Пришла зима

«Сколько времени потеряно, чтобы выиграть время», Поль Моран, член французской Академии

    А. Лукашенко в очередной раз попал в скандал, что давно стало традицией и вряд ли кого удивит. Белорусский руководитель всегда отличался выдающейся склочностью и поистине звериным чутьем в отношении угроз для своей власти. Но в данном случае А. Лукашенко, если не считать мечты о Кремле, все-таки достиг вершины своей карьеры – он смог спровоцировать международный кризис, способный почти мгновенно перерасти в первый, после Югославских войн, вооруженный конфликт в Европе.

    Можно было бы этого ожидать? Можно. На данном информационном ресурсе два десятка лет постоянно говорится о том, что А. Лукашенко никогда не являлся союзником России и рано или поздно обязательно подставит Москву под конфликт, способный стать катастрофой для современного мира. Вот к этому и пришли…

    Все идет своим трагическим путем, одна ошибка обязательно создает новую, но большего масштаба. В настоящее время мы можем говорить о т.н. «малом треке» распада белорусского авторитарного режима, с конца 2019 года: «нефтяная война», президентские выборы 2020 года, начало конституционной реформы, миграционная война, международный кризис. В итоге судьба режима стала международной, а не только российской проблемой, т.е. частично повторяется ливийский сценарий. Что дальше? Если процесс не остановить, то все закончится кровавым конфликтом, войной…

Напомним,

    Мы не раз отмечали, что характерной чертой распада авторитарного режима является его поразительная способность активно приближать собственный конец. Признание итогов голосования 9 августа в версии белорусского ЦИКа рано или поздно должно было привести к проблемам с Западом. А. Лукашенко осенью 2020 года развил настоящую информационную кампанию, доказывающую белорусскому населению и России, что Беларусь подверглась невиданной агрессии со стороны Польши и НАТО. Приказав 23 мая 2021 года посадить в минском аэропорту европейский авиалайнер, А. Лукашенко сознательно провоцировал не только Запад, но и Россию.

    Уже тогда (конец мая – начало июня 2021 г.) на Западе было сформировано подозрение или, скорее «надежда», что к факту белорусского воздушного пиратства причастна России. Одновременно представители белорусского экспертного сообщества, в прямом эфире одного из ток-шоу на российском федеральном канале, попытались привязать к инциденту российские спецслужбы. В итоге Центральная Европа и прежде всего Польша мгновенно раскрутили антироссийскую кампанию с фантастическими подробностями. Спасло Москву от санкций только то, что на Западе не хотели омрачать запланированный на 16 июня 2021 г. российско-американский саммит в Женеве. Но А. Лукашенко получил четвертый пакет санкций, который оказался, как и предыдущие, совершенно декоративным. Но было обидно…

    22 июня 2021 года, выступая в Бресте, А. Лукашенко объявил Западу миграционную войну: https://vod2ren.cdnvideo.ru/ren/tertium/2021/6/22/1.mp4

    Именно в Бресте А. Лукашенко, отказавшись задерживать мигрантов на внешней границе Беларуси, сформулировал основные требования к Западу: сесть с ним за стол переговоров, чем легитимизировать шестой срок А. Лукашенко, снять все санкции и дать денег на функционирование границы. Эти три условия сохранились до настоящего дня…

Реплика

    Замысел Минска до сих пор поражает своей убогостью. Ориентиром для провокации с мигрантами был выбран успешный шантаж Евросоюза в 2015 году президентом Турции Р. Эрдоганом. Очень странно, но, видимо, действительно, когда готовилась провокация с мигрантами, в Минске не учили ни сложившуюся в то время международную обстановку, ни то, что Эрдоган остается легитимным президентом крупного государства – члена НАТО, и Таможенного союза с ЕС, имеющего очень солидный оборонный потенциал. В 2015 году на территории Турции скопились миллионы беженцев. Ничего этого у А. Лукашенко не было и не будет. Кроме того, если у Р. Эрдогана была одна цель – деньги, но ведь у А. Лукашенко оказался целый набор политических условий, которые касались непосредственно его власти.

