Раскол

«Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа» В. И. Ленин, «Памяти Герцена».

    А. Лукашенко на заседании Совета министров РБ (09.08.2022) потребовал немедленно развивать отношения с Западом (претензии к МИДу, что мол, с «ноги на ногу переминается»). По словам белорусского руководителя, поляки уже просятся...  Любопытно то, что и белорусская оппозиция/эмиграция будущее республики тоже связывают с ЕС и Украиной.  Запад может выбирать?

Лукашизм

    8-9 августа в Вильнюсе и Минске параллельно проходили два мероприятия по меньшей мере республиканского масштаба. В Минске 9 августа по инициативе «Белой Руси» был проведен Форум патриотичных сил, где в северокорейском стиле прославляли и обожествляли А. Лукашенко. В это время в Вильнюсе на европейский манер проводили сакрализацию национального лидера С. Тихановскую. Причем если на Форуме в Минске ругали оппозицию и «беглых», то в Вильнюсе шипели и топали против «оппозиции в оппозиции». Над всеми этими двумя собраниями витал дух лукашизма – белорусского варианта авторитарной диктатуры.

Белорусский политический класс давно и почти безнадежно болен лукашизмом, что с одной стороны является индикатором системного кризиса белорусской государственности, а с другой стороны является свидетельством глубокого раскола белорусского общества.

Вспомним

    На состоявшемся в Вильнюсе мероприятии белорусской политической эмиграции - Конференции «Новая Беларусь», организаторы с одной стороны элегантно ушли от разговора о «достижениях» Офиса С. Тихановской за два года работы, но с другой стороны, почти незаметно был подведен итог длительной дискуссии о будущем конституционном устройстве «Новой Беларуси».

    Буквально все выступающие на Конференции утверждали, что Республика Беларусь после ухода А. Лукашенко должна стать парламентской республикой. Мол, все «наелись деспотизма». Это, конечно, можно только приветствовать, так как среди оппонентов белорусского политического режима существует наивное мнение о том, что белорусский народ уже получил «прививку» от авторитаризма.

    Но ведь Беларусь уже была парламентской республикой – с 1991 по 1994 год. Депутаты Верховного совета сами решили отказаться от парламентской формы правления, так как белорусский законодательный орган и затравленная депутатами-демагогами исполнительная власть не могли справится с волной социально-экономических проблем, накрывших Беларусь с 1991 года: останавливались производства, росла безработица, накапливался долг за поставляемый российский природный газ, Минск превращался в город организованной преступности, белорусские власти не могли договориться с Москвой о финансово-ресурсной поддержке, за счет которой Беларусь живет до сих пор.

    Постоянная ругань, поиски виноватых, разоблачения и обвинения в коррупции в Верховном совете в итоге утомили население Беларуси, которое потеряла веру в способность парламента навести в стране «порядок». Иными словами, в республике наступил кризис того самого «ответственного лидерства», о котором так эмоционально говорили на Конференции в Вильнюсе.

    Объем проблем перед молодым белорусским государством в первой половине 1990-х годов оказался столь  ужасающим, что коллективный орган законодательной власти решил найти «козла отпущения» в лице президента, но очень быстро оказалось, что страна, убедившись в бесполезности парламента, нуждалась в почти «мессии», способной «запустить заводы», обеспечить страну нефтью, газом и деньгами.

    Стране нужен был добытчик, который мог взять на себя ответственность за выживание белорусского народа и белорусского государства. В итоге, А. Лукашенко, став полновластным властителем страны, на самом деле оказался посредником между Россией и белорусским народом.  В этом как раз и заключается суть «ответственного лидерства» по-белорусски – рулить финансово-ресурсной поддержкой.  

