Заметался...

Выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям. Чарльз Дарвин

    А. Лукашенко вернулся с российского Дальнего Востока в прекрасном настроении.  Сейчас, судя по всему, белорусский руководитель считает, что «восточный вектор» полностью отработан, Россия дорожит «единственным союзником» и готова и дальше дотировать Беларусь. Опираясь на «стабильность» в отношениях с Москвой, Минск тут же сделал попытку пробиться к Брюсселю.

    Напомним, что важнейшей частью визита белорусского руководителя на космодром «Восточный» было обсуждение с президентом России ситуации на Украине, перспективы российско-украинских переговоров и ход спецоперации российских войск (12 апреля).  После возвращения из Владивостока, А. Лукашенко выступает в роли чванливого «воспитателя» Москвы, которая все-таки была вынуждена пойти на уступки, которые годами выбивал из нее белорусский руководитель (https://t.me/pul_1/5283).   Но все ли удалось получить от Москвы?

Российско-украинские переговоры

    После стамбульского раунда переговоров российские войска покинули территорию Киевской и Черниговской областей, что привело к появлению украинских войск на украино-белорусской границе. Следом появились и другие, очень негативные для России последствия. Но не только для России…  Одним из итогом переговоров на Босфоре (19 марта) оказалось то, что А. Лукашенко оказался полностью изолирован от российско-украинского переговорного процесса. Это привело Дворец в Минске в состояние истерии, что понятно: зачем все эти игры Беларуси с российско-украинским конфликтом, если в итоге Минск оказывается за «бортом» будущего урегулирования? Правда, не очень понятно, будет ли вообще какое-нибудь урегулирование, но об этом ниже.  

    Целую неделю до визита на российский Дальний Восток А. Лукашенко, а следом и белорусские СМИ, доказывали право белорусского руководителя на полноценное участие в российско-украинских переговорах. Именно поэтому А. Лукашенко на пресс-конференции буквально вытягивал из В. Путина публичную «благодарность» за организацию первых туров переговоров, что должно было, с одной стороны, закрепить или подкрепить за А. Лукашенко образ «миротворца», а с другой стороны, дать белорусскому руководителю право «присесть» за стол переговоров. Однако В. Путин ничего по поводу участия А. Лукашенко в российско-украинском процессе не сказал.

    Любопытно, что после 12 апреля в белорусском медиа пространстве никто уже о «праве» А. Лукашенко на участие в переговорах не вспоминал. В лучшем случае говорили лишь о том, что В. Путин поддерживает продолжение переговоров на белорусской территории.  Тема появления А. Лукашенко на переговорах окончательно сдана в архив? Сомнительно. Слишком большие ставки делает Дворец на белорусское участие в определении будущего не только региона, но и мира… Но почему именно сейчас?

Победа России…

    На встрече 12 апреля (космодром «Восточный») В. Путин подробно проинформировал А. Лукашенко о ходе спецоперации на Украине и перспективах достижения поставленных целей. Озабоченность белорусского руководителя понятна, так как ему необходимо принимать поистине судьбоносные решения. Несомненная победа России позволяет А. Лукашенко воспользоваться чужой победой, которая мгновенно станет «общей победой».  В этом случае А. Лукашенко может рассчитывать на статус «миротворца» и даже относительную легитимность от отдельных стран (к примеру, от поверженной Украины).

    Остается вопрос санкций.  Дело в том, что в марте, когда в США искали варианты прекращения огня на Украине, представители американского истеблишмента неоднократные говорили о том, что как только боевые действия будут прекращены, то «санкции будут активно (!) сниматься». Часть российского политического класса поверили в эти обещания, хотя понятно, что в случае победы Москвы (в России в победе не сомневается) никакого освобождения от санкций не будет. Но это проблема России, так как А. Лукашенко в этом случае будет финансироваться из российского бюджета, т.е. фактически Россия будет оплачивать Беларусь. В принципе, это сейчас и происходит.  Иными словами, в формате проходящей спецоперации, а США считают, что «война на Украине будет долгой», А. Лукашенко ничего не угрожает. Скорее для него опасен мир после победы Москвы, но эта тема еще только раскрывается и писать о ней рановато. Но…

