Все только начинается

Мы либо найдем выход, либо создадим его сами. Ганнибал

    А. Лукашенко, в ходе переговоров с генпрокурором России Игорем Красновым, прошедших в Минске 28  октября, высоко оценил значение назначенного на 4 ноября 2021 года Высшего государственного совета Союзного государства Беларуси и России (ВГС): «поскольку за последние полтора десятка лет мы делаем решительный шаг в нашей интеграции» ( https://regnum.ru/news/polit/3410065.html кстати, данный российский ресурс совсем недавно стал недоступен  из Беларуси).
    Итак, российско-белорусский саммит все-таки состоится, хотя и в онлайн формате. Сразу отметим, что в использовании такого формата нет ничего особенного, саммиты в очном варианте становятся экзотикой, как, к примеру, G20 в Риме или Евразийский форум в Вероне. Но в данном случае, по версии официального Минска, в российско-белорусских отношениях существует целый ряд нерешенных проблем, которые А. Лукашенко хотел бы «подсветить» до того, как представленные на саммите союзные программы будут утверждены. Проблема в том, что данные проблемы в онлайне решить крайне сложно, так как они требуют доверительного отношения партнеров. Прежде всего, речь должна идти о дополнительном финансировании Беларуси, т.е. о своеобразном предварительном интеграционном авансе, который А. Лукашенко хотел бы получить до старта процесса «гармонизации» союзных программ.

    При этом отметим, что, по мнению белорусской стороны, оформление финансовой помощи может быть любым. В настоящее время в белорусском руководстве активно муссируют версию «компенсации» западных санкций из российского бюджета. Отсюда и активная кампания государственных СМИ в белорусском медиапространстве под своеобразным лозунгом: «Кто против Лукашенко, тот против Путина». Иными словами, столь ожидаемая «компенсация» интерпретируется в качестве оборонительного инструмента самой России. В частности, именно в таком ракурсе на последней передаче белорусского телевидения «Клуб редакторов» рассматривали геополитическую роль Беларуси: «Россия цель, а Беларусь – инструмент».

    Но, прежде всего, имеет смысл обратиться к сути предстоящего ВГС.  

ВГС

    Напомним, что в конце августа текущего года мы могли наблюдать поразительное ускорение процесса вхождения двух стран в экономическую интеграцию. Напомним, что до конца лета 2021 года шел очень неспешный процесс обсуждения «дорожных карт» 2019 года. Фактически их обсуждали уже второй раз. К сентябрю «дорожные карты» были переименованы в союзные программы, то есть их статус повысился и появилась «лестница» утверждения: 9 сентября союзные программы согласовали, 10 сентября подписали, а вот 4 ноября (на дате настоял А. Лукашенко, Москва говорила о декабре) союзные программы должны были быть утверждены.

    Все было бы неплохо, если бы столь интересный процесс не сопровождала очень неравномерная информационная волна. Напомним, что примерно с 1 сентября российские СМИ проводили информационную подготовку к сентябрьскому саммиту в нарастающем темпе, 9-10 сентября в российском медиапространстве был достигнут пик, который естественным образом оказался увязан с выборами в ГосДуму, но до этого информационный интеграционный накал российские федеральные каналы держали ровно неделю, до 16 сентября, за три дня до российских выборов. Потом тема российско-белорусской интеграции просто исчезла. Мавр сделал свое дело…

    В итоге, тему старта российско-белорусской экономической интеграции использовали в российских парламентских выборах. Опубликованный неделю назад опрос ВЦИОМа говорит о том, что тема российско-белорусской интеграции остается привлекательной для основной массы граждан России. Так что несколько процентов на голосовании 19 сентября правящая партия «Единая Россия» все-таки получила и российско-белорусский саммит в Кремле от 9 сентября выполнил свою задачу на внутреннем политическом поле.

Итак, Москва…

    Москва, учитывая опыт сентябрьских выборов, будет и дальше ориентироваться на достижение успеха в российско-белорусской интеграции. Иными словами, Россия в ближайшие несколько месяцев, во всяком случае до февраля 2022 года (конституционный референдум в РБ), будет подталкивать Минск, как к окончательному утверждению союзных программ 4 ноября 2021 года на ВГС, так и к началу имплементации союзных программ в экономическую систему Беларуси. Есть и несколько «индикаторов» - заключение контракта о поставке российского природного газа в 2022 году (белорусская сторона пытается получить контракт по обещанной цене в 128,5 доллара США за тысячу куб.м. максимально оперативно), цена на поставляемую в РБ российскую нефть в увязке с мировыми ценами, предоставление «компенсации» за западные санкции. Есть еще ряд критериев, которые должны продемонстрировать, что Минск находится на верном пути, т.е. интеграция реально началась.

