Спина Москвы

Трусость – мать жестокости. Мишель Монтень

    А. Лукашенко всю минувшую неделю посвятил хозяйственным вопросам, которые он решал простыми решениями в стиле всезнайки-корифея. Между тем, российско-белорусские отношения в очередной раз вошли в кризис…

Кризис

    Пошла вторая неделя скандала вокруг газеты и сайта «Комсомольская правда в Беларуси». Скандал, периодически превращаясь в истерику, идет по кругу. На первом этапе белорусская сторона обвинила газету в поддержке «террориста» Андрея Зельцера (заметка на сайте продержалась 6 минут). Второй этап ознаменовался арестом белорусского журналиста Г. Можейко, который оказался, по версии белорусской стороны, почему-то в России или Москве. На третьем этапе «Комсомольская правда», которую обвинили в русофобии, была вышвырнута из медиа пространства Беларуси.

   Сейчас идет уже четвертый этап раскручивания белорусской истерики, когда претензии к России формализованы уже в сторону российских СМИ, на фоне угроз уничтожения подполья. От главного редактора «Комсомольской правды» потребовали публичного покаяния или унижения и обязали ползти на коленях к А. Лукашенко. Так пойдет, то того же из Минска потребуют и от В. Путина…

     Итак, сейчас, как оказалось, у правящей Хунты два врага – информационная Россия и формально оппозиция (белорусские власти по привычке объединяют Сопротивление и эмиграцию/оппозицию, что, конечно, глупо).

Почему?

     Причины истерики понятны и вполне прогнозируемы. Напомним, что 28 сентября 2021 года в Минске, на улице Якубовского, хунта совершенно неожиданно для себя столкнулась с вооруженным отпором. В данном случае необходимо понять реакцию белорусского руководства: более чем за год террора против собственного народа белорусские силовики настолько свыклись с безнаказанностью, что для них адекватный ответ стал шоком. Белорусские власти, видимо, поняли, что в карательной операции против народа перейден своеобразный силовой Рубикон и впереди у белорусских властей еще не одна трагедия. Поэтому Хунта, с одной стороны, постаралась нагнать на население и, конечно, подполье, волну страха, а с другой стороны постаралась как-то подбодрить силовые ведомства, где и так не все так однородно, как хотелось бы А. Лукашенко. 

    Однако, очень быстро стало ясно, что одних заявлений главы белорусского государства, истерики белорусских «экспертов» и отставных генералов – садистов, не хватает. Понятно, что перспектива попасть под обстрел никого не радует, но ведь в дело еще не вступили профессионалы, а они, естественно, присутствуют в Сопротивлении.

Реплика

    Понятно, что обычно среди силовиков есть бойцы, способные вести боевые действия в городских условиях, а есть и каратели. Каратели, которые обучены, но способны действовать только против безоружного населения. Впервые эта разница очень наглядно проявилась в условиях грузино-югоосетинской войны, когда 8 августа 2008 года против Южной Осетии и защищающих её российских миротворцев была брошена грузинская армия.

    Сразу скажем, грузинская армия по натовским стандартам была хорошо подготовлена, прекрасно снаряжена и вооружена, принимала участие в операциях против населения Ирака и направлялась в Афганистан. Входя на территорию Южной Осетии и убив шесть десятков российских «голубых касок», грузинское руководство было уверено в успехе, так как до 2008 года Россия уклонялась от ответа на любые антироссийские акции грузинского руководства. Между тем, таких действий было немало, включая обстрелы семей офицеров российской армии, выезжающих в 2006 году с ликвидируемых в Грузии российских баз.  М. Саакашвили, с одной стороны, был уверен в том, что Россия не решится на военный ответ грузинской армии, а с другой стороны надеялся, что его, в случае эскалации конфликта, защитят США.

    Однако в итоге все получилось наоборот. Уже 10 августа 2008 года из аэропорта Тбилиси были срочно эвакуированы американские военные советники (более сотни офицеров), что повторилось через 13 лет уже в Кабуле, а российская полевая армия, обученная реальным боевым действиям, сначала выбила грузинскую армию из Цхинвала, следом из Гори, и покатила к Тбилиси… На обочинах дороги валялось брошенное грузинскими военными оружие и снаряжение. 

    Если посмотреть на историю Беларуси в годы Второй мировой войны, то стоит напомнить, что сформированная вермахтом в марте 1945 года из сотрудников белорусской вспомогательной полиции 30-я добровольческая пехотная дивизия (1-я белорусская), из одного полка, так и не была использована на фронте, а принимала участие в борьбе против партизан в Польше.