«Тропа Лукашенко»

    Турция не звала к себе беженцев. Нелегальные мигранты сами шли через Турцию в Европу «балканским маршрутом». А. Лукашенко пришлось потрудиться, чтобы завернуть уже давно протоптанные «тропы» на север. В Ираке, Сирии, Ливане, странах Магриба были задействованы десятки туристических агентства и белорусские консульства, национальные авиакомпании. В цепочку вошли минские гостиницы и общежития, следом присоединился частный сектор, включая, конечно, такси. Появился прейскурант и кураторы от белорусских спецслужб. Уже в конце июля 2021 г. «Тропа Лукашенко» была загружена, пошли деньги. Провокация казалась финансово выгодной, но…

Проблемы

    Первая проблема – Россия, ее реакция на провокацию Минска. В момент запуска миграционной войны А. Лукашенко, можно сказать, повезло. Россия находилась в тяжелом и бесперспективном противостоянии с Евросоюзом и блоком НАТО. Фактически между Москвой и Брюсселем не осталось общих тем, диалог проходит посредством нот и вызовов послов в министерства иностранных дел. Появление в Беларуси миграционного фронта в тот период было встречено не без злорадства. Можно привести в качестве примера «аплодирование Александру Григорьевичу»: https://www.youtube.com/watch?v=jlrlrzHw_BM.

    Понятно, что такая реакция российского истеблишмента основывалась на провале отношений с ЕС, но то, что поддержав в очередной раз А. Лукашенко, ситуация может обернуться бумерангом, видимо не просчитали. Как и в Минске, в Москве были уверены, что в итоге Брюссель сдастся и мигранты пройдут в Германию.

    Вторая проблема носила внутренний характер и распадается на две «ветки». Первая – отношение к мигрантам жителей белорусской столицы и населения приграничных районов Беларуси. Сразу скажем, что белорусским обществом беженцы воспринимаются в целом крайне негативно. Превращение республики в перевалочную базу оказалось сокрушительным ударом по менталитету сторонников А. Лукашенко, которые, на примере оккупации толпами мигрантов центра Минска, очень быстро разочаровываются в своем кумире.

    Появление беженцев на улицах белорусских городов, прежде всего Минска, сказалось и на антироссийских настроениях. Напомним, что одним из факторов, откровенно мешающих российско-белорусской интеграции, было присутствие на территории России нескольких миллионов рабочих мигрантов из стран Центральной Азии и кавказских автономий самой России. 

    Напомним, что в начале 20 века в белорусской политической публицистике была популярна тема о переселении на территорию РФ китайцев и даже колонизация Сибири и Дальнего Востока гражданами КНР.  «Захват» России иностранцами и иноверцами, если исходить из доминирования в РФ основной конфессии, активно использовался противниками Союзного государства.

    Однако, благодаря политике А. Лукашенко, который передал Китаю солидные территории республики, китайцы давно стали неотъемлемой частью населения Беларуси. К настоящему времени, по экспертному мнению, Беларусь по степени «китаизации» опережает даже Киргизию.

    Сейчас уже мигранты придают Минску, а следом и всей республике, арабско-афганский «акцент». При этом есть понимание того факта, что по ряду причин солидная часть мигрантов останется на территории РБ, получит гражданство и укрепит восточные и исламские диаспоры в республике. Ответственность за новое, уже белорусское Косово, население Беларуси, независимо от политической ориентации, а также политическая пассивная часть граждан республики, возлагает непосредственно на А. Лукашенко. Миграционный кризис окончательно похоронил даже теоретические возможности А. Лукашенко выиграть какие-либо выборы или референдумы.