    Но в то же время, за сентябрь-октябрь 2021 года, предшествующие ВГС, Россия устами прежде всего медийных лиц и федеральных каналов, чьи интересы и репутация подвергались нападкам из Минска, несколько раз напоминала А. Лукашенко, что он остается под «микроскопом» и «шаг в сторону…» и т.д. 

Реплика

    Напомним, что в конце минувшей недели Молдова и Газпром подписали долгосрочное соглашение на 5 лет о поставке газа в эту республику по цене 450 долларов США за тысячу куб. м. (Кишинев настаивал на 200 долларах США). Напомним, что почти 75% экспорта этой южной республики СНГ направляется на рынки ЕС, а уровень жизни выше, чем в Украине.  Совершенно логично, что цена на газ для Кишинева сейчас является базовой для поставки газа для Украины и, в случае провала экономической интеграции, для Беларуси. 

На что надеется Минск?

    На сегодняшний день, за четыре дня до онлайн-заседания ВГС, дату которого так активно приближал А. Лукашенко, старт экономической интеграции представляет для официального Минска серьезную проблему.

    В данном случае мы не будет углубляться в теоретические проблемы, включающие саму антиинтеграционную суть авторитарных режимов. Автор этих строк с конца прошлого, 20 века, пишет о том, что интеграция с авторитаризмом невозможна в принципе. А с учетом того, что за четверть века реальная интеграция между Россией и Беларусью так и не возникла, жизнь продемонстрировала верность еще одной политической формулы, уже привязанной к Беларуси: «А. Лукашенко и интеграция несовместимы».

    Нужна ли Беларуси интеграция? Сложный вопрос. Дело в том, что А. Лукашенко и его политическому режиму нужны ресурсы. Причем огромные ресурсы. Это связано с тем, что мы не знаем ни одного авторитарного режима, который мог бы собственными ресурсами добиться создания эффективной и быстрорастущей экономики. Авторитаризм – это гарантированная нищета населения. Между прочим, население Республики Беларусь могло давно убедиться в том, что А. Лукашенко – гарант бесконечных «сложных времен», бедности, скудности во всем и гастарбайтерщины на чужбине. А. Лукашенко – «президент нищеты».

    Получить ресурсы авторитарный режим может только войной, что и делал, к примеру, А. Гитлер (типичный авторитарный фюрерский режим с полноценными фашистскими (расистскими) идеологиями, политической партией и государством) или различными имитациями союзничества и интеграции. Союзничество подразумевает оплату «услуг» на мировой арене, интеграция – финансово-ресурсные авансы, но не сама реальная интеграция. А. Лукашенко избрал последнее – имитация интеграции…

Реплика  

    Но как тогда быть с вполне благополучными Южной Кореей и Тайванем, в которых несколько десятилетий в своей истории были развитые авторитарные режимы? Напомним, что авторитаризм в этих азиатских странах/мятежных провинциях на рубеже континента и Тихого океана был временным явлением, обусловленным глобальным противостоянием в ходе «холодной войны». Южная Корея и Тайвань опирались на огромную финансово-ресурсную и технологическую помощь США и, как только угроза глобальной войны отошла на второй план, исторически мгновенно вернулись к тем или иным формам демократии, а затем, как в Южной Корее, осудили и казнили своих диктаторов.

Провокации

    Отсюда и постоянная военная риторика в устах А. Лукашенко. Он неустанно провоцирует НАТО и ЕС, то угрозами начать вместе с Россией Третью мировую войну (фактически объявляет войну Западу от лица Москвы! 09.08.2021 – пресс-конференция), то распространяет слухи о готовности Польши оккупировать Гродно, и т.д.  Напомним, что всю последнюю неделю белорусские СМИ активно развивали информационную истерику вокруг пресечения польскими пограничниками попыток нелегальных мигрантов, импортируемых А. Лукашенко через минский аэропорт, штурмовать белорусско-польскую границу. Временами риторика начинала напоминать сообщения ТАСС марта 1969 года, в период боев на острове Даманский. В итоге стало понятно, что Минск, в преддверии ВГС, отчаянно провоцирует Польшу (Литва отошла на второй план).

