Замкнутый круг

Выйти из замкнутого круга можно… разомкнув старые объятия. В. Божедай

    А. Лукашенко 21 июня, вспомнив о белорусской оппозиции/эмиграции, в очередной раз провозгласил её кончину: «Побежали за границу, а сегодня 95% (они уже пишут открыто) хотят назад вернуться: «Вот, если бы Александр Григорьевич простил и открыл границу…» 95% вернулось бы. Я не против: кто в тюрьму, кто куда – кто что заслужил» (https://www.gazeta.ru/politics/news/2022/06/21/17975732.shtml).

    Никаких доказательств того, что белорусские политические эмигранты (95%) буквально заваливают А. Лукашенко письмами с просьбами разрешить им вернуться, белорусское руководство не представило, но А. Лукашенко не в первый раз говорит об очереди «раскаявшихся беглых». Это старый информационный метод, еще от доктора Геббельса: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».

Реплика

    К примеру, уже не первый раз белорусские «эксперты», командированные на российские федеральные телевизионные каналы, упорно и безнаказанно повторяют ложь о ракетном обстреле Беларуси. Расчет примитивный, но эффективный. Со временем вся Россия будет уверена, что А. Лукашенко несет потери в спецоперации российских войск на Украине, которые нужно компенсировать деньгами и системами ПВО.  

Политические йети

    Понятно, рассказывая о «кающихся» оппозиционерах, А. Лукашенко, как всегда, занимается политическим кокетством, но в этой мечте белорусского вождя о том, как оппозиция придет к нему с повинной головой, есть свой политический смысл. Публичное раскаяние оппонентов режима было бы идеальный решением проблемы легитимности шестого срока А. Лукашенко.  Следом президентство А. Лукашенко признали бы и страны ЕС… Так что белорусский руководитель и дальше будет повторять ложь о просьбах со стороны оппозиции пустить их страну, рассчитывая, что в итоге это приведет к расколу политических противников.  

    Но что интересно, мечты А. Лукашенко о признавшей «свою вину» оппозиции удивительным образом сочетаются с угрозами в адрес оппонентов. Месяц назад в белорусском информационном пространстве появилась информация о спецоперации белорусских органов «Зонтик» (название, конечно, примитивное), в рамках которой в Варшаве и Вильнюсе планировались захваты лидеров белорусской оппозиции и вывоз их в Минск. Понятно, что это все из сферы фантастики, так как никто не сомневается в присутствии сотрудников белорусских спецслужб в столицах Польши и Литвы, а также Украины, но ведь за лидерами белорусской оппозиции присматривают их коллеги из местных «органов». Угрозы, прямо скажем, какие-то детские, в стиле сельской дискотеки…  

     Зачем все это? Игры в шпионов и диверсантов, «раскаявшихся» и «рыдающих», какие-то угрозы и предупреждения… С одной стороны, вроде есть несомненный профессионализм карательных органов, они действительно наловчились просеивать огромные массы населения, прежде всего в Минске, и вытягивать активистов Сопротивления, правда некоторых уже в третий раз. Иными словами, спецслужбы идут по кругу…

    С другой стороны, неужели белорусская оппозиция столь опасна для А. Лукашенко или мы сталкиваемся с какой-то традицией, поиском лешего в лесу, кикиморы в болоте или домового под радиатором центрального отопления? В общем, какие-то политические йети … А. Лукашенко ищет оппозицию, а её нет.

Оппозиция авторитаризма

    На первый взгляд, то, что происходит с белорусской оппозицией, можно назвать политическим феноменом. После 2020 года лидеры и огромная часть постоянного актива оппозиции почти в полном составе были вынуждена покинуть республику.  Впервые в истории противостояния белорусского политического режима и его оппонентов понятие «оппозиция» и «эмиграция» совпали. В Беларуси, прежде всего в Минске, остались сторонники уже виртуальных политических партий, которые растворились в активе Сопротивления. Но к Сопротивлению мы еще вернемся.  

     Главное то, что оппозиционные партии и движения в Беларуси практически исчезли. Их активисты в эмиграции, разбавив новую волну – участников и организаторов протестных маршей 2020 года, перегруппировались в различного рода структуры.  В Беларуси практически никого не осталось.  