В реальности:

    За прошедшие 28 лет сложившаяся в 1994-1996 годах схема  не изменилось. Обратим внимание на то, что только в одном выступлении на конференции «Новая Беларусь» прозвучало, что в стране ничего нет: ни денег, ни ресурсов, ни полезных ископаемых, а производственная база устарела и непонятно, что делать с рабочими (?). Причем было отмечено, что обещанные ЕС 3 млрд. долларов – «это ничто». Однако это мнение, причем совершенно верное, не понравилось как залу, так и модератору. Ведь после свержения А. Лукашенко должен мгновенно начаться «рай». После переходного периода…   

    Напомним, что бюджет республики – 12 млрд. долларов, ВВП – 62-65 млрд. долларов, годовой импорт природного газа по рыночной цене, а другой для «Украины-2» не будет, составит не менее 40 млрд. долларов в год. Ситуация хуже, чем с Молдовой, которая каждый месяц стонет и жалуется на отсутствие денег для оплаты поставки российского газа.

Реплика

     Между прочим, вопрос об отношениях с Россией на Конференции решался просто феноменально просто и наивно – Россия обязана/должна потерпеть поражение от Украины и её судьба будет решаться на международном уровне с участием Беларуси. Причем, на конференции умолчали, кто будет на будущей «дележке» представлять РБ – А. Лукашенко или С. Тихановская, а может быть вообще кто-то из минского Сопротивления…

    Понятно, что в случае поражения Москвы природные ресурсы РФ включая инфраструктуру, будет поделена, хотя очень трудно представить ситуацию, когда «Киев-победитель» стал бы делиться «добычей» с Минском – «соагрессором». Но еще большую загадку представляет вопрос: как можно победить на поле боя ядерную державу?  В принципе, на этом «интересном вопросе» можно было бы и закончить говорить об «эпохальности» Конференции в Вильнюсе, если бы не её роль индикатора глобального раскола белорусского общества.

Второй белорусский авторитаризм неизбежен

    Понятно, что никакого «рая» из Новой Беларуси, которую в Вильнюсе решили формировать по украинскому рецепту, не получится. Новая Беларусь (Украина-2) планируется как принципиально антироссийское государство, которое должно незамедлительно покинуть Союзное государство, ОДКБ и ЕАЭС.

    К чему это приведет? Сейчас, к примеру, есть уникальная возможность посмотреть, как начинает корчится без российского газа Европа, у которой, между тем, нет проблем с деньгами. У Беларуси денег нет и не будет. Как уже отмечалось выше, 3 млрд. долларов хватит на два-три месяца.  

    На фоне вала новых, и неразрешимым проблем, которые обрушатся на Беларусь, новый парламент неизбежно снова вернется к «ответственному» президентскому правлению. Республика повторит новый, уже второй авторитарный круг – возложение ответственности на нового «национального лидера». Авось новый будет лучше и обеспечит республику почти бесплатными ресурсами и списываемыми в перспективе кредитами. Напомним, что от А. Лукашенко тоже ждали «чуда». В итоге первый белорусский президент судя по всему, уверовал в свое божественное возникновение и праве на власть пожизненно.

    Отметим, что парламентская республика – это очень хорошо, но для этой формы правления необходима страна с государственностью лет в 500, стабильной элитой и зрелым политическим классом, а самое главное, имеющей развитую экономику. Иными словами, страна живет, а не выживает и не ищет подачек.

    Можно ли обойтись без Второго белорусского диктатора? Можно. К примеру, живут ведь без диктатуры Киргизстан и Армения, оставаясь при этом в союзнических отношениях с Россией. Но для Беларуси, если оппозиция всё-таки придет к власти, такой путь закрыт, так как белорусские оппоненты А. Лукашенко встали на сторону Киева. Они выбрали свой путь, против России.  

Сделайте нам «хорошо»!

    Не является новостью то, что  в Беларуси население традиционно недовольно деятельностью А. Лукашенко, который должен и обязан обеспечить жизненный уровень не ниже, чем в России. Это очень важно, так как белорусов угнетает мысль о том, что больше 700 тыс. граждан республики пытаются заработать именно в России, где уровень жизни выше.