    Понятно, что сейчас А. Лукашенко по украинскому «образцу» срочно необходима роль «жертвы», едва ли не агрессии Польши/НАТО. Ему необходимо 4 ноября 2021 года заменить процедуру утверждения союзных программ экономической интеграции между РФ и РБ на безусловную политическую и финансовую поддержку со стороны России. Видимо, в Минске поняли, что заставить Москву раскошелиться может только война.

    Россия это знает и понимает: Минск ищет повод «обидеться» и тут же выставить счет на миллиарды. Отсюда и пассивная позиция Москвы в ответ на истерику, которую развернули белорусские журналисты против своих коллег в РФ.  В Москве на все очень развязные оскорбления из Минска в итоге махнули рукой, но в Минске истерика с российскими «медиатварями» превращается в бесконечный сериал, как и волна оскорблений в адрес российского президента в белорусском секторе Интернета. И что удивительно, никого не нашли и не привлекли… Так может быть те, кто должен найти и находил в Интернете сторонников расстрелянного Андрея Зельцера, сами и пишут в чатах и на форумах гадости в адрес России и ее руководства?  Рано или поздно всё узнаем…

   На самом деле белорусское руководство, науськивая белорусский агитпроп против Москвы, ждет любой реакции российского государства, чтобы тут же поставить ВГС под угрозу - нанесено «оскорбление», «унижение», «неуважение к белорусскому народу» и прочее. Москва держится из последних сил, но иногда вынуждено силами российских федеральных телеканалов реагировать на минских гопников с микрофоном.  Появившийся в медиапространстве наделавший столько шума в Беларуси опрос ВЦИОМ по белорусской тематике (https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/belorussiya-ros...), оказался поводом для эскалации белорусской истерики. Между тем,  Опрос ВЦИОМ оказался, является многофункциональным инструментом, который с одной стороны, продемонстрировал уязвимость А. Лукашенко, рейтинг которого выглядит настораживающим, а с другой стороны, демонстрирует то, что тема российско-белорусской интеграции в России находится на грани – 43% россиян не желают объединения России с Республикой Беларусь. Видимо, бесконечная российско-белорусская интеграция надоела…

    Однако в Минске ничего не слышат и в ход идет всё: от обострения ситуации на Донбассе (вдруг Россия втянется в конфликт?) до слухов о начале переговоров между Москвой и оппозиционным штабом в Вильнюсе. Отметим, что «информация» о том, что начались консультации между противниками режима А. Лукашенко и Кремлем – прекрасный повод для «обиды» А. Лукашенко и требования «компенсировать». Пользуясь случаем, еще раз с полным основанием заявляем, что никаких контактов между российским руководством и белорусской эмиграцией нет и не будет. В Москве считают, что контакты с Вильнюсом не являются реальным и легитимным путём выхода из продолжающегося второй год белорусского политического кризиса. Исходят из того, что, судя по активности белорусской оппозиции, ей политическая победа над А. Лукашенко не нужна…

Начало интеграции?

    Итак, 4 ноября, несмотря на все попытки Минска получить интеграционный аванс, союзные программы будут утверждены. Это сразу ставит А. Лукашенко в формат интеграционного «коридора», где только от него будет зависеть получение финансовой поддержки от России. Неужели Россия сможет интегрировать авторитарный режим?

    Но не все так просто. В информационном пространстве появились различного рода «сомнения», авторы которых, представляя или белорусскую «экспертизу», или белорусское лобби в Москве, начинают говорить то, чего уже было немало сказано в конце 1990-х годов и в первые годы существования Союзного государства: Беларусь не готова к широкой и глубокой экономической интеграции (опять не готова!), масштаб экономик не позволят говорить о равноправном сотрудничестве (за счет, естественно, российского бюджета), необходимо «помочь» кредитами и энергоносителями. При этом никто из белорусского лобби в Москве и белорусской «экспертизы» не упоминает то, что Минск, чтобы подкрепить свой «союзнический» статус перед столь судьбоносным ВГС, должен хотя бы признать территориальную целостность России (возвращение Крыма в состав России) и закрыть антироссийский контрабандный терминал.    

Итак,

    Высший государственный совет Союзного государства Беларуси и России все-таки состоится, союзные программы будут подписаны. Угроза белорусских провокаций в преддверии ВГС со стороны А. Лукашенко сохраняет свою актуальность, так как уже понятно, что миллиардного интеграционного аванса А. Лукашенко не получит.

Что дальше? А дальше будет еще интереснее…

А. Суздальцев, Москва, 31.10.2021