Нет войне!

Нам говорят, что война — это убийство. Нет: это самоубийство.
Рамсей Макдоналд

    А. Лукашенко, выступая 28 января 2022 года с посланием к белорусскому народу и парламенту страны, заявил о возможности войны: «Так будет война или нет. Да, она будет, но только в двух случаях. Если против Беларуси будет совершена прямая агрессия. Мы все как один, даже те, кто не хочет, встанут на защиту нашей земли и нашего Отечества. И второй момент, когда быть войне и Беларусь будет в ней участвовать, если на нашего союзника, Российскую Федерацию, осуществят непосредственное нападение и такая же агрессия будет совершена против территории российской федерации.     (https://www.youtube.com/watch?v=ulnOtMXEbys).  А. Лукашенко ждет войну…

    Правда, уже отвечая на вопросы после Послания, белорусский руководитель, можно сказать, что дополнил свои слова о выполнении союзнического долга: «Я нигде и никогда не говорил и не скажу, что я пошлю наших ребят на чужую территорию, против какого-то народа» (https://t.me/pul_1/4587).  А. Лукашенко упомянул и Украину. А. Лукашенко готов быть союзником России только на своей, белорусской территории. Иными словами, получается, что это Россия должна, выполняя уже свой союзнический долг перед Беларусью, охранять А. Лукашенко в его дворце.

    Итак, учитывая, что в современном мире любой конфликт мгновенно приобретает минимум региональный размах, то Москва может не рассчитывать на поддержку «единственного союзника». Не откроем «военной тайны», если подтвердим, что в российских вооруженных силах белорусскую армию всерьез не воспринимают. В белорусском МО это прекрасно знают.  Так что А. Лукашенко и белорусские генералы могут и дальше красоваться в мундирах потешных войск, играя на досуге в «танчики».

Зачем А. Лукашенко война?

    Но, тем не менее, расслабляться не стоит. А. Лукашенко буквально бредит войной.  Прежде всего, мы должны понять, что любой, повторим, любой авторитарный лидер озабочен только одной проблемой: сохранения в своих руках власти. Все остальные вопросы, проблемы, задачи и цели рассматриваются только в контексте удержания себя в кресле главы государства. Причем для демонстрации того, что диктаторская власть легитимна, будут использоваться практически все поводы, включая войну.

    Но откуда такая воинственность, если первый белорусский президент почти все годы своего президентства откровенно паразитировал на почти генетической формуле народного выживания: «Лишь бы не было войны!»?  Дело в том, что практически все авторитарные лидеры выживают, используя, прежде всего, народные инстинкты. Это правило авторитаризма, который, в свою очередь, постоянно использует демагогию.

    Напомним, что в конце 1930-х годов Адольф Гитлер широко использовал демагогический микс из военных угроз соседям и одновременно позиционируя себя истинным защитником мира, но, правда, исключительно на своих условиях. На этой противоречивой платформе был проведен успешный для Гитлера Мюнхен (1938 г.).

    Но кто-то скажет, что Гитлер имел вермахт и он мог опираться на военную мощь Германии. Но напомним, что к осени 1938 года германские вооруженные силы были далеки до той, почти совершенной, машины агрессии, что уже через год прокатилась катком смерти по Европе. Армия Чехословакии была вермахту не по силах, но Прагу предали Париж и Лондон, а собственной воли к сопротивлению Чехословакия не имела.

    Огромные военные амбиции в те годы имела Польша, чья политическая система в 1930-е годы была далека от демократии. Правящие круги довоенной Польши, ведя классическую лимитрофную политику, считали, что Польша выживет и вырастет в размерах в результате нападения фашистской Германии на СССР. Провоцируя мировую войну и играя на противоречиях и недоверии Москвы, с одной стороны, и Парижа с Лондоном с другой, Варшава оказалась первой жертвой Гитлера, что привело к национальной катастрофе.

    А. Лукашенко, формально выступая в роли союзника России, на самом деле постоянно провоцирует конфликты у своих границ, чем втягивает РФ в противостояние с НАТО. Лимитрофы всегда являлись мародерами на полях геополитических битв. Тут применима старая и почти верная политическая формула: «Чем напряженнее отношения Москвы с Западом, тем нужнее Минск России».

    Полномасштабный кризис «Запад-Восток» создает почти идеальные условия для выживания режима А. Лукашенко. В этом случае отодвигаются планы бесконечной белорусско-российской интеграции, возрождается полномасштабная российская финансово-ресурсная дотационная система, Москвой игнорируется недовольство белорусского населения бесконечным авторитарным режимом, оппозиция воспринимается через призму предателей и прислужников Запада, а в итоге, как показали январские события в Казахстане, все противники режима, включая погромщиков и мародеров, неизбежно оказываются в статусе террористов.

Внутреннее поле

    Война, как правило, на первом этапе позитивно сказывается на легитимности властей. Когда с помощью СМИ у народа создается ощущение того, что на страну совершено неспровоцированное нападение, то население инстинктивно группируется и консолидируется вокруг любых властей. Яркими примерами являются эйфория, охватившая российское общество в августе 1914 года, что привело к волне симпатий и даже обожания правящей династии, или резкая смена настроений в белорусском обществе после трагедии в минском метро 11 марта 2011 года, что остановило уже было начавшуюся эскалацию сопротивления властям. 

    Понятно, что в столь острой ситуации вопрос о легитимности властей уходит на задний план, вся власть мигом приобретает военизированный формат, а противники режима подпадают под трибунал.

    В белорусском примере у властей, в случае военного конфликта, появляется возможность для ликвидации раскола общества. Напомним, что результаты прошлого 2021 года, как «Года народного единства», для белорусских властей оказался провальными.

    Кроме того, как видимо считают в белорусском руководстве, Минску не грозