Задание на осень 2021. Часть I

Аналитика сродни уборке: пока собираешь пасьянс, выкинешь в окно массу старья, но это старье будет ломиться в твою дверь… (Разговоры профессионалов)

    А. Лукашенко всегда, начиная с 1994 года, был для части белорусского электората и официальных белорусских СМИ сакральной фигурой.  Но в последние недели и дни, словно по графику, белорусские псевдополитики и ведущие белорусских электронных СМИ выступают с потрясающими заявлениями, где признание «заслуг» несменяемого белорусского руководителя перемежается выражениями личной преданности и изъявлениями покорности. Ликование рабов?

    На самом деле, столь верноподданическая экзальтация в стиле «Credo quia absurdum/Верую, ибо абсурдно» говорит о том, что объективных аргументов нахождения А. Лукашенко у власти нет.  Остается одно: создание культа личности первого белорусского президента и сакрализация первого белорусского президента.    

    Итак, Республика Беларусь входит в очень для себя важный осенний политический сезон. Необходимо учесть, что последние месяцы текущего года могут оказаться решающим для судьбы режима А. Лукашенко.

Особенность сезона

    Специфика осеннего политического сезона заключается в традиции, связанной с тем, что современная цивилизация продолжает жить в земледельческом цикле, заложенном в ее генотип еще пять тысяч лет назад и подкорректированный переменным климатом средних широт. Как правило в осенний политический сезон подводятся итоги завершающего года и обсуждаются планы на новый политический год. Причем, этим увлекательным делом заняты не только власть и её оппоненты, но и весь политический класс, а также общество. В белорусском случае главная тема, которая стоит на повестке республики – транзит власти и переформатирование белорусской государственности. Ключевое звено – судьба А. Лукашенко и его политического режима.  

    Последние пятнадцать лет в статьях формата «Задание…» обычно рассматривалась не стратегическая задача белорусского авторитарного политического режима, которая, учитывая его авторитарный характер, заключалась только в удержании власти, а тактические задачи наступающего политического сезона.  Однако, с августа 2020 г., как говорится, с «осады Берлина», вопрос выживания режима сделал каждый наступающий политический сезон критически важным, так как ни у кого, ни внутри Беларуси, ни за ее пределами, нет никакой уверенности в том, что сезон не закончится ремейком эвакуации из Кабула. Так что мы можем говорить, что в настоящее время, в начале осени 2021 года, стратегия поглотила тактику, что вообще-то является плохим признаком для действующей власти. Так что на приближающуюся осень перед А. Лукашенко стоит стратегическая задача – во что бы то ни стало удержать власть.

Угрозы

    Попытаемся определить основные угрозы для белорусского политического режима, которые будут играть определяющую роль в наступающий осенний период. Прежде всего, посмотрим на внутриполитическую арену, где угрозы составляют три группы: финансово-экономическую (1), номенклатурно-силовой блок (2) и давление оппонентов режима, которое можно разделить на два основных направления – оппозиция, включающая в себя эмиграцию (3) и подполье (Сопротивление) (4).

    Внешние угрозы можно условно разделить на западный вектор (5) и восточный (6). Конечно, мы отслеживаем процесс наращивания влияния на белорусский политический кризис Украины, но выделять данное направление в отдельный южный вектор пока рано. Также пока рано говорить о влиянии миграционной волны на внутриполитические процессы в Беларуси, хотя, в случае продолжения афганизации «Тропы Лукашенко» и укрепления границ Евросоюза, появление на белорусской территории террористического центра представляется весьма вероятным.

    Если представить все эти внутренние и внешние угрозы в 3D-формате, то будет понятно, что они все оказывают взаимное влияние, разгоняя или тормозя друг друга. К примеру понятно, что угроза от белорусской эмиграции/оппозиции (3) в немалой степени связана с действиями Запада по белорусской тематике (6), а на номенклатурно-силовой блок объективно большое влияние имеет Россия (6).  Все эти угрозы находятся в определенной степени взаимозависимости и постоянной динамике, периодически стимулируя или подавляя своей инерцией друг друга. Находясь в окружении такого рода угроз, белорусским властям приходится постоянно менять тактику, чтобы, или перехватить удар, или противопоставить ему иную угрозу или вектор. К примеру, санкционное давление на РБ попытаться микшировать экономической поддержкой России – работа «стрелочника-партизана», который пускает два состава друг против друга, а сам в нужный момент скатывается в «кювет». Нечто подобное мы видели в уже заканчиваемый летний сезон.

