ОДКБ

„Во всем свете у нас только 2 верных союзника —наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас.“ Александр III.

А. Лукашенко, выступая 16 мая на юбилейной сессии ОДКБ, заявил что «Россия не должна в одиночку бороться с расширением НАТО» (https://www.interfax.ru/world/841066). Однако белорусский руководитель не стал детализировать, как ОДКБ должна помочь Российской Федерации в противостоянии НАТО на украинской земле.

Итак, после 80-ти дней спецоперации российских войск на Украине в Москву съехались президенты и главы государства, входящих в организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Напомним, что в настоящее время ОДКБ остается единственным действующим на постсоветском пространстве военно-политическим блоком, которому в мае текущего года исполнилось тридцать лет.  Другой региональный военно-политический блок - ГУАМ, который выступал в «нулевые годы» в качестве перспективной альтернативы ОДКБ, видимо, окончательно ушел в историю.

Нужен ли ОДКБ России?

Россия в начале 1990-х годов, оказавшись без столь ей необходимого «пояса безопасности», была главным инициатором создания военно-стратегического блока, способного хотя бы на несколько процентов заменить огромный военный потенциал СССР. Напомним, что в начале 1992 года, сразу после создания СНГ, в Москве высказывались надежды,  а на самом деле фантазии, что в рамках Содружества можно будет сформировать не только единое ПВО и пограничные силы, но и  даже единую армию.

Создание ОДКБ позволило российским вооруженным силам в 1990-е годы не только взять под контроль самые опасные направления – юг Центральной Азии, Южный Кавказ и Запад (Беларусь), но и разместить в этих странах свои военные базы. В настоящее время российские базы находятся во всех странах-членах ОДКБ, кроме Беларуси. В ряде случаев, российские базы выступают в роли форпостов, обеспечивающих не только безопасность стран, где они размещены, но и сохранение их суверенитета и независимости. Именно такую роль играет российская 201 база в Таджикистане, само существование которой снимает афганскую угрозу для этой страны.  Огромную роль в защите республики играет и российская база в Армении, которая не допустила в ноябре 2020 года  перенос боевых действий с Нагорного Карабаха на территорию самой Армении.

Но и самой Москве базы в столь важных регионах Евразии очень нужны. Они являются первыми форпостами на подступах к России. В этом вопросе ОДКБ очень полезен РФ и важен для её обороноспособности.

ОДКБ позволяет России в определенных рамках если не контролировать, то хотя бы «видеть» ситуацию в национальных армиях, знать их сильные и слабые стороны, быть в контакте с министрами обороны стран-участниц блоков. С учетом того, что почти во всех странах – членах ОДКБ у власти находятся авторитарные режимы, то в Москве учитывают высокую и иногда решающую роль вооружённых сил в обеспечении стабильности в данного рода государствах.  В частности, нет тайны, что Россия в субрегионе Центральной Азии всегда делала ставку на светские режимы, которые в свою очередь, не допускали к власти исламистскую оппозицию. Другое дело, что жертвой центральноазиатского авторитаризма стала именно светская оппозиция, что заранее обрекает эти страны на политический и социальный протест в том формате, что обнаружился в январе текущего года в Казахстане.

Казахстан

Мятеж в Казахстане, которые все-таки, помимо указаний на внешнее влияние, имеет собственные глубокие социально-экономические и политические корни, продемонстрировал готовность ОДКБ применить силу не только на внешних рубежах блока.

Десант миротворцев ОДКБ, где практически все национальные подразделения, за исключением белорусского, были использованы для охраны важнейших объектов государственной власти, военных баз и складов, аэропортов, стратегически важных предприятий и объектов энергетики, стал решающим фактором поддержки казахстанских силовиков, которые, как говорится, могли «не оглядываться» и не ожидая «удар в спину», стабилизировать ситуацию в стране. Кроме того, на самом деле стоит отметить, что настоящих иностранных террористов в Казахстане так и не нашли...

Вторым, а может быть и первым, следствием десанта ОДКБ в Казахстан стала поддержка президента К.-Ж. Токаева, который, прикрываясь силой регионального блока, смог окончательно отодвинуть от власти клан первого президента Казахстана Н. Назарбаева. Но при этом стоит отметить, что, встречаясь на первом после января 2022 года саммите ОДКБ президент Казахстана в своем выступлении уклонился от выражения благодарности за полученную четыре месяца назад военную поддержку ОДКБ.  Единственным из собравшихся в Кремле президентов и глав государств – членов ОДКБ, который вспомнил о десанте ОДКБ, оказался  Сады Жапаров – президент Киргизстана, что оказалось символичным. Киргизия имеет уникальную для постсоветского пространства историю мятежей, революций и межнациональных столкновений, когда ставился вопрос о привлечении сил ОДКБ для стабилизации ситуации в стране.

