Отступление

„Человека нельзя принудить к отступлению, если он не сдается сам - и прежде всего в своем собственном сознании.“
Наполеон Хилл, американский журналист и писатель.

А. Лукашенко, в пятницу 26 ноября 2021 года, все-таки посетил место дислокации беженцев на белорусско-польской границе в районе КПП «Брузги», где подвел итоги организованного белорусскими властями миграционного кризиса. Хотя, скорее можно говорить о провале данной провокации. Между прочим, канцлер ФРГ уже не А. Меркель.

Что происходит?

Миграционный кризис буквально на глазах ослабевает и как-то «растекается». В центре Минска все меньше беженцев, автобусы и такси вывозят мигрантов в аэропорт.  Постепенно налаживаются вывозные рейсы. Спадает напряженность на границе, где уже не организовываются массовые прорывы польской границы, но небольшие группы пытаются искать по периметру пограничных заграждений «окошки» в Польшу. Большинство из тех, кто все-таки прорывается, оказывается в польских лагерях для мигрантов. Три дня назад в одном из таких лагерей беженцы устроили настоящее восстание.

На уже упомянутом КПП «Брузги», в ангаре логистического центра (чтобы было понятно, в Беларуси логистические центры являются временными складами для контрабанды), остается группа самых упорных мигрантов (2 тысячи человек), которые продолжают ждать возможности попасть в ФРГ. Любопытно, что когда А. Лукашенко предложил этим людям вернуться домой, то толпа беженцев ответила, что им все равно нужна Германия. А. Лукашенко кивал головой, так как иллюзий не осталось: Польша не пропустит «белорусских» беженцев, о чем, кстати, мы говорили с сентября.

Нет сомнений, что, используя силу, белорусские власти могли бы ликвидировать миграционный лагерь за пару часов, но они этого не делают, так как хотели бы все-таки использовать беженцев в качестве элемента шантажа Евросоюза.  Отсюда и выступление А. Лукашенко перед мигрантами, которые, в свою очередь, не владея русским языком, использовались в роли массовки.  Но к этому вопросу мы еще вернемся.

Обращение А. Лукашенко к народам Польши и Германии смотрелось трагически. Мало того, что белорусский руководитель обратился через голову правительств, что по меньшей мере неприлично, но он, по принципу «Ну что Вам жалко?», упрашивал принять оставшиеся две тысячи беженцев. При этом А. Лукашенко уже не угрожал разжечь ядерный конфликт, не пытался шантажировать Евросоюз, а только утверждал, что Беларусь («государственная власть») сделает для мигрантов «всё», чтобы облегчить их бытовые проблемы… Вообще-то, когда создавалась арабская «Тропа Лукашенко» (были еще грузинская и украинская «тропы»), планировалось, что мигранты вообще в Беларуси не задержатся.    

Напомним…

Прежде всего напомним, что, объявив 22 июня 2021 года миграционную войну Евросоюзу (об этом факте напомнил корреспондент BBC во время своего диалога с А. Лукашенко), белорусский руководитель рассчитывал на то, что Евросоюз мгновенно пойдет на выполнение его условий: сядет за стол переговоров с А. Лукашенко, чем легитимизирует его шестой президентский срок, снимет санкции и профинансирует охрану границы с Евросоюзом. Напомним, что по традиции Россия тоже финансирует «модернизацию» границы Беларуси с НАТО.

В качестве модели в окружении А. Лукашенко активно эксплуатировали успех миграционного шантажа Р. Эрдогана, но при этом не удосужились глубоко проанализировать причины уступок Евросоюза президенту Турции (2015 год).  Военно-политическим прикрытием провокации с мигрантами должна была стать Россия, которая, в свою очередь, как раз вошла в тяжёлый, и до сих пор не разрешенный кризис в отношениях с ЕС, усугубившись в сентябре-октябре разрывом отношений с НАТО.  Отсюда был сделан вывод о том, что Россия будет прикрывать Минск до конца.