Реплика

    Стоит отметить, что развернутая белорусским агитпропом кампания по возложению ответственности за бедственное положение задержанных на польской границе мигрантов на Польшу и Евросоюз не вызывает отклика у граждан Беларуси. Не является тайной, что мигранты оплатили свое путешествие тысячами евро, они неплохо выглядят, и едут из стран, которые бомбили десятки лет назад. С тем же успехом белорусское телевидение могло говорить о жертвах крестовых походов. Понятно, что беженцы, по примеру своих соотечественников, уже поселившихся в Германии, не собираются ударно работать на стройках германского капитализма, а надеются получать пособие, позволяющее жить совершенно безбедно.

    И самое главное. Как можно упрекать Запад в несчастиях нелегальных мигрантов, если белорусская сторона сделала всё, чтобы эти люди прибыли в Беларусь и сейчас находятся на белорусской территории. А. Лукашенко сам создал в республике очаг гуманитарной катастрофы, но обвиняет в этом соседние страны, чтобы уйти от ответственности.

Белорусские силовики

    Вторая внутренняя «ветвь», которая оказалась непосредственно втянута в миграционный кризис – это белорусский силовой блок. На самом деле, генералы – неформальные члены Хунты, давно «разобрали» ответственность за «Тропу Лукашенко» согласно функционалу (пограничники на границе и в аэропорту, милиция в Минске, КГБ в этнических диаспорах и т.д.) и поделили доходы (!).

    А. Лукашенко не в первый раз пытается переложить финансирование силовых ведомств на внешние источники. К примеру, «повесить» финансирование белорусской армии (хотя бы частично) на российский оборонный бюджет, КГБ, благодаря своей агентуре среди белорусских «экспертов», традиционно создавала и создает имитационные «союзные» проекты с РФ, получая на них деньги из России, таможня жила и живет за счет контрабанды и конфиската, налоговые ведомства за счет штрафов и т.д.

    В создании миграционной «Тропы Лукашенко» был использован богатый опыт предыдущих «троп», создаваемых для переброски в Россию граждан Грузии и Украины. Между прочим, в белорусско-европейском миграционном кризисе свою роль играет и Армения, где в аэропорту «Звартноц» появился транзитный хаб мигрантов, отправляющихся в Минск: рейс В2 734 Белавиа.

    Однако, есть проблемы. Нагрузка на белорусский силовой блок, которая с августа 2020 года стала почти нетерпимой, вновь удвоилась. Правда, навыки террора против собственного народа не пропали и пригодились в быстро разрастающемся концлагере «Брузги», но смена этнического «лица» республики насторожила белорусских силовиков. Одно дело избивать и гонять по улицам Минска безоружных мужчин, женщин и подростков, а другое дело – вдруг столкнуться с отрядами относительно молодых парней, имеющих за плечами не «качалки», а реальную войну, и которым терять просто нечего. Конфликты и столкновения неизбежны.

    В итоге А. Лукашенко к вяло текущей гражданской войне на территории Республики Беларусь прибавляет ещё и миграционные проблемы.

На что рассчитывал Минск?

     Видимо, расчёт был на то, что для А. Лукашенко приемлем любой результат. Подобная схема, между прочим, будет задействована с конституционным референдумом.  Скорее всего был расчет на то, что продавить мигрантами Европу по примеру Р. Эрдогана удастся, Евросоюз будет вынужден начать с А. Лукашенко переговоры, признает его шестой срок и начнет финансировать Минск, прося взамен закрыть миграционную «дыру». Следствием такой победы должно было стать укрепление позиции А. Лукашенко перед Москвой, что обещало получение из российского бюджета новых дотаций и дальнейшая имитация союзных отношений и российско-белорусской интеграции.

    Если, в свою очередь, Евросоюз займет непреклонную позицию (этот вариант в Минске даже не рассматривается), А. Лукашенко получит от Москвы огромную финансовую помощь и очередную, лет на десять, отсрочку от выполнения интеграционных обещаний. Все повторяется, и в любом случае, результат просто отличный. Казалось, что никаких срывов не может быть.  