    А. Лукашенко неоднократно, видя, что социально-экономический разрыв с РФ растет (во всяком случае до 24 февраля 2022 года), безуспешно пытался доказать, что на самом деле все, наоборот, и россияне завидуют белорусам. Такая «зависть» Дворцу политически важна, так как, с одной стороны, россияне должны завидовать, что в Беларуси такой «эффективный» глава государства за их счет, а во-вторых, «кремлевская мечта» главы белорусского государства никуда не делась. Стоит напомнить, что в 2016-2019 годах А. Лукашенко пытался называть гастарбайтеров в России «белорусскими специалистами».

   Белорусского руководителя очень беспокоит возможность и дальше за счет России поддерживать свою власть в Беларуси, т.е. фактически «кормить» республику, так как традиционные для постсоветского пространства иждивенческие настроения в белорусском обществе никуда не делись. Это его надежный электорат.

    Но, с другой стороны, основные претензии белорусской эмиграции к офису С. Тихановской в немалой степени тоже являются проявлениями не только политического, но и социально-экономического иждивенчества («Не можешь вернуть нас домой, так хотя бы помоги деньгами»). Все остальное – претензии в непрозрачности финансов Офиса, отсутствие грантов, недовольство в визовой поддержке и т.д., является проявлением все той же болезни лукашизма, в основе которой лежит тезис «сделайте нам хорошо!», а вот кто это «хорошо» сделает, никого не волнует – украинцы, русские, Евросоюз, США  или сама С. Тихановская, от которой, точно также как и от А. Лукашенко, ждут «чуда». А «чуда» все нет и нет…

Реплика

    Говоря о политическом и социально-экономическом иждивенчестве, необходимо понять, что это не упрек в адрес белорусов, а скорее боль.  Действительно, основная масса населения Беларуси живет скромно, а немало и тех, кто просто выживают. Для них государство остается последней надеждой.

    По различным оценкам, после 2020 года из Беларуси на Запад выехало до миллиона граждан республики и, как правило, эти люди были востребованы на Родине, но далеко не все смогли приспособиться к жизни в Евросоюзе. Кроме того, после февраля 2022 года внимание институтов ЕС и стран-участниц Евросоюза к белорусским эмигрантам на фоне волны украинских беженцев сошло на нет.

    Основная масса белорусской эмиграции мечтает вернуться домой, но пока у власти А. Лукашенко, возвращение в Беларусь скорее невозможно, чем возможно. Люди, оказавшись отрезанными от своей страны, родных и близких, собственного дела, смотрят на Офис С. Тихановской, как на последнюю надежду.

Раскол

    Вернемся к сравнению двух форумов – в Минске и Вильнюсе. Стоит обратить внимание на то, что и на провластном мероприятии и на конференции белорусской оппозиции организаторы и докладчики выступали от лица всего белорусского народа.  На Конференции упомянули сторонников А. Лукашенко в презрительном формате, в свою очередь в Минске принято говорить о политической эмиграции, как о «беглых».

    Но на самом деле это все имитация контроля над основной массой населения.  Белорусская оппозиция/эмиграции, основываясь на выборах 2020 года, уверенно считает, что по меньшей мере 70% белорусского населения против А. Лукашенко, что, сразу отметим, возможно, но это не значит, что все эти недовольные режимом являются белорусскими националистами и сторонниками оппозиции и С. Тихановской.  

    Вот, к примеру, по данным Мастерской Андрея Вардаматского за июль текущего года 66% опрошенных граждан республики считают, что Беларусь и Россия — один народ. Понятно, что эти люди не могут быть сторонниками националистической белорусской оппозиции. Представители белорусской эмиграции говорят о России, русском народе и российском руководстве хуже украинских СМИ.

    С учетом того, что рейтинг А. Лукашенко продолжает висеть в радиусе 30-32%, а стойких сторонников несменяемого белорусского руководителя от силы 10-15% населения, то получается, что между двумя полюсами – Лукашенко и оппозицией, зависает не менее 60 – 70 % политически нейтрального населения, для которых как А. Лукашенко, так и его политические оппоненты абсолютно неприемлемы («Чума на оба ваших дома!»).  