Начали с Литвы.  Но Вильнюс относительно быстро «ощетинился» заборами и колючей проволокой и, несмотря на уверения белорусских «экспертов», что миграционный кризис приведет в Литве к смене власти (то же самое потом обещали и Польше), к сентябрю стало ясно, что литовцы не пропустят беженцев в центр Европы.  Еще хуже ситуация сложилась на белорусско-польской границе, где мигрантов ждали.   В итоге три месяца беготни по контрольно-следовой полосе и по приграничным лесам продемонстрировали, что «тропу» продлить до Германии невозможно.

С 8 ноября, в полном соответствии с ранее утвержденным А. Лукашенко планом, началась эскалация миграционного кризиса у КПП «Брузги». Понятно, что эта операция стала свидетельством отчаяния – миграционная война проваливалась.

Провал

Итак, первые три условия Европа не приняла. Несмотря на то, что все месяцы кризиса белорусские СМИ в режиме неумолчной сирены трубили, что Евросоюз просто обязан немедленно сесть за стол переговоров с А. Лукашенко, так как, мол, только переговоры с белорусским руководителем спасут от страданий и даже гибели сотни и тысячи беженцев, ни Литва, ни Польша и, тем более, Германия, на официальном уровне вопрос о переговорах с А. Лукашенко не ставили.

Два звонка экс-канцлера ФРГ А. Меркель не стали свидетельством легитимизации А. Лукашенко Евросоюзом, хотя именно такой была первая реакция белорусских «экспертов» и ведущих некоторых российских телевизионных ток-шоу. При этом стоит напомнить, что А. Меркель звонила А. Лукашенко по просьбе В. Путина, так как с 9 по 12 ноября на белорусско-польской границе сложилась столь сложная ситуация, что оставался один шаг до перестрелки, которая, в свою очередь, очень быстро могла перерасти в полноценный кровавый конфликт.  Последнего не хотелось и Москве, у которой своих забот хватало, начиная от запуска газопровода «Северный поток-2», до традиционных обвинений России в готовящемся вторжении на Украину.

А. Лукашенко для Запада остался узурпатором власти. Четыре пакета санкций не только не были отменены, но сейчас начался процесс наполнения санкциями уже пятого «миграционного» пакета. Кроме того, никаких денег от Евросоюза А. Лукашенко не получил. Первый тайм был отыгран, но тут же возник второй.

Эрозия надежд

После звонков А. Меркель у А. Лукашенко появилась вторая «волна» надежд на то, что он сможет не только выкрутиться из миграционного кризиса, но даже кое-что получить в качестве политических и даже финансовых дивидендов. С этого момента, сначала в риторике белорусских экспертов, появились «гуманитарные коридоры» в Германию, следом со ссылкой на А. Меркель в белорусском медиапространстве стали блуждать надежды на установление переговорной коммуникации «Брюссель – Минск». Российский журналист И. Коротченков, взяв у А. Лукашенко интервью, объявил сумму «откупа», которую хотел бы получить А. Лукашенко – 500 млн. евро (https://www.youtube.com/watch?v=W39ZS_xVaow). Вот и деньги…

Деньги

Выступая в четверг, 25 ноября 2021 года, на Конституционной комиссии, А. Лукашенко затронул вопрос о срыве очередного эвакуационного рейса из Минска по причине отсутствия денег на его оплату. По мнению белорусского руководителя, за эвакуацию завезенных в Беларусь по «Тропе Лукашенко» беженцев должен платить Брюссель: «Пусть Евросоюз оплатит». Автор этих строк уже отмечал на телеграмм-канале (https://t.me/suzdaltsev/2028), что Евросоюз не брал денег с нелегальных мигрантов, а деньги с беженцев брали аффилированные с официальным Минском посреднические структуры, включая туристические агентства. Более того, мигранты прибыли на территорию Беларуси и на ней так и остались, в Евросоюз эти люди так и не попали, т.е. за их страдания, о которых постоянно твердит белорусское телевидение, отвечает белорусское государство. Но на этом денежная тема не закончилась…

После посещения лагеря мигрантов на белорусско-польской границе А. Лукашенко затронул тему трат на беженцев из белорусского бюджета. Оказалось, что уже потрачено 12,6 млн. долларов США (?).  По официальной статистике, на территории Беларуси сейчас находится 7 тыс. граждан Ирака, Сирии, Афганистана и т.д. Получается, что на каждого из беженцев белорусское государство уже потратило по 1,8 тыс. долларов США (?). За такие деньги мигранты могли несколько раз слетать домой и вернуться…  Но ведь И. Коротченков говорил о 500 млн. евро (!). Это называется зарабатывать на горе и бедствиях людей, которых обманом затянули в Беларусь.