    А. Лукашенко, видимо, в силу своего развитого политического инстинкта, озабочен тем, что финансово-ресурсная поддержка со стороны России все-таки не вечна и после завершения спецоперации взгляды российского истеблишмента на поддержку «союзника» неизбежно поменяются. Напомним, что обязательно актуализируется вопрос о начале российско-белорусской экономической интеграции, о ценах на энергоносители и прочих проблемах, которые в период, когда действует формула «война все спишет», вроде отодвинулись на второй план, но никуда не исчезли.  Между тем, понятно, что победа России буквально намертво привязывает А. Лукашенко к Москве и его судьба может быть решена буквально за несколько минут.  Так что вопрос о транзите власти в Республике Беларусь в постконфликтный период неизбежно вновь окажется в повестке дня.

Поражение России?

    Повторим, что в России данная тема не обсуждается, идет дискуссия о цене победы.  Российское общество настроено только на победу, так как у него иллюзий насчет перспектив суверенного развития страны:  если российская армия потерпит поражение, то русский народ  очень быстро познакомится не только с украинскими карателями, но и их белорусскими приспешниками под руководством победившего Запада. В этом случае немецко-фашистская оккупация в 1941-1944 годах покажется раем.

    Между тем, на Украине и в немалой части белорусского общества, политического класса и населения имеется твердое мнение о том, что победа недостижима для России и, в свою очередь, Украина способна нанести поражение российской армии. Тем более, что Россия неоднократно заявляла, что готова применить ядерное оружие только в случае непосредственного ядерного нападения на РФ.  

    Интернет буквально забит видео сюжетам об успехах украинского оружия, зачастую фальсифицированными, сводки генерального штаба ВСУ говорят о том, что на Украине уже погибли минимум две русские армии. Все это дополняется постоянными провокациями, к расследованию который не допущена ни одна международная комиссия. Все это дополняется тем, что западное медиа пространство полностью изолировано от российской точки зрения.

   На этом информационном фоне построена украинская стратегия победы: затягивание переговоров – переоснащение ВСУ новейшим западным оружием – обвинение российской армии в военных преступлениях – вынуждение России прекратить спецоперацию и выдавливание российских частей с территории Украины (на стадию 24 февраля 2022 года). При этом некоторые представители украинского истеблишмента говорят об «освобождении» ДНР/ЛНР и Крыма.

    Напомним, что Россия внесла несомненный вклад в формирование мнения о неизбежности победы Украины. Отход от Киева произвел настоящий переворот в сознании украинских властей и сейчас В. Зеленский обуславливает возобновление переговоров поистине фантастическими требованиями. Бои за Мариуполь благодаря использованию националистическими батальона жителей города в качестве «живого щита», затянулись почти на два месяца. До настоящего времени ВСУ имеет возможность продолжать обстреливать города ДНР и ЛНР, что приводит жителей в отчаяние. В итоге Россия приняла более 800 тыс. беженцев из Донбасса. Но сейчас впору организовывать эвакуацию из Брянской, Курской и Белгородской областей. Потеря крейсера «Москва» (все-таки из-за аварии, а не из-за ракетного обстрела) была воспринята на Украине как огромная победа и вызвала невероятную волну злорадства в Беларуси.

    Однако, «битва на Донбассе», т.е. ликвидация основной группировки ВСУ в западной части Донецкой области, пока так и не началась. Но при этом напомним, что никаких подтверждений российского генерального штаба о том, что столь масштабная операция вообще готовится, до настоящего момента не получено. Между тем, пауза в боевых действиях затянулась уже на месяц.

   Конечно, российская армия это время не теряла, проводились активные авиационно-ракетные атаки по скоплению украинской техники, складам и нефтебазам, но при этом остались нетронутыми не только железнодорожные пути, но и три стратегических моста через Днепр. Возникло ощущение, что российский генеральный штаб совершенно не против, чтобы НАТО и дальше подвозило ВСУ как старую советскую, так и новейшую западную военную технику.