Оказалось, что Киргизии ОДКБ нужен. А вот остальным странам ОДКБ?

Нужен ли ОДКБ странам СНГ?

Напомним, что ОДКБ имеет не простую историю и за годы её существования, исходя из политической ситуации, складывающейся на постсоветском пространстве и вокруг региона, функции организации неоднократно уточнялись. Национальные интересы членов организации за тридцать последних лет тоже постепенно менялись…

В первые годы своего существование ОДКБ (тогда еще ДКБ) воспринималась, как вполне востребованная региональная структура, которая обеспечивала безопасность огромной части бывшего СССР.  Молодые государства, вошедшие в ОДКБ (ДКБ), искали в лице России привычное за советское время ощущение безопасности.

В те годы (1990-е годы) постсоветские республики не могли обеспечить свои границы и полученный суверенитет собственными силами (сейчас считается, что страны СНГ отвоевали свою независимость и суверенитет в кровавой борьбе с Российской империей).

С другой стороны, откровенно говоря, большинству стран – участниц ОДКБ, нахождение в едином военно-политическом блоке с Россией было выгодно. Россия осуществляла общую стратегическую поддержку постсоветского пространства, держала над регионом т.н. «ядерный зонтик», поставляла сначала запчасти к еще советской военной технике, а следом начала и продолжает до настоящего времени поставку уже российскую технику. Члены ОДКБ всегда имели скидку на российские танки, БТР и прочую, включая авиационную, технику, а иногда получали её бесплатно (Киргизия), что было связано с необходимостью срочного укрепления военного потенциала того или иного члена ОДКБ.

Не стоит забывать и то, что в 1990-е годы ОДКБ стало своеобразным «клубом одноклассников», так как в армиях Казахстана, Узбекистана (до выхода из организации), Киргизии, Таджикистана, Армении, Беларуси офицерский корпус и генералитет состоял из бывших советских военнослужащих. Они все учились в одних и тех же советских военных вузах и академиях, говорили на русском языке и зачастую были даже знакомы, а некоторые повязаны боевым братством Афганистана.

Постоянно проходившие учения должны были, как во времена существования Варшавского пакта, демонстрировать не только эффективность и боеспособность  национальных армий стран – членов ОДКБ, но и действительно обучать воинские контингенты стран-участниц блока слаженности в боевых условиях. Правда со временем такого рода совместные учения проводить становится все сложнее, так как разница в техническом оснащении и обучении войск стран-участниц блока становится все более заметной.

Есть и вопросы в идеологической сфере. Национализм является победившей идеологией на постсоветском пространстве. Государственный национализм является основой государственной идеологии всех стран-участниц ОДКБ, хотя в том же Казахстане государственная идеология находится на стадии эволюции к этническому национализму. В духе национализма идет обучение и вооруженных сил, где Россия оказывается «империей», которая «веками грабила и уничтожала» коренные нации.

Бывает и более «мягкий» вариант идеологической подготовки военнослужащих национальных армий, когда Россия критикуется за рыночные реформы, сохранение элементов демократии, наличие «олигархов» и «неверный курс» в отношении «союзников». Этот формат используется в белорусской армии, где принято утверждать, что без поддержки белорусской армии Россия не устоит.

Но ведь на самом деле в истории ОДКБ практически нет случаев такой поддержки.

Союзники?

Если внимательно посмотреть на блок ОДКБ и его историю на фоне российской внешней политики последних двух десятков лет, то обнаружится своеобразный феномен: Россия на внешней арене и блок ОДКБ живут совершенно отдельно друг от друга. При этом российская армия практически не выходит из боев – Южная Осетия, Сирия, Украина, но при этом Москва действует так, словно нет никакого военно-политического блока ОДКБ. Никогда ни одна из стран ОДКБ не поддержала Россию ни в одном из конфликтов и кризисов.

Продолжающийся российско-украинский конфликт Россия ведет практически в одиночку, за исключением помощи со стороны Беларуси на начальном этапе (с белорусской территории российский войска за сутки вышли к Чернобылю, а на следующий день оказались в пригородах Киева).  Ни одна из стран ОДКБ не поддержала Москву. Особое разочарование вызывает позиция Нур-Султана, который фактически перешел на сторону Запада.