Лето 2021

    Прежде всего напомним, что три месяца назад, в преддверии политического лета 2021 года, Беларусь оказалась в крайне напряженной международной обстановке. Этому способствовал целый ряд факторов. В апреле белорусскими спецслужбами был «раскрыт» антиправительственный «заговор А. Федуты», который сотрудники КГБ РБ вели с самого начала разговоров по ZOOMу и которому был придан антиамериканский характер. Правда, когда из Вашингтона в Москву поступило предложение о саммите, разговоры о «приказе Байдена» уничтожить А. Лукашенко исчезли из российско-белорусского медиа пространства почти мгновенно. Но следом случилась катастрофа: 23 мая 2021 года в белорусском небе был перехвачен и принудительно посажен авиалайнер Ryanair, что привело к воздушной блокаде Беларуси и стало триггером подготовки 4 и 5 пакетов санкций. Санкции (4+5) были введены в конце июня и уже 9 августа были дополнены, впервые с 2020 года став серьезным процессом, осложняющим условия выживания белорусской экономики. В итоге, к сентябрю влияние Западного вектора (угроза № 5) на белорусский политический кризис было сфокусировано в трех направлениях: санкции; политическая изоляция (А. Лукашенко для Евросоюза и США в статусе изгоя); воздушная блокада.

    Как с этим бороться? Возможно ли для отражения западного давления использовать ресурсы, включая политические, России? Напомним, что и Россия, на словах поддерживая А. Лукашенко и его правительство, на деле никаких практических мер в пользу официального Минска не предприняла, хотя А. Лукашенко очень неторопливо, но все-таки начинает «зачистку» некоторых, пока только «узких» мест, в российско-белорусских отношениях, которые весьма раздражали Москву. В частности, закрыт пресловутый «таможенный коридор» ...

Пройдемся по угрозам

    Итак, что и кто сейчас угрожает А. Лукашенко? Прежде всего обратим внимание на те угрозы, которые сейчас не являются триггерами кризиса, но учитывать их придется. Итак, № 4 – подполье/Сопротивление. Забывать о нем нельзя, так как Сопротивление – единственный внутренний ресурс смены власти, который, если представится возможность, не будет ждать поддержки со стороны Запада или Москвы. Но эта угроза сродни закопанной противотанковой мине. Пока не неё не наступят, она будет таиться в квартирах, гаражах, подъездах и проездах и ждать момента…

    После массовых арестов июля – начала августа, к сентябрю минское подполье оказалось во многом обезглавлено, 99% активистов находится в стадии «оцепенения». Кроме того, подполье изолировано, оно имеет крайне слабые связи с белорусской оппозицией/эмиграцией, не получает от Вильнюса системной финансовой и иной поддержки и, придется признать, не доверяет зарубежным «штабам». Заявления Р. Протасевича о внутренней кухне белорусской оппозиции со всей очевидностью продемонстрировали, что минское подполье для Вильнюса является расходным материалом. Выводы были сделаны. Что дальше?  Можно считать, что власти окончательно победили? Нет, это не так…

    Людей действительно «загнали за плинтус», но странно требовать от них любви к карателям. Но при этом придется учитывать, что актив Сопротивления, а это десятки тысяч минчан, на улицу больше не выйдет, т.е., конечно выйдет, если впереди колонны будут настоящие боевые лидеры, способные не «сердечки» изображать и флажками махать, а оказать сопротивление силовикам.

    Это очень сложно, так как всем понятно, включая власти, что в тот момент, когда белорусский ОМОН будут гнать по проспекту, режима А. Лукашенко уже не будет. Власти, исходя из данного понимания, неустанно заняты «прополкой» Сопротивления и буквально «выкорчевывают» лидеров. Пока это помогает, хотя, как в подполье, так и внутри МВД и КГБ понимают, что на календаре не осень 2020 года и наиболее решительные и радикальные группировки находятся вне досягаемости силовиков и раскрыть их практически невозможно. Это профессиональная подпольная война и когда-нибудь она будет описана в специальной литературе, затем получит отражение в романах, документальных и художественных фильмах.