    Сразу скажем, что так бывает, но не часто.  Обычному авторитарному режиму в расцвете, так сказать, своей власти и ощущающему поддержку электората, оппозиция нужна в качестве легитимизатора, постоянно проигрывающий диктатору на выборах. Кроме того, нужны «городские сумасшедшие», над которыми можно издеваться, делать из них мишень для провластных СМИ, приучая население, что победить вождя невозможно. Белорусская оппозиция данную роль в рамках авторитарного режима А. Лукашенко выполнила блестяще – за почти три десятка лет она провалило все, что можно, а в августе 2020 года умудрилась провалить то, что вообще провалить было уже невозможно.  Можно сказать, что белорусская оппозиция невероятными усилиями спасла режим А. Лукашенко. Почему? Да просто потому, что эта оппозиция авторитаризма.

     Напомним, что режим Франциско Франко просуществовал до его кончины и до 1975 году в Испании приводились в исполнение смертные приговоры. Оппозиция Франко существовала за рубежом, в стране действовало подполье, за которым шла охота. Режим Франко ушел вместе со своими сторонниками и оппонентами. Король Хуан Карлос отстоял единство страны и провел демократические преобразования. К власти пришли совершенно новые люди, но часть подполья вошла в политическую элиту, но не оппозиция. Это важно, авторитарный режим идет в могилу вместе с авторитарной оппозицией.  Это взаимосвязанные системы.

    Обратите внимание не белорусскую оппозицию – она полностью «зеркалит» власть. Вожди, чье политическое выживание зависит от финансовых потоков (аналог Лукашенко), концентрация в одних руках ресурсов, отсутствие ротации, подавление (выдавливание или блокирование, как прокаженных) критиков существующего положения в оппозиции, шпиономания и развешивание ярлыков «предатели» и «агентура», сакральный подход к Западу и наемничество…  Оппозиция не может жить без режима А. Лукашенко, он их фактически кормит, без него им придется иметь дело с народом и не факт, что белорусский народ оппозицию примет, а не припомнит 2020 года.

    Однако, если оппоненты режима на политической арене уже отсутствует (кто сейчас в Минске, к примеру, вспоминает о Светлане Тихановской), то это является индикатором того, что авторитарный режим засиделся, этап его распада закончился и он выживает только за счет внешнеполитической конъюнктуры. Впрочем, в точно таком же состоянии находится и сама белорусская оппозиция, она тоже чутко ловит изменения международного климата.

    Ситуация поменялась, но даже белорусские власти этого не поняли. Понятно, что А. Лукашенко не может жить без внутренних врагов, но вот беда, все враги оказались за рубежом. Сейчас это не оппозиция, а диссиденты, у которых в Беларуси ничего не осталось. Да и в Минске уже не чистый авторитарный режим, а хунта с огромными возможностями и полномочиями – Беларусь уходит в тоталитарный формат (?). Если в Беларуси будет создана правящая партия с политбюро, то не исключено.

    Может ли авторитарная оппозиция взять власть? Нет, в принципе не может.

Почему?

   Дело не в выборах. Нужен был ужас 2020 года, чтобы понять бессмысленность игры по правилам белорусских властей, идиотизм штаба В. Бабарико, вылизывающих каждую подпись, усилия юристов, готовящих документы для ЦИК.  Пришла Лидия Ермошина и просто выпихнула из круга кандидатов несомненных лидеров…

    Проблема в том, что оппозиция не может воевать сама с собой. Отсюда в 2020 – 2021 годах постоянные призывы к А. Лукашенко сесть за стол переговоров (2020-2021 гг.), мечты о заговорах и мятежах, обращения к внешним силам, которые «должны и обязаны» решить судьбу режима А. Лукашенко и посадить оппозиционных лидеров на вершину власти в Беларуси. Вот сейчас надеются на киевских националистов…

    Надеются, ждут, живут в режиме «Домино» — вот сейчас смели президента и его клан в Шри-Ланке, а в Варшаве и Вильнюсе гадают, не отразится ли восстание на далеком острове в Индийском океане на ситуации в Восточной Европе. До этого, на примере выступлений в Нукусе (Узбекистан) ожидали, что «поднимется вся Центральная Азия» и Россия получит против себя еще один фронт – уже Восточный.  Оппозиция надеется на Запад, а Лукашенко – на Россию, оппозиция просит деньги у Евросоюза, а Минск у В. Путина.  Белорусские власти и их оппоненты существуют и выживают в одной и той же системе координат. Иными словами, белорусская оппозиция не является субъектом политики в регионе. Зато эмиграция вполне профессиональна в пропаганде и неплохо подсвечивает «заказчику» цели и мишени на внешней арене. Сейчас в качестве мишени - Москва.   Минск никого не интересует. «Скрипач не нужен»…

Спонсоры и заказчики

    К сожалению, Беларусь в Восточной Европе выполняет роль Мьянмы в Юго-Восточной власти: есть сочувствие, но поддержки не будет. Нет интереса к стране. А если страна не нужна, то зачем стимулировать в ней перемены?