Понятно, что у той же казахстанской элиты имеется масса претензий к России. Как считают в Алма-Ате и Нур-Султане, Россия могла бы быть более радушной к транзиту казахстанской нефти. Не устраивает Казахстан и отклики в российской печати на события в республике, где открыто осуждаются проявления казахского национализма.

Эти проблемы с союзничеством есть и у других стран-членов ОДКБ. К примеру, на специальной сессии Совета ООН по правам человека Армения и Казахстан заняли  демонстративно нейтральную позицию на фоне четкой позиции  Китая.

Понятно, что сейчас члены ОДКБ «затаились» и ждут итогов спецоперации российских войск на Украине. Они стремятся не попасть под санкции, но при этом не хотели бы потерять российскую финансово-ресурсную поддержку в рамках ЕАЭС и военную под эгидой ОДКБ. Но помогать России они не будут.

Спецоперация

Понятно, что информация президента России о ходе российской спецоперации на Украине была главной темой саммита, но итоговые документы встречи не содержат ни слова о российско-украинском конфликте, что можно расценить в очень широком спектре: от отказа членов ОДКБ выступить в поддержку России до пассивной позиции в отношении конфликта, который, между прочим, уже дорос до противостояния с НАТО.

С одной стороны понятно, что страны ОДКБ боятся попасть под удар Запада, опасаются любых обвинений в поддержке России, но с другой стороны не исключено, что в столицах стран-участниц блока решимость Москвы решить нерешаемые дипломатическим методами проблемы с Украиной, а фактически с НАТО, военным путем посеяла страх.

Россия в свою очередь уже продемонстрировала, кто реальный хозяин на постсоветском пространстве. Получается, что нынешний суверенитет стран региона фактически «бумажный» и зависит только от доброй воли Москвы.

Спецоперация на Украине стала модельной – страна региона может выжить только в формате добрососедских отношений с Россией. Это прекрасно поняли в Грузии...

Проблемы и перспективы

Постсоветское пространство и страны региона меняются. Во всех странах – членах ОДКБ идут сложные социально-экономические и политические процессы, которые постепенно подводят действующие авторитарные режимы к пропасти.  Неминуемый развал регионального авторитаризма приводит к тому, что постсоветское пространство становится все более открытым для внешних и весьма опасных сил.  ОДКБ, ориентируясь на купирование прежде всего внешних угроз, все чаще вынуждена бросать свои силы на стабилизацию внутренней ситуации в отдельных странах блока. Пример Казахстана начала 2022 года позволяет утверждать, что ситуация будет только осложнятся. ОДКБ может просто на всех не хватить…

Но и в отношении внешней угрозы в «семье» ОДКБ не все ладно. Выступление на саммите ОДКБ 16 мая А. Лукашенко было очень тепло встречено в Москве, но проигнорировано в Нур-Султане, Бишкеке, Душанбе и Ереване. Между тем белорусский руководитель высказал то, что давно в России ждали: «В условиях полного игнорирования норм и принципов международного права, особенно важны единство и солидарность единомышленников. Государства-члены ОДКБ проявили в январе этого года подобную солидарность и выручку в трудную минуту. Вы помните казахстанские события… Однако можно ли сегодня утверждать, что мы в нашей организации вместе также связаны узами солидарности и поддержки? Как показывают последние события, может, я ошибаюсь, но, похоже, нет» (https://www.interfax.ru/world/841066).  

Проблема в том, что сам А. Лукашенко никогда (за исключением первых дней спецоперации РФ на Украине) не проявлял какой-либо солидарности с Россией. Отсюда и усмешка на лицах коллег-президентов, собравшихся в зале Кремля.  Ведь Минск не поддержал Москву в грузино-югоосетинской войне, не признал Абхазию и Южную Осетию (обещал), ДНР и ЛНР (тоже обещал), не признал даже Крым субъектом Российской Федерации. Список можно продолжить.  Так что А. Лукашенко скорее всего имел в виду не поддержку Москвы на поле боя, а возможно его беспокоит использование ОДКБ в качестве международного спецназа, если, к примеру, Беларусь столкнется с очередной политической дестабилизацией и угрозой падения правящего режима.

Но все-таки главное А. Лукашенко сказал, отметив, что нельзя Россию оставлять одной в борьбе с расширением НАТО.  Что дальше? Останутся ли эти слова только словами?

А. Суздальцев, Москва, 22.05.2022