    Между тем, начав с успешных прорывов на литовскую территорию, а следом и через белорусско-польскую границу, миграционное «наступление» к началу сентября начало выдыхаться. Варшава и Вильнюс принялись укреплять свои восточные границы и количество беженцев, пробившихся на территорию ЕС, сокращалось.  Что не учли белорусские сервильные «аналитики»?

    Европа, открывая свои «двери» для мигрантов с юга, не собирается принимать мигрантов с Востока. Для ЕС мигранты от Лукашенко неприемлемы и ссылки Минска на европейские нормы морали в данном случае не проходят. Одно дело снимать людей с лодок, прибывающих из Ливии, где до сих пор идет война, а другое дело принимать мигрантов из широко разрекламированной «страны для жизни». Как говорится, прибыли мигранты в «процветающую Беларусь», ну так и живите там. Мигрантам ведь в Беларуси ничего не угрожает. Или мы ошибаемся?

    В Минске не учли настырность Польши и Литвы, у которых, на фоне непростого внутриполитического положения, большинство электората категорически против превращения их стран в транзитные «коридоры». Попытки белорусских и части российских экспертов «перевести стрелки» с миграционного кризиса на политическую борьбу в Польше оказались непрофессиональными и пропагандистскими.

    В чем не ошиблись в Минске, так в традиции Москвы во что бы то ни стало поддерживать штатного союзника, даже если этот «союзник» откровенно подставляет Россию под военный конфликт с НАТО.

Эскалация

    С 8 ноября на белорусско-польской границе началось обострение миграционного кризиса. Всю минувшую неделю предпринимались массированные попытки пробиться на польскую территорию, что иногда беженцам удавалось, но… мигрантов ловили и возвращали на территорию РБ.

    Около пограничного перехода «Брузги», под Гродно, вырос лагерь, который к пятнице 12 ноября приобрел характер гуманитарной катастрофы. По традиции, белорусские власти попытались переложить ответственность за собственноручно устроенный кошмар на Польшу и Евросоюз, но в итоге приступили к хотя бы частичному благоустройству захваченной территории.  

    Иллюзий нет, Польша не пропустит мигрантов в Германию, за что Берлин очень благодарен Варшаве. Рекомендации ООН: вывозить мигрантов на Родину через минский аэропорт, белорусское руководство не примет.

    Не хочет А. Лукашенко оставлять беженцев и в Беларуси.  Ему может быть все равно, но силовики поднимут настоящий мятеж.

    Можно ли считать, что А. Лукашенко попал в западню? Белорусский руководитель так не считает. Во-первых, он горд тем, что белорусская тема заняла первые строки мировых новостей. Во-вторых, он уверен, что его требования будут приняты, и в глазах Запада он будет легализирован. Надо только продержаться до момента, когда В. Путин решит проблему. Кроме того, в Минске уверены, что Брюссель все-таки пойдет на переговоры…

     А. Лукашенко окружен сервильными «аналитиками», которые уже трубят о его победе. Правда, есть одна проблема: завтра в Беларуси начинается климатическая зима.

    С нашей стороны нет никаких сомнений: А. Лукашенко попал в яму, которую он выкопал для Евросоюза. Минску ничего не остается, как накапливать мигрантов и ждать удобного момента для продления «тропы Лукашенко» до Германии. Но в этом случае у А. Лукашенко остается только одна надежда, что он как-то выпутается из западни – содействие России. Если, конечно, Москва успеет до холодов.

    Обратим внимание на то, что обострение миграционного кризиса на белорусско-польской границе случилось буквально следом за постепенным снижением накала европейского энергетического кризиса, когда Москве буквально из всех «стволов» приходилось «отстреливаться» от обвинений Евросоюза и США в «удушении» Европы «газовой удавкой». Сейчас Москве приходится отмежевываться от лагеря мигрантов на белорусско-польской границе.