    Западу А. Лукашенко был всегда выгоден, автор этих строк неоднократно отмечал, что для Вашингтона и ЕС А. Лукашенко является идеальным оружием против России, которое Москва сама и оплачивает.

   К примеру, напомним, что за два десятка лет белорусско-российской интеграции так и не продвинулась дальше деклараций и очередной «гармонизации». И это только один фактор, есть и другие.  Но сейчас, на фоне спецоперации российских войск на Украине белорусскому руководителю с Запада ничего не угрожает, о чем уже неоднократно намекали в Киеве. Иллюзий в отношении А. Лукашенко нет, участие Минска в российской спецоперации носит символический характер. Запад прекрасно понимает, что на фоне российско-белорусской войны белорусский вождь  ведет свой бизнес и фактически мародерствует за счет России. Если вдруг А. Лукашенко окажется на стороне Запада, а он, судя по письмам В. Макея, давно готов, финансировать Беларусь придется Евросоюзу. Им это не очень нравится, но и на это можно было бы пойти, если была бы уверенность в победе Украины. Такой уверенности в Европе нет.

Реплика

    Тут придется немного отвлечься на тему победителя в российско-украинском конфликте. В Киеве, а также в среде белорусской эмиграции считается, что победа Украины гарантирована тем, что В. Зеленскому помогают США, НАТО, ЕС и фактически пятьдесят стран Запада. Россия не справится с таким «единым фронтом», она давно перешла к позиционной войне. Но с другой стороны, аргумент с российской стороны зеркальный: «Мы ведем войну не с Украиной, а с пятью десятками стран Запада. И мы все равно, уничтожая западную технику, медленно, но с минимальными потерями продвигаемся на Запад».  

«Второй фронт»

    Украина, к примеру, в формате инициативы хотела бы развернуть на территории Беларуси «второй фронт» против России, но вряд ли в этом заинтересована Польша и НАТО, так как начало реальной партизанской войны в РБ  заставит РФ вернуть свои войска в Беларусь, причем на западные рубежи, где до настоящего времени «тлеет» транзитный кризис с Литвой.

    Итак, со спонсорами у белорусской оппозиции плохо, как и с перспективой въехать в Минск не с Запада, а с юга-востока, по Партизанскому проспекту и не на польском Т-72, а на аналогичном танке Т-72 с украинским флагом. Но к «украинизации» белорусской оппозиции мы еще вернемся.

Системные проблемы

    Понятно, что главная цель белорусской оппозиции, конечно, не власть в республике, где её лидеров, окажись они у власти, ждут проблемы оплаты энергоносителей, деиндустриализации и неизбежного раскола общества по украинскому образцу. Отсюда и поразительная идейная нищета оппонентом режима А. Лукашенко.

    Вот, к примеру, у белорусской оппозиции нет своей государственной идеологии. За тридцать лет так и не была создана научно обоснованная альтернатива авторитарной версии государственной идеологии А. Лукашенко. Возможно ли её создать или хотя бы предложить и обсудить? В рамках авторитарной системы, где  оппозиции отведено свое место,  это сделать невозможно, так как идейная основа и государственного мифа режима А. Лукашенко и идеологических схем, к которым прибегает оппозиции, одна – это национализм. Разница в нюансах: у Лукашенко – этно-государственный национализм, а у оппозиции – этнический национализм. Они не сиамские близнецы, но братья.

    И первая и вторая идеология очень социально узкие, сословные, тоталитарные, не признающие то, что Беларусь сейчас более многонациональная республика, чем России, что доминирующая конфессия в республике – православие. Нет понимая того, что Беларусь – не Советский союз, а типичное лимитрофное государство, которому никто и ничего не должен,  и не стоит имитировать мировую державу. Но ведь хочется…

Реплика

    Стоит обратить внимание на старую оппозиционную традицию – проводить в рамках очередной конференции, конгресса и т.д., обязательную сессию о будущей Беларуси, где участники будут часами спорить о будущей Конституции, системе управления, вступлении в НАТО и ЕС и прочем.   Послушать этот бред можно только один раз, так как все эти камлания с бубном очень похожи на почти идентичные сказки из Дворца. К примеру, до сих пор спорят о сохранении поста президента и превращении Беларуси в парламентскую республику, чем демонстрируют полную потерю памяти и одновременно отсутствие какой-ли юридической и политологической подготовки.

