Танцы на льду

Там, где скользко, большими шагами не ходят.  Павел Курьянофф

    А. Лукашенко 28 сентября 2022 года все-таки посетил территорию частично признанной Республики Абхазия. По традиции белорусский руководитель много говорил о поддержке Абхазии, но в его словесном потоке так и не промелькнуло слово «признание». Беларусь не будет признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, а также российский статут Крыма, Херсона, Запорожья, Донецка и Луганска.

    Как всегда, А. Лукашенко как говорится, «сдали» собственные СМИ.  Белорусские провластные информационные ресурсы сообщили, что А. Лукашенко «посетил исторические места северо-восточного побережья Черного моря» и, видимо, там, проводя селекторное совещание о сборе урожая мандарин, прогуливаясь среди пальм и кипарисов он неожиданно столкнулся, т.е. «встретился с Асланом Бжания» (https://www.belta.by/president/view/lukashenko-posetil-istoricheskie-mesta-severo-vostochnogo-poberezhjja-chernogo-morja-i-vstretilsja-s-526272-2022/). Вторым сюрпризом оказалось то, что Аслан Жбания как нарочно оказался президентом Абхазии. В общем, все так неожиданно...

   Между тем, не стоит преуменьшать важность события, состоявшегося в конце сентября на территории постсоветского пространства и связанного с А. Лукашенко. В Абхазию, чей суверенитет признается считанным количеством стран, прибыл пусть и с визитом непонятного уровня (ведь не скажешь, что состоялся «рабочий визит»), но все-таки глава суверенного и независимого государства – члена ООН.  Это стало событием не только в жизни этой небольшой и очень проблемной кавказской республики, но и сенсацией, как для всего региона, так и для Евросоюза.  

Реплика

    Не будем скрывать, что попытки белорусских государственных СМИ скрыть место визита белорусского руководителя выглядит, конечно, оскорбительно. Причем оскорбительно не только для Сухума, но и для Москвы. Напомним, что Москва, основываясь на прецеденте Косово, 14 лет назад признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии. И все эти годы белорусское руководство, с одной стороны ярко и темпераментно декларировало свой союзнический статус, особенно в период получения очередного кредита или согласования цены на природный газ, но с другой стороны всеми силами уклонялось от выполнения союзнического долга в отношении признания сначала самопровозглашенных, а потом частично признанных республик.

    Но, с другой стороны, конспирология белорусских информационных ресурсов заменила официальный отказ Минска признать суверенитет не только Абхазии, но и референдумы на территории областей бывшей Украины.

Сколько это стоит?

    В любом случае все эти годы Минск занимал более-менее понятную и довольно жесткую позицию. Напомним, что белорусская сторона с 2008-2009 года утверждала, что Москва ей просто не заплатила за признание двух новых закавказских республик. Аргументация была любопытная: если бы РБ признала бы независимость и суверенитет Абхазии и Южной Осетии, то Минск попал бы под западные санкции, а Россия не стала бы их «компенсировать». В общем, А. Лукашенко предъявил Москве традиционный «союзный» прейскурант.  

    Конечно, Москва могла поторговаться, напомнив Минску, что и так Беларусь пользуется очень объемными российскими дотациями, начиная от поставки по символическим ценам энергоносителей и заканчивая неограниченным доступом к российскому рынку. Причем, можно было бы добавить, что без российской финансово-ресурсной помощи, Беларуси просто не выжить. Но…

     Россия не стала торговаться. Не желает союзник быть союзником, так это его выбор. Причем, Москва все эти годы была весьма великодушна, она не стала «урезать» дотации, не попрекала тем, что Минск продолжал обмен обещаний и клятв на реальную поддержку на десяток миллиардов долларов в год.

    Но была еще одна причина. Москва не исключала ситуацию, что, «оплатив» признание Абхазии и Южной Осетии, Россия была бы вынуждена ждать многие годы от Минска юридического закрепления признания молодых закавказских государств.

    Но годы все равно шли и через шесть лет после появления независимых Абхазии и Южной Осетии к списку регионов, ожидающих признания их статуса, прибавился Крым, что сделало ситуацию с белорусскими «танцами на льду» почти скандальной.