    Так что перспектива развертывания «городской войны», судя по всему, совсем не устроила как белорусских силовиков, привыкших безнаказанно избивать, пытать и насиловать безоружных людей, так и белорусские власти, вдруг ощутивших иллюзорность своих надежд на защиту собственным силовым блоком.  Нагоняя волну угроз и страха на население, Хунта продемонстрировала то, чего боится прежде всего сама.

    Именно поистине какой-то животный страх заставил белорусские спецслужбы найти и арестовать более 200 человек, негативно оценивших в Интернете провал белорусских силовиков. А. Лукашенко угрожал: «Окрестино свободно. Правильно Сергеенко сказал: не надо убирать, поздно, все аккаунты у нас на руках, мы видим, кто чего стоит. И если мерзавцы типа Цепкало думают, что мы их не достанем, они ошибаются. Мы не простим гибель этого парня», (https://t.me/pul_1/3690). Но на самом деле, за посетителями чатов стоит народ, и где Хунте искать защиту от народа?

Как втянуть Россию?

    Принято считать, что с августа прошлого года главным «защитником» белорусского силового блока считалась Россия. Это не так, два десятка лет в среде сотрудников белорусских спецслужб и спецподразделений постоянно распространялись слухи о готовности российских коллег в случае народного восстания в Беларуси немедленно прийти им на помощь.  Поразительно то, что, даже проводя предвыборную кампанию 2020 года в жестком антироссийском формате, А. Лукашенко, объезжая за неделю до выборов места дислокации подразделений МВД и КГБ, намекал, что Россия, если что, то «не бросит», а «поможет».

    Хунта, конечно, использовала гибель офицера КГБ в своих целях. Между тем, любая жизнь бесценна (автор материала выражает сочувствие семьям первых жертв гражданской войны).  Подняв после 28 сентября невероятную по истеричности информационную кампанию, Хунта ожидала мгновенную солидарность со стороны Москвы. Однако российские силовики прежде всего отметили поразительный непрофессионализм белорусских коллег.
     Можно только представить ответное негодование со стороны А. Лукашенко. Рушился миф о том, что Москва, не глядя, бросит на помощь белорусским силовикам свои спецподразделения. Между прочим, и год назад эта идея была сомнительна, но сейчас…

Информационный провал

    С этого момента информационная кампания в Беларуси стала раздваиваться на две «ветки»: агрессивная, как говорится, не выбирая слова, критика газеты и сайта «Комсомольская правда в Беларуси» и попытки как-то связать российские правоохранительные органы с охотой на журналиста «Комсомольская правда в Беларуси», Геннадия Можейко.

    Сразу скажем, что это была ошибка. Информационные кампании являются только частью, верхней и видимой частью айсберга - проводимой политики, и их нельзя вести в противоположных направлениях или против друг друга. Итогом может быть политический провал и даже катастрофа.  Обычно держатся одной кампании, чтобы не сорваться в пропасть. В данном случае не стоит с одной стороны травить российские СМИ, но при этом искать и даже требовать поддержки от российских силовиков. Но посмотрим, что получилось у белорусской стороны…

    Обвиненная буквально во «всём», «Комсомольская правда в Беларуси» была закрыта. Чтобы как-то смикшировать в России негативный эффект ликвидации в принципе только формально российского издания (газета и сайт были зарегистрированы в Беларуси и, как верно отметил Д. Песков, являются белорусскими СМИ), белорусские «эксперты» принялись уверять, что «Комсомольская правда в Беларуси» занимала исключительно оппозиционную и антироссийскую позицию. Иными словами, получалось, что белорусские власти, закрывая формально российскую газету, едва ли не защищали Россию.

     Но у нас есть еще один пример: формально российский информационный ресурс – радиостанция «Спутник Беларуси». Данный рупор лукашизма годами занимал антироссийскую позицию за российские деньги. В Москве это объясняли тем, что информационный формат задают белорусские власти и надо «терпеть», так как иначе «нас вышвырнут».

   Напомним, что в настоящее время в белорусском информационном пространстве нет ни одного российского ресурса. Формально российские телевизионные каналы, на вредоносность которых постоянно ссылается белорусская оппозиция, являются типичными информационными мутантами, использующими российский контент и подменяющими информационную составляющую. Между тем, только в Москве транслируются три белорусских телевизионных каналов, где информация о современной Беларуси подается в исключительно лукашистском формате.

