донбасса, где быстро растет группа проживающих в ДНР и ЛНР граждан России. Россия приступила к интеграции экономик самопровозглашенных республик в российскую экономику. Москва неоднократно предупреждала, что попытки Киева использовать силу для «освобождения» Донбасса гарантируют ликвидацию украинской государственности. 

    Понятно, что российские «красные линии» вызвали, как на Западе, так и на Украине, крайне негативную реакцию, но альтернативой могла быть только война. Воевать, конечно, никто не хотел и не хочет. Расчет был на то, что Москва откажется от поддержки Донбасса, обеспечит Евросоюз газом по символической цене и приступит к обсуждению судьбы Крыма.

   Однако в итоге обнаружилось, а затем и подтвердилось уже во время российско-американского онлайн саммита 7 декабря, что Москва уступать не будет. В ответ Президент США, а следом и НАТО, подтвердили, что в случае вооруженного конфликта между Украиной и Россией, НАТО в нем участвовать не будет, а выставит против Москвы новые санкции. Итак, Зеленский оказался в роли Саакашвили (август 2008 года).

    Однако, эскалация российско-западного кризиса не остановлена. Через десять дней после российско-американского саммита, 17 декабря 2021 года МИД РФ опубликовал проекты договоров с США о гарантиях безопасности, куда вошли все вышеуказанные «красные линии» и даже больше: Москва потребовала от НАТО отказаться от планов присоединения бывших республик СССР к Североатлантическому блоку и использования территорий постсоветских стран для размещения своих подразделений и техники.  Срок реагирования на данные документы, которые уже начали называть «Ультиматумом Сергея Рябкова» – 14 января. Возможно, что А. Лукашенко что-то знал о готовящемся документе? Хотя, это маловероятно.

Будет ли война?

    Война будет, если ВСУ начнут операцию по «освобождению» Донбасса. Если украинские войска взломают оборону ДНР и ЛНР, то Россия ответит в «сирийском формате» - точечными ударами по штабам и аэродромам, а также массированным ракетно-бомбовым ударом по скоплениям украинских войск и техники. Причем, в этом случае Москва будет игнорировать обещанные новые санкции ЕС и США. Вот именно этого конфликта и ждет А. Лукашенко.

    Белорусский руководитель страстно мечтает вернуть себе статус регионального «донора безопасности» и буквально жаждет вновь стать столь нужным для всех сторон, замешанных в конфликте, как в 2015 году. Понятно, что в этом случае вопрос о признании шестого президентского срока А. Лукашенко отпал бы сам собой.

    Но есть еще дополнительные и очень важные для Минска дивиденды, которые он бы хотел получить от конфликта Москвы и Киева. В частности, введение новых санкций способствовало бы изоляции России и в Минске вновь, как в 2015 году, предложили бы Беларусь в роли «шлюза» между Западом и РФ. Это стало бы победой А. Лукашенко, который, как истинный лимитроф, готов десятками лет балансировать на грани ракетно-ядерной войны.

    Так что А. Лукашенко затаился и ждет своего момента, хотя, когда вопрос о судьбе Украины в руках Вашингтона и Москвы, войны скорее всего не будет.  

   Но, при этом, мы должны учитывать то, что В. Путин, даже если Киев начнет операцию на Донбассе, будет уклоняться от войны до последнего момента и А. Лукашенко в этом случае рискует сотворить фальстарт, чем дискредитирует себя.

    Но если войны не будет, как А. Лукашенко получить признание на Западе и деньги от России? А ведь именно на такой цирковой номер его подталкивает складывающаяся ситуация в экономике РБ.

Что ждать от новогоднего российско-белорусского саммита?

   Напомним одно из самых проверенных правил диалога между Москвой и Минском: «Лукашенко прилетает в Россию только за деньгами». Так что и в ближайшие дни А. Лукашенко явится на кремлевскую елку за новогодними миллиардами долларов.

   Но деньги надо отрабатывать. Что будет в портфеле А. Лукашенко? Снова картошка и сало?

   Миграционный кризис, который развернул белорусский руководитель, едва не закончился на границах НАТО кровавым конфликтом с участием России. С учетом того, что Россия находится в крайне сложных отношениях с Евросоюзом и на первоначальном этапе Москва с большим сочувствием относилась к натиску мигрантов из РБ на европейские границы, но Россия не была заказчиком этой «гибридной» миграционной войны. В итоге А. Лукашенко остался один на один со своими беженцами.

   Информационная компания в отношении НАТО, угрозы разместить на территории Беларуси российское ядерное оружие и обещания А. Лукашенко политически и юридически поддержать Москву в случае «агрессии Украины» против России на самом деле выглядят форменным издевательством.  Понятно, что, если бы действительно России потребовалось вернуть ядерное оружие на территорию Беларуси, А. Лукашенко потребовал бы по меньшей мере полностью взять республику на довольствие России. Остальное можно отнести к пустой болтовне.

   Обещания А. Лукашенко прибыть в Крым, включая Севастополь, и на месте признать полуостров частью России выглядят крайне неубедительно. Белорусский руководитель шагу не ступит в сторону России без предоплаты. Причем совершенно необязательно, что, получив деньги, А. Лукашенко выполнит обещанное. Такого рода «векселями» переполнен не только процесс российско-белорусской интеграции, но и союзные отношения в рамках Союзного государства. Цена признания Крыма может очень удивить Кремль.

    Единственное, что мог бы выложить А. Лукашенко на стол перед В. Путиным и реально за это просить финансовой поддержки – список союзных программ, полностью согласованных 4 ноября текущего года и прошедших так называемую «гармонизацию». Однако до настоящего момента ни одна из 28 программ не только не «гармонизирована», но союзные программы даже не опубликованы.

   Тем не менее, в белорусском Совмине плодят какие-то планы «стабилизации» белорусской экономики за счет российского бюджета, высчитывая до рубля, сколько Минску «должна компенсировать» Россия.  Причем, напомним, что аппетиты Минска на российский бюджет поистине космические.  Однако далеко не факт, что эти финансовые запросы Москва удовлетворит.

   Что, как говорится, в «сухом остатке»? Конституционный референдум. Но об этом стоит поговорить отдельно.

                                                                                             Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 19.12.2021