Крымский тупик

    Напомним, что, вопрос о признании независимости и суверенитета Абхазии и Южной остается проблемой координации внешних политик двух стран, декларирующих союзнические связи. Минск до сих пор заявляет, что проводит самостоятельную и независимую внешнюю политику в многовекторном формате, что на практике зачастую только вредит России на международной арене.

    Иными словами, тема «признание-непризнание» формально выпадает из союзных соглашений. В рамках Союзного государства унификации подлежит политика двух государств в международных организациях, где, между прочим, тоже имеются проблемы. Но тогда, если убрать вопрос о признании того же Крыма, теряется смысл самого Союзного государства…  

   В данном случае мы не будем анализировать деятельность Союзного государства, которое шестой год не может добиться снятия роуминга с телефонных звонков между Россией и Беларусью, но напомним, что если А. Лукашенко не признает Крым российским регионом, то получается, что один из учредителей Союзного государства не признает другого учредителя, в данном случае Россию, в её границах. Иными словами, Минск не признает Москву полноценным субъектом международного права.

    Кто-то скажет, что ситуация абсурдная, но на самом деле она реальная и, более того, вполне естественно вытекает из логики последовательных шагов белорусской стороны. Когда-то уклонившись от признания Абхазии и Южной Осетии, Минск в итоге вошел в стадию непризнания территориальной целостности самой России. И это только начало…

    Дело в том, что вопрос «Чей Крым?», даже виртуально обращенный к белорусской стороне, является индикатором того, что на самом деле между Россией и Беларусью никаких реальных союзнических или интеграционных отношений не существует. Вопрос о принадлежности Крыма России носит для страны, её руководства и русского народа принципиальный, если не цивилизационный характер. За этот полуостров столетиями воевали, были потеряны миллионы жизней русских людей и какие-то махинации с территориальным делением в 1991 году не были приняты современной Россией. Отсюда и столь жесткий подход к белорусской стороне, где принято отмахиваться от проблемы признания Крыма по принципу «Ну что привязались, поставляем на полуостров нашу «молочку», так радуйтесь».

    Понятно, что в этом случае говорить о каком-то союзничестве не приходится.

Союзничество

    В понятиях российского политического класса, который за столетия существования России привык, что Москве приходится полагаться только на себя и не ждать какой-то поддержки со стороны, термин «союзничество» имеет сакральную основу и воспринимается очень широко. За союзничество всегда приходилось платить, включая за ленд-лиз, за который Россия окончательно рассчиталась за весь Советский Союз только в 2001 году.

Реплика

    Но ленд-лиз оказал очень серьезную помощь Красной Армии для достижения победы над фашизмом. Морем и воздухом с 1941-1945 год в СССР прибыло 11,7% авиации, которой располагала КА, 12,3% танков в советских частях были иностранного производства. Поступало и другое снаряжение и продукты.  Для сравнения напомним, что украинскую армию, вооруженную в основном советским оружием, российские войска разгромили к концу июня 2022 года. Сейчас с Россией воюет украинская армия на 90% вооруженная западной техникой, насыщенной специалистами из стран НАТО и обеспеченная спутниковой и иной разведкой.  По факту война идет между РФ и блоком НАТО.

Расчеты между союзниками

     Минску нечем ответить за финансово-ресурсную, а также военно-стратегическую поддержку России. Республика в немалой степени живет за счет Российской Федерации и, к сожалению, нынешнее белорусское руководство считает такую ситуацию вполне естественной и не требующей каких-либо изменений. Но тогда, если у РБ нет финансовых ресурсов или иных активов, интересных и востребованных Россией, рассчитываться с Москвой необходимо какими-то политическими решениями в пользу союзника. Но вот с этим сложно.

    В Минске, конечно, хватает умных и даже скорее, хитрых политических деятелей, которые прекрасно понимают, что получение и даже расширение финансовой и ресурсной поддержки со стороны России крайне затруднено без хотя бы символических шагов со стороны Минска. В стиле типичного имитационного лукашизма, А. Лукашенко 4 ноября 2021 года во время виртуального подписания 28 союзных программ, устроил настоящий спектакль. Чуть не рыдая, белорусский руководитель жаловался, что его не позвали в Севастополь, где он на месте был бы готов признать российский статус Крыма.  Столь откровенная комедия на время успокоила российскую общественность и политический класс, но скоро стало понятно, что Минск, рассчитывая на очередной российский кредит, только имитирует признание территориальной целостности России.