    Как белорусские власти, так и оппозиция видят этот огромный общественный резерв и прекрасно понимают, что тот, кто будет контролировать больше половины населения Беларуси, тот в итоге и получит власть. А. Лукашенко, к примеру, понимая, что в 2020 году «электорат победы» он потерял, продолжает неустанно комбинировать с политическими движениями и даже обещает регистрировать партии («Белая Русь»).  

    В свою очередь, на Конференции в Вильнюсе один из спикеров отметил, что мечтает начать «политизацию» белорусского населения, что прозвучало по меньшей мере странно, так как в 2020 году никого «политизировать» не требовалось, но оппозиция просто испугалась брать власть…

    Белорусское руководство более реалистично относится к «электоральному большинству». Ощущая, прежде всего в Минске, ненависть к властям, А. Лукашенко постоянно повторяет, что народ «одумался» и даже не имеет к событиям Августа 2020 года какого-либо отношения, так как на самом деле в РБ было организовано «внешнее вторжение». После событий в Казахстане (январь 2022 года), версия о «внешних силах» приобрела канонический характер.

    В свою очередь белорусская оппозиция априори и весьма наивно считает «электорат победы» оплотом национализма и своими сторонниками, мечтающим перейти с русского на белорусский и ненавидящих Москву и русских (украинский формат).  Наиболее радикальные эмигранты заявляют, что главный враг для них не А. Лукашенко, а Россия и её президент. Это говорит о том, что белорусская оппозиция не смогла принять тот факт, что именно белорусские националисты, пытаясь с первого дня мирных протестов 2020 года придать протестам националистический дизайн, сыграли главную роль в снижении активности минчан, а следом протесты уже «добил» ОМОН. Именно белорусские националисты спасли А. Лукашенко от неминуемого краха в августе 2020 года.

Секты

    В этом плане стоит обратить внимание на буквально истеричный натиск националистов на спикеров и ведущих Конференции в Вильнюсе. От них постоянно требовали немедленно перейти на белорусский язык.

   Автор этих строк не раз обращал внимание на то, что когда язык превращают в инструмент политической борьбы, то это обрекает язык на исчезновение. В данном случае язык использовали для отрыва оппозиции от основной массы белорусского населения, включая русскоязычный Минск – настоящая спецоперация белорусских спецслужб.

    На фоне постоянных призывов к единству вокруг С. Тихановской, что по идее подразумевает компромиссы и уход на второй-третий план проблем, которые как раз разъединяют оппонентов режима, упорное желание загнать основную массу протестного потенциала республики в рамки жесткого этнического национализма, ориентированного исключительно против России, говорит о том, что оппозиция упорно повторяет «украинский шлях».

    К примеру, на Конференции одним из оппозиционных по отношению к Офису С. Тихановской спикеров было отмечено, что оппозиционные СМИ ничего не говорят о Лукашенко.

    Действительно, все оппозиционное медиа пространство заполнено ненавистью к России и солидарностью с Украиной. Причем, бездумно повторяются все лживые информационные вбросы Киева.  Им не до Лукашенко…

Итак,

   На самом деле Беларусь почти треть века терзают две политические группировки, исповедующие государственный (власти) и этнический (оппозиция) национализм, одинаково зараженные лукашизмом и политическим (оппозиция) и экономическим (власти) иждивенчеством.

    Обе группировки не являются политическими движениями, так как у них нет реалистичных стратегий для достижения поставленных целей, они купаются в каких-то фантазиях о будущем Беларуси и ждут, что кто-то сделает им «хорошо» - Россия, Евросоюза или даже Китай. Белорусские власти и белорусская оппозиция/эмиграция являются политическими  тоталитарными сектами, живущими в своих виртуальных мирах, имитирующих заботу о белорусском народе.   

А. Суздальцев, Москва, 14.08.2022