Считаем потери…

К концу завершающейся недели миграционный кризис на белорусско-польской границе исчез как из европейских и американских выпусков новостей, так и из российской новостной повестки.  А. Лукашенко отступил. Повторить 8-12 ноября он не в силах. Мигранты уезжают, в арабском медиапространстве потенциальные мигранты в ЕС (Германию) поставили на Беларуси крест. Во всяком случае, именно к такому выводу пришли иракские курды – самый большой и организованный отряд беженцев с Ближнего Востока.  Так что вновь поднять миграционную волну А. Лукашенко не под силу.

Сейчас перед А. Лукашенко стоит задача с одной стороны убедить своих силовиков и номенклатуру, что он, несмотря ни на что, остается «победителем» и он таки смог «нагнуть» Европу. Напомним, что после телефонного разговора А. Лукашенко с А. Меркель некоторые очень торопливые белорусские «эксперты» посчитали, что А. Лукашенко уже «вышел» на международную арену и стал лидером мирового масштаба. Однако вопрос о миграционном кризисе решили между собой А. Меркель и В. Путин, причём они это сделали «поверх головы» А. Лукашенко и Минск оказался вне международных отношений. Миграционный кризис укрепил международную изоляцию режима в самом неприглядном формате – брезгливом.

Более того, сейчас у А. Лукашенко нет возможности даже спровоцировать какой-нибудь острый кризис. На неоднократные угрозы белорусского руководств начать в Беларуси «ядерный конфликт» на Западе не реагируют, так как за А. Лукашенко отвечает Кремль, который в нужный момент поставит белорусского феодала на место, что и проявилось во время миграционного кризиса.

Итак, важнейшим итогом миграционного кризиса оказалось то, что А. Лукашенко оказался вне международной политики, включая региональную.

Но ведь белорусское руководство не отводит мигрантов от КПП «Брузги», по периметру границы, как мы уже отмечали выше, в сопровождении белорусских пограничников продолжают шататься беженцы… Зачем?

Хунта

Лагерь беженцев в логистическом центре какое-то время будет существовать, так как он играет важную роль в политическом отступлении А. Лукашенко. С мигрантами работают, постоянно убеждают беженцев, что «гуманитарный коридор» в Германию будет и А. Лукашенко их не бросит.

Лагерь символизирует то, что А. Лукашенко еще «способен» что-то сотворить на границе, хотя ни у кого, кроме мигрантов, не вызывает сомнений то, что Польша не пропустит этих людей и никаких «гуманитарных коридоров» не будет.

Эвакуация лагеря сейчас сделает поражение А. Лукашенко буквально демонстративным, что нанесет невосполнимый ущерб имиджу белорусского руководителя среди белорусских силовиков и номенклатуры.

Эти люди наконец поймут, что никакого «президента» в Республике Беларусь нет, решения в сфере внешней политики Беларуси принимаются в Москве или, на случай кризиса, в компромиссном формате между Брюсселем (Берлином) и опять же Москвой. А. Лукашенко остается только очень эмоционально говорить о «мерзавцах» из Евросоюза и требовать к себе уважения, но в России вся риторика несменяемого белорусского руководителя  сейчас воспринимается в стиле «председателя» исполнительного комитета Уссурийска Виталия Наливкина (https://www.youtube.com/watch?v=v4lVRC295fo; https://www.youtube.com/watch?v=IBrOycQb3ek).  Понятно, что Хунта силовиков, наблюдая отступление А. Лукашенко, сделает свои выводы.

Итак,

Миграционный кризис нанес огромный удар по международному и внутреннему имиджу А. Лукашенко и его политическому режиму, окончательно загнав белорусского руководителя в болото блокады.  Интересно, какую еще провокацию придумает А. Лукашенко, чтобы уклониться от выполнения Интеграционного декрета, подписанного 4 ноября 2021 года на Высшем государственном совете Союзного государства?  

А. Суздальцев, Москва, 28.11.2021