    Весной 2022 года Минск поддержал вход российских войск с Гомельской области на украинскую территорию. Это позволило частям российской армии оказаться в предместьях Киева через двое суток. Несмотря на то, что после 19 марта 2022 года Россия, рассчитывая на переговорный процесс с Украиной, в «знак доброй воли» отвела войска с Киевского направления (В. Зеленский и Запад мгновенно воспользовались этим в целях продолжения войны), в России высоко оценили поддержку Беларуси в начальный период спецоперации российских войск на Украине.  Это как-то легитимизировало российскую поддержку Беларуси, но только на время.

    Дело в том, что Москва не рассчитывала и не рассчитывает на военную помощь со стороны «единственного союзника». Белорусская армия очень слаба и уровень ее боеготовности каждый год нечеловеческими усилиями подтягивают хотя был для парада. Если бы белорусские воинские части присоединились к СВО, то Москве пришлось бы выделить немалые силы для «охраны» «союзника». Но то, что произошло позднее, уже летом текущего года, не вписывается ни в какие союзные сценарии.

    Минск сначала приступил к критике спецоперации, которая по мнению А. Лукашенко, «затянулась», затем потребовал себе место за столом будущих мирных переговоров, следом стал жаловаться Западу, что Россия его «втянула». 24 сентября белорусский руководитель заявил, что российско-украинский конфликт является «чужой войной». В тот же день, вечером, самолет А. Лукашенко приземлился в аэропорту Сочи.

Саммит

    Конечно, надо что-то делать.  С одной стороны, с аппетитами А. Лукашенко и его правительства России справится все сложнее. Белорусы в бешенном темпе выгребают из России все подряд, словно они не союзники, а передовой отряд НАТО и прибыли за трофеями. При этом Минск только входит во вкус. Но чем мог бы сейчас помочь А. Лукашенко России?

    Между тем ситуация для Минска стала крайне неприятной. Одно дело, Абхазия и Южная Осетия, другое дело – Крым, но сейчас на очереди признания уже четыре области бывшей Украины. Более того, при всей уверенности почти половины белорусского общества и 100% белорусской оппозиции в победе Украины, не исключено, что к очереди присоединятся еще три-четыре региона Новороссии. И как тут выкрутится на столь скольком союзническом «льду».

     В. Путин в ходе длительного диалога с А. Лукашенко (26 сентября) действительно не уговаривал А. Лукашенко. Разговор касался не только закавказских республик, но и референдумов, но Москва не настаивала... Никакого давления не было, хотя и так понятно, что России тяжело, она в одиночку ведет войну с НАТО, идет эскалация, которая может и не задержаться над пропастью ядерной войны.  Россия не будет унижаться…

    С другой стороны, именно сейчас сложилась формула признания Абхазии и Южной Осетии, которой придерживался А. Лукашенко 14 лет назад – Беларусь под санкциями и Россия активно «компенсирует» убытки республики. Что мешает А. Лукашенко поддержать Россию?

«Чужая война»

     А. Лукашенко решает очень сложную задачу. С одной стороны, ему необходимо сохранить нынешний невиданный по щедрости поток денег и ресурсов, который идет из России на Беларусь, а с другой стороны, сохранив свободу маневра на Западе, ему необходимо уклониться от любых политических шагов в поддержку России. При этом белорусский руководитель не верит, что дорога в ЕС для него закрыта, он уверен, что всех обманет и перехитрит. Минск хочет выйти из конфликта на Украине легитимным и с огромными ресурсами.

    Отсюда и своеобразное «паломничество» А. Лукашенко в Абхазию, где так и не дождались от белорусского руководителя того, что от него ждут 14 лет. Белорусский руководитель тянет время и танцует на льду. Как бы не поскользнулся...

А. Суздальцев, Москва, 02.10.2022