«Российский след»

     В чем несомненный успех А. Лукашенко? Он смог втянуть в миграционный кризис Россию, то есть сделать то, о чем на этом ресурсе с июля месяца постоянно предостерегали.  

    Запад, считая, что Москва причастна к миграционной войне, исходит, как из объективных и даже институциональных фактов, так и реакции Москвы. В частности, Москва и Минск всегда и на всех международных площадках подчеркивали, что они объединены в Союзное государство, т.е. Россия отвечает за действия А. Лукашенко. Правда, справедливости ради стоит отметить, что, в свою очередь, белорусская сторона вспоминала о СГ только тогда, когда надо было получить очередные дотации из российского бюджета или, когда вставала необходимость нашкодившего А. Лукашенко в очередной раз спасать из «помойной ямы».

    Кроме того, Евросоюз никогда не поверит, что Москва, которая имеет на руках свой внутренний развивающийся миграционный кризис, даст согласие на миграционную авантюру А. Лукашенко в условиях, когда российско-белорусская граница остается виртуальной. В то же время ЕС никогда не поверит, что А. Лукашенко способен так подставлять своего единственного спонсора. На самом деле А. Лукашенко, в очередной раз ставя Москву перед фактом, способен еще и не на такое.

    Активная защита А. Лукашенко со стороны России (федеральные ведомства, СМИ и т.д.), который, в свою очередь, воспринимается в Европе наследником едва ли не Гитлера, целиком укладывается в доказательство причастности России к действиям А. Лукашенко. Причем на Западе отмечают разнобой в протестах со стороны Москвы: одни ведомства стремятся откровенно отмежеваться от белорусско-европейского миграционного кризиса, а другие яростно отстаивают правоту А. Лукашенко. Все это способствует новой волне подозрений в отношении Москвы.    

    Понятно, что на Западе есть немало сил, для которых затеянный А. Лукашенко миграционный кризис является идеальным поводом оказать давление на Россию. Вновь встал вопрос о санкциях против Москвы.

Итак, что делать?

    Понятно, что кризис необходимо срочно ликвидировать. Он наносит огромный ущерб уже России, и делает возможным вооруженный конфликт в центре Европы. Кроме того, еще раз отметим, что зима не за горами, и, с её приходом, положение всех сторон только усугубится.

    Понятно, что А. Лукашенко недееспособен и он может только провоцировать углубление конфликта, чтобы довести его до «горячей» фазы. На переговорах белорусский руководитель бесполезен, так как его требования носят характер шантажа. Напомним, что у А. Лукашенко полтора десятка тысяч «заложников», но их лагерь завтра будет засыпан снегом.  В принципе, до настоящего времени у Минске остается только один человек, до которого может дотянуться Брюссель – В. Макей, но его полномочия мизерны и что-то сделать для разрешения конфликта он не в силах.

    Кроме того, А. Лукашенко проиграл информационную войну, население его авантюру с мигрантами не поддерживает, а если белорусский руководитель пойдет на односторонние уступки с Западом или Россией, от него отвернется хунта силовиков.  Последствия данного сценария для политического режима А. Лукашенко будут негативными.

    В свою очередь, мы понимаем, что без Москвы кризис решить невозможно. Проблема в том, что если Россия начнет активно участвовать в поиске выхода из миграционного кризиса, то, с одной стороны, она будет считаться «участницей конфликта» (если не «заказчицей»), со всеми вероятными последствиями в виде санкций, а с другой стороны, станет понятно, что невозможно найти выход из миграционного кризиса, устранившись от поиска выхода из белорусского политического кризиса. Это все равно, как лечить двустороннюю пневмонию каплями от насморка. Больной умрет с «сухим» носом…  

    Времени на поиски выхода нет, повторим еще раз: завтра начинается климатическая зима.

А. Суздальцев, Москва, 14.11.2021