    Напомним, что с 1991 до 1994 года республика жила в парламентском формате, где премьер-министра пинали и унижали в ежедневном режиме, чтобы к 1994 году, поняв, что экономика, а следом и белорусская государственность проваливается, создать пост президента (эволюция функций и полномочий президента тоже имела место).

    Стоит обратить внимание на украинский опыт, где республика несколько раз меняла президентско-парламентскую форму правления на парламентско-президентскую. В итоге Украина так и не вышла из почти тридцатилетнего кризиса, а сейчас рискует потерять или минимум половину территории или всю свою государственность.

    Как Беларусь, так и Украина имеют шляхетское политической прошлое. Республики к моменту объявления независимости потеряли аристократию, не сформировали стабильных элит и вместо работоспособного парламента (мы не приводим в пример эстонский Рийгикогу или польский Сейм, где частично унаследована аристократическая традиция Речи Посполитой) получили типичные шляхетские провинциальные сеймики, где драки среди депутатов стали возрождённой традицией 16-17 веков (хорошо хоть не рубятся кривыми трофейными турецкими саблями).

     В Беларуси, в свое время согласились на диктатора, не довели до конца процедуру импичмента (мол, Россия помешала), а сейчас призывают к парламентской анархии. Чем это закончится, мы знаем: на фоне нового шляхетско-парламентского бардака на трибуну выйдет очередной демагог - разоблачитель кражи ящика с гвоздями, и в той же Беларуси появится Лукашенко-2. Круг в очередной раз замкнется.

     Иными словами, как говорят в анекдоте, если русский будет собирать холодильник, то у него обязательно  получится автомат Калашникова, так и в белорусском формате: как игроков на политическом поле не меняй, гол будет забивать «Лукашенко» (пусть и с другой фамилией).

    Что делать? Сразу скажем, что двигать кровати бессмысленно, надо персонал менять, но, понятно, что никто этого не сделает.  Причина в геополитической ориентации, что поменять невозможно. У А. Лукашенко тоже ничего с этим не получается.

     Как и в государственной идеологии, так и в идеологии оппозиции заложено правило «назло и вопреки», т.е. Беларусь «борется за свой суверенитет» назло России и против Москвы, но при этом на российских ресурсах.  Только в государственном формате статус России, как безусловного спонсора (фактической колонии), маскируется интеграцией, а в оппозиционных идеологических сборниках Россия – враг суверенной Беларуси, но при этом обязана дотировать Беларусь в качестве репараций за многолетнюю поддержку режима А. Лукашенко – опять украинский формат.

     Действительно, такой же идейный расклад сложился на Украине в период президентства В. Януковича.

Украинский формат

    Белорусская оппозиция в политическом развитии во многом повторяет опыт Украины и наоборот. К примеру, в придании национальному языка функции политического инструмента. В современной белорусской оппозиции и речи нет о сохранении двуязычия. Иными словами, повторяется вариант президентских выборов 1994 года, где угрозы со стороны БНФ «усіх прымусім» перейти на белорусский язык, буквально погнали электорат голосовать за А. Лукашенко. Между прочим, БНФ и его наследники за 28 лет так и не признали, что именно они, белорусские националисты, благодаря своей безумной языковой политике, привели А. Лукашенко на пост президента.

    На Украине 23 года, обещая государственный статус русскому языку – родному для почти трети граждан Украины, на всех выборах водили за нос украинских русских и русскоязычных, чтобы потом, в 2014 году совершить переворот, чем разорвали страну.

    Судя по всему, нечто подобное ждет и Беларусь в случае прихода к власти эмиграции. Кто-то скажет, что украинский вариант не пройдет, в Беларуси нет регионов с преобладанием русского населения. На самом деле, такие районы, а не регионы, все таки есть, в Витебской и Могилевской областях, но риск заключается в том, что если, как говорится, смешать порох с алюминиевой пудрой, то рвануть может очень хорошо: гражданская война везде и против всех. 