    Так что, когда белорусские «эксперты» начинают жаловаться на содержание уже закрытой «Комсомольская правда в Беларуси», то этим они просто раскрывают антироссийскую сущность белорусского «союзника» России и подчеркивают ненависть А. Лукашенко к России. Для подтверждения этого достаточно более-менее регулярно смотреть видео белорусского журналиста Г. Азарёнка – «язык Лукашенко», который называет Россию (применительно к 1990-м годам) «нищей, хромой, косой, раненой, покалеченной и изнасилованной» (https://youtu.be/zGG0iTfdaV4).  Так Россию не оскорбляли даже в украинских, прибалтийских и грузинских СМИ.  Вот такие «защитники» России…   

     Никто никогда не поверит, что в Беларуси можно издавать российскую газету, которая на порядок популярнее всех официальных белорусских изданий вместе взятых, не подчиняясь указаниям министерства информации РБ и иных белорусских ведомств, занятых информационной войной. В любом случае, данная белорусская информационная кампания провалилась. 

Анабасис Геннадия Можейко

    Вторая информационная кампания поразила своей непродуманностью. Видимо тот, кто ее планировал, считал, что повторится ситуация с захватом в Москве группы Федуты – известного «террориста», который должен был закрыть в каком-то гомельском погребе все семейство Лукашенко (!).  К данной, как было объявлено, «совместной» российско-белорусской операции до сих пор много вопросов, но видимо, как и в случае с А. Федутой, в Минске посчитали, что российские силовики будут вынуждены подтвердить, что белорусского журналиста Г. Можейко в Москве задержала российская полиция, или, на худой конец, если опираться на заявление начальника департамента по гражданству и миграции МВД РБ А. Бегуна (https://t.me/sashakots/26107), в каком-то российском аэропорту. Дело в том, что А. Бегун, зачитывая очень осторожно составленное заявление от лица белорусского МВД, утверждал, что Г. Можейко стремился выехать из России в третью страну, но был как-то все-таки перехвачен российскими силовиками.

    При этом напомним, что именно А. Бегун по должности отвечает за «Тропу Лукашенко», обеспечивая и «крышуя» нашествие нелегальных мигрантов в Беларусь. За его подписью были депортированы из Беларуси сотни граждан России. Есть и еще кое-что интересное, связанное с этим белорусским офицером МВД, включая использование минского аэропорта в качестве «шлюза» для граждан России, которым как-то стало очень неуютно на Родине. 

    Но в данном случае А. Бегун пытался всеми силами притянуть к операции против политических оппонентов режима А. Лукашенко российские правоохранительные органы, хотя Г. Можейко нет в базе невыездных. Видимо кое-кому в Минске было очень нужно доказательство лояльности Москвы и, прежде всего, российского силового блока А. Лукашенко и его «страже». Иными словами, надо было во что бы ни стало убедить сотрудников белорусских спецподразделений МВД и КГБ, что в тылу у них стоит Россия, которая, в случае катастрофы спасет, защитит и вывезет.

    Напомним, что российские правоохранительные органы ни одним словом не подтвердили не только задержание Г. Можейко в России, но и пребывание белорусского журналиста на российской территории. Тем не менее, всю минувшую неделю белорусские «эксперты» и БТ упорно твердили, то есть лгали, что Г. Можейко был задержан в Москве российскими силовиками. Иногда их было даже жалко.

    Москва не вступится за гражданина Беларуси и торга за Г. Можейко не будет. Между прочим, напомним, что, набрав более 700 политических заключенных, А. Лукашенко так и не получил предложений от Запада начать торги за каторжан. Даже за М. Колесникову цена не названа…

Итак,

    Минск, с одной стороны, зачистив до стерильности доступную властям часть белорусского медиа пространства, пытается «заткнуть рот» и российским СМИ.  Для этого белорусская сторона позиционирует себя едва ли не передовой «гвардией», новой Брестской крепостью Москвы, даже Кремля, которая, защищая Россию (?), дубасит собственный белорусский народ. Иными словами, сейчас любой российский информационный ресурс, критикующий политику А. Лукашенко, рискует быть обвинен в нелояльности Кремлю (!).

   Напрашивается, может быть несколько поспешный, но вполне уже определившийся вывод: А. Лукашенко, используя абсолютную поддержку российского руководства, не только выходит на российское политическое и информационное поле, но и пытается выступить в России в роли союзного силового ведомства, не подчиненного российским властям. Рано или поздно карательная операция белорусских силовиков распространится и на Россию.

    С другой стороны, белорусское руководство всеми силами втягивает Россию в репрессии против белорусского Сопротивления, что позволяет в перспективе тому же А. Лукашенко обвинить Москву в терроре белорусского народа и попытках уничтожить белорусский суверенитет.  Это запасной вариант на случай отказа Москвы и дальше, без каких-либо условий, финансировать режим А. Лукашенко.

    Но пока, учитывая, что уже анонсирован старт российско-белорусской интеграции и конституционного референдума, А. Лукашенко и его Хунта генералов пытаются спрятаться от собственного народа за спину России.

А. Суздальцев, Москва, 10.10.2021