    Но в любом случае нет сомнений, что А. Лукашенко внимательно следит за ходом спецоперации и, видимо, он учитывает вариант поражения России.

    Чем ему это грозит? Скорее всего, свержением в среднесрочной перспективе, что связано с тем, что без поддержки России А. Лукашенко все-таки определенное время еще продержится. Но проблема в том, что белорусский руководитель, привыкший постоянно и не без успеха балансировать между Востоком и Западом, как раз и не настроен воевать за свою власть. Ему хочется с комфортом и дальше держать республику в своих руках, получая при этом традиционную финансовую и иную поддержку. Но как это сделать?

Письмо В. Макея

    Появление в Интернете письма министра иностранных дел Беларуси В. Макея, адресованное руководству Евросоюза и лидерам крупнейших стран Европы не вызвало какого-либо удивления.  Белорусский МИД, мгновенно воспользовался паузой на российско-украинском «фронте», чтобы попытаться зафиксировать в публичном формате закулисный диалог.

    Отметим, что письмо В. Макея было обнародовано 6 апреля, т.е. текст письма был подготовлен в Минске задолго до визита А. Лукашенко на российский Дальний Восток, где белорусский руководитель традиционно рассыпался в уверениях о своей верности союзническому долга, а также ободрял россиян тем, что «мы» сможем противостоять любым западным санкциям. При этом не очень было понятно, причем тут Беларусь…

    Но вернемся к письму, которое скорее похоже на современный римейк знаменитого рассказа А.П. Чехова «Ванька», так как наполнено жалобами и рыданиями: «Неудачная цепь событий, произошедших с 2020 года, вернула Беларусь и ЕС практически в ледниковый период», на границе с Беларусью «выросла новая берлинская стена», «Если санкционная политика ЕС имеет целью изменить поведение Беларуси, то, боюсь, приведет она только к тому, что все меньше ЕС будет в Беларуси. Неужели это в интересах кого-либо в Европе?», «Мы категорически отвергаем любые инсинуации о том, что Беларусь как-то вовлечена в боевые действия в Украине. Беларусь не собирается быть втянутой в войну», «Давайте все обратимся к дипломатическому инструментарию, чтобы восстановить диалог, который является единственным средством для поиска пути движения вперед в любых обстоятельствах» (цит. по АФН).

    При этом напомним, что А. Лукашенко в последние месяцы не сдерживался в выражениях в адрес Евросоюза и НАТО.  Но главное не то, как лебезит В. Макей перед Западом, а то, что ни о каком «единственном союзнике» после такой «сдачи в плен» говорить не приходится.  Получается, что А. Лукашенко оказывается едва ли не «жертвой» спецоперации российских войск (Беларусь оккупирована) и через своего министра буквально взывает к Западу, надеясь не диалог.

Реакция оппозиции

   Любопытно то, что медленное, но уверенное «отползание» А. Лукашенко от России вполне устроило его политических противников, чья риторика в отношении официального Минска тоже изменилась. В медиа пространстве белорусской оппозиции/эмиграции как-то почти единогласно прекратилась критика А. Лукашенко. Сейчас белорусский руководитель виноват лишь в том, что «втянул» Беларусь в «агрессию России», но вообще-то А. Лукашенко тоже «жертва» Москвы. Попутно уже не говорится о борьбе за мир, а главная цель – добиться вывода российских войск из Беларуси, что, видимо, учитывая письмо В. Макея, должно стать для А. Лукашенко своеобразным тестом для того, чтобы Европа повернулась к белорусскому вождю.  Оппозиции это и надо…

Итак,

    Запад ответил на письмо В.Макея. 13 апреля, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) заявила, что не считает размещение Беларусью на своей территории российских войск участием в «спецоперации» в Украине. Иначе говоря, Беларусь на Западе уже не считается «стороной конфликта», т.е. то, что Киев не против появления А. Лукашенко за столом переговоров, подтвердил ОБСЕ.  Неужели Минск прорвался?  Россия осталась одна.

А. Суздальцев, Москва, 17.04.2022