    Кроме того, как на Украине, так и в Беларуси вся эта свистопляска вокруг национального языка направлена не на его сохранение (элита говорит на английском и живет за рубежом), а на вытеснение русского языка, а вместе с ними местных русских, да и самой России.  Это колея. Этим сейчас занимается Европа и против России идет все, включая язык. В ВСУ команды отдают как на украинском, так и на русском…

Теперь о ВСУ

    В 1990-е годы в белорусских газетах печаталось немало воспоминаний о Беларуси в годы Второй мировой войны, борьбе городского подполья и партизан, жизни людей в те огненные годы. В одной из статей, где пересказывался рассказ женщины, пережившей в Минске оккупацию, даются зарисовки представителей белорусского зарубежья, что прибыли в Минск в обозе вермахта. Эти люди выделялись манерой одеваться и обуваться, качественными рубашками и блузками, белорусским языком с польским акцентом. Работали вернувшиеся эмигранты в различных структурах оккупационной власти, включая редакции газет, а некоторые были организаторами вспомогательной полиции. В общем, они были «обозниками».  Это традиция политической оппозиции в странах Восточной Европы - прибыть в «обозе» очередного похода на Россию, которая берет свое начало не с Яна Мазепы, а даже раньше, в 16-17 века...

     Принцип очень простой: политическая работа строилась не на мобилизации внутренних ресурсов и национальных кадров, а на поиске внешней силы, на «хвосте» которой с максимальным комфортом можно получить власть. Так бандеровцы рассчитывали построить «независимую Украину», выпав из «обоза» вермахта, а до этого на Германию опирался гетман Скоропадский…

    Сейчас, когда Россия воюет практически со всем НАТО, белорусская оппозиция, естественно, приняла самое активное участие в очередном «походе» на Россию.  В очередной раз напомним, что оппоненты режима А. Лукашенко всегда метались перед необходимостью свергнуть белорусский политический режим или включиться в общеевропейскую антироссийскую политику. Обычно побеждал «заказ» Европы и НАТО.  Констатируем факт: белорусская оппозиция реально воюет против России. В данном случае имеется в виду полк им. К. Калиновского, который представляет из себя в первую очередь рекламную группу, которая уже завалила Интернет фото и видео очень воинственных бойцов, обещающих после разгрома России повернуть оружие против А. Лукашенко. Стратегия, конечно, очень интересная, но дошагать придется до Камчатки…

    В качестве иллюстрации напомним, что против А. Лукашенко в 2020 году оппоненты правящего режима использовали надувные шарики и «сердечки», а вот в 2022 году против России в ход пошло стрелковое оружие, минометы и прочее вооружение.

    Объективно, участие белорусской оппозиции в войне против России можно считать фактором позитивным, так как имитация борьбы против А. Лукашенко, признаться, давно надоела: Лукашенко имитирует интеграцию с Россией, а оппозиция борьбу с ним.  Сейчас политический горизонт прояснился, белорусская оппозиция выпадает из любых поствоенных сценариев, касающихся Беларуси, что очищает политическое поле для иных игроков.  Белорусская эмиграция должна утонить вместе с киевским режимом В. Зеленского. Это их выбор.

Антироссийская Беларусь

     Понятно, сделав ставку на Украину, белорусская эмиграция предоставила невероятный подарок А. Лукашенко, который использует данный факт в своем диалоге с Москвой (А. Лукашенко не дает открыть в Беларуси «второй фронт» против России).  И вот тут начинаются проблемы.

     К примеру, по опросам группы А. Вардаматского, сейчас 50%  населения республики поддерживает Украину, что, по идее, должно способствовать росту рейтингу оппозиции в Беларуси. Однако данного процесса почти нет, если не считать рост противников размещения российских войск в Беларуси на 4% (почти статистическая ошибка), но тут скорее заслуга А. Лукашенко. Проблема не в том, что в настоящее время антивоенные и антироссийские настроения преобладают в Беларуси, а в том, что эмиграция не может этим воспользоваться.  Причина проста – белорусская оппозиция не может сформировать политическое движение, она превращается с одной стороны в политическую эмигрантскую секту, а с другой стороны в поставщика наемников. Судьба её печальна и традиционна – она постепенно растворится в европейском уксусе, её лидеры, осядут на Западе, а политическая жизнь в республике будет идти своим непростым и извилистым путем. Неужели нет выхода?

Где выход?

     Выход есть всегда, но он не нарисованный очаг в каморке Папы Карло. Прикинем только часть факторов, которые могли бы изменить ситуацию, то есть не будем раскрывать всю матрицу.

    К примеру, считается, что геополитика против Беларуси. Это страна неинтересна, она без ресурсов, зависит от соседей и без каких-то, скажем так, специфических технологий или традиций – часы с кукушкой мастерить или кильку коптить, коралловые пляжи с пальмами чистить.

    Запад делать витрину перед Россией из Беларуси не будет, из Украины уже пытались, но это бедные страны, объективно тесно связанные с Россией. Прибалтика тоже связана с Россией, но там крохотные государства, которых можно подкармливать без особого ущерба для ЕС.  По этим причинам белорусская оппозиция остается в роли просителя поддержки, включая финансовой и политической. Впрочем, в той же роли просителя находится и Лукашенко. Просто спонсоры разные…

     Что в этом случае делать? Переворачивают «пирамиду» и тогда, как говорится, сами спонсоры будут предлагать помощь всех видов. Как перевернуть?  Как все переворачивали, начиная от Фиделя Кастро (режим Батисты был под полным покровительством США и пользовался огромной помощью Вашингтона), ИРА, курдов, борцов против режима «черных полковников» в Греции и т.д. Помогают тем, кто двигается.

     Может это сделать белорусская эмиграция? Нет. «Пирамиды» переворачивают на Родине, а не в варшавских кофейнях. А у белорусской оппозиции нет своей яхты «Гранма», чтобы высадиться на набережной Свислочи.

     Но есть минское Сопротивление, «партизаны» …

Сопротивление

    В Минске в глубокой «заморозке» больше 30 тысяч активистов – 2-3 дивизии. Эти люди законспирированы, их полевые командиры арестованы и сидят, но эти активисты «первой волны», остальные (до сотни тысяч), поднимутся следом, будут присоединяться на ходу. Но сейчас на поверхности только 2-3 «антенны» - огромный спящий и очень злобный термитник, входы к которому неустанно ищут белорусские спецслужбы, но только зря. До актива глубокого залегания им не добраться. Все, кто когда-то попадал в поле зрения МВД и КГБ, уже отсидели по два раза и ничего не знают.

    Белорусские власти понимают опасность минского Сопротивления, они внимательно отслеживали всю ненависть, причем вооруженную, что выплеснулась в начале января на проспекты и площади Алма-Аты. Можно только представить какой страх и ненависть к Минску испытывает А. Лукашенко, наблюдая единственный белорусский мегаполис из иллюминатора вертолета (окна всех кабинетов А. Лукашенко, включая дворцовый, смотрят во двор). Минск – это огромная мина, которую власти не разминировали и которая может рвануть в любой момент. Никто никому ничего не простил…

    Но эта «мина» не оппозиционная, не эмиграция её заложила, все два года существования Сопротивления Вильнюс и Варшава практически ничем минскому активу не помогали, поддержка была единичной и во многом символичной. Причем, почти всегда, когда какая-либо помощь приходила, следом почти всегда приходили спецслужбы. Дальше аресты и все по карательной «цепочке».  

   В Минске прекрасно знают, что в эмиграции на Сопротивлении пиарятся все, кому не лень: начиная от фантазий о «рельсовой войне» и заканчивая некими операциями, о которых «скоро все узнают». В итоге, в Сопротивлении усвоили несколько правил: поддержки от оппозиции не будет, оппозиция имитирует Сопротивление для получения финансирования, после каждого контакта с оппозицией в Минске начинаются аресты.  В общем, дороги Сопротивления и белорусской оппозиции разошлись и, судя по всему, больше не пересекутся.  

    Но без опоры на Сопротивление эмиграция пуста и бессмысленна. Связи и контакты с Сопротивлением можно и дальше имитировать, но рано или поздно спонсоры поймут, что их обманывают. Не поможет и бесконечный поток пропаганды. У оппозиционных стримов число подключившихся не превышает несколько сотен и продолжает падать. Дальше что?

Выводы

    Белорусская оппозиция может и дальше ждать поражения или распада России, превращая свои мечты в культ ненависти, бесконечно обсуждать будущие реформы, на которые никто и никогда не даст денег, то есть и дальше идти/брести по авторитарному кругу.

    Каждому своё. Кто-то будет и дальше в ресторанах Европы плести интриги, обсуждать мову, флажки и «сердечки», а кто-то без денег и работы, подвергаясь чудовищной опасности в стране, где никто не отменял вековые традиции доносов и предательства, будет вести подпольную работу.  

     Новая оппозиция рождается не в Варшаве, Вильнюсе или в Киеве, а в Минске. Именно она примет участие в диалоге о будущем республики и будет претендовать на власть. Но это будет уже иная пост авторитарная эпоха, замкнутый круг будет прорван.

Андрей Суздальцев, Москва, 10.07.2022