    Но если сейчас, к началу осеннего политического сезона 2021 года белорусские власти угрозу со стороны Сопротивления купируют, а подполье частично контролируют, то ничего нельзя сделать против протестного потенциала Минска, который никуда не делся. В этом плане придется признать, что главным триггером мгновенной мобилизации Сопротивления может оказаться сам А. Лукашенко, который постоянно балансирует на грани буквально роковых ошибок. Необходимо учесть, что, когда только качнется власть, когда появится информация о проблемах в резиденции президента, намеках на переворот (мы отдельно остановимся на данной перспективе), на улицы Минска мгновенно выйдет миллион человек и с ним не справится даже армия. Что будет следом, уже понятно – пробки из дорогих автомобилей на выездах из страны и повторение в минском аэропорту эвакуации из Кабула. И никто не поможет…

    Но в любом случае угроза № 4 пока остается потенциальной, так как она «варится в собственном котле». Это «спящий вулкан».

    Угроза № 3 для властей остается виртуальной. Она неприятна, но белорусская оппозиция одновременно представляет из себя естественный «коридор» для контактов А. Лукашенко с Западом. Любые варианты соглашений между белорусскими властями и даже с частью белорусской эмиграции по проблеме, к примеру, освобождения политических заключенных, позволит очень быстро снизить уровень противостояния между Беларусью и Западом.

    В идеале, белорусская оппозиция, увлеченная планами конституционной реформы и обещаниями А. Лукашенко «уйти», должна сама лоббировать легитимизацию шестого президентского срока А. Лукашенко и снятие санкций. Как это сделать? Так, как сейчас и поступает Минск, отправляя в Польшу и Вильнюс представителей «конструктивной оппозиции». «Ходоки из Минска» будут пытаться поймать оппозицию на их же иллюзиях, предлагая не ждать, пока Москва, которую в белорусской эмиграции проклинают просто хором, «уберет» А. Лукашенко, а поучаствовать вместе с правящим режимом в транзите власти. Нет сомнений, что некоторые клюнут, так как сама белорусская эмиграция находится в сложном состоянии.

    Дело в том, что белорусская оппозиция/эмиграция после вполне удачного визита С. Тихановской в Вашингтон, будет сконфигурирована не в штабы революции, а в представительства противников режима А. Лукашенко, сфокусированных не на борьбе с белорусской хунтой, а на пропагандистской кампании против России. Именно за антироссийскую кампанию им будут платить. Это устроит США, для которых противостояние с РФ является одной из основ международной стратегии, но это устроит и белорусские власти, так как для Минска не является тайной то, что сейчас только Москва может решить судьбу А. Лукашенко. Так что, сконцентрировавшись на «борьбе» с РФ, белорусская оппозиция окажет белорусской хунте огромную услугу. В итоге, «штабы» будут загнаны в колею Рады БНР, что, между прочим, часть белорусской эмиграции, привыкшей десятилетия жить в Евросоюзе, вполне устроит. В чем здесь интрига?

    Дело в том, что заявленная США «солидарность» с борьбой белорусского народа совершенно не означает, что Вашингтон будет содействовать белорусской революции. Пока от А. Лукашенко, даже если учесть миграционный кризис, больше вреда не Западу, а России, которая со своей стороны еще поддерживает Беларусь финансово. Запад содержать антироссийскую Беларусь не будет. Определенная разовая помощь будет оказана, но и только. Между тем республика привыкла жить за счет внешних дотаций. Так что в этом плане С. Тихановская, которая в принципе не способна свергнуть режим А. Лукашенко, является для США оптимальной фигурой. Финансировать США будут те оппозиционные и эмиграционные структуры, которые будут только беспокоить режим А. Лукашенко, позволяя Минску демонстрировать России «давление» США и Евросоюза на «единственного союзника».

    Этот очевидный и очень обидный для патриотов Беларуси вывод в свою очередь позволяет утверждать, что с одной стороны Беларусь очень похожа на никому не нужный Афганистан, а с другой стороны, решающей внешней поддержки оппоненты А. Лукашенко от Запада не получат.

Но как же санкции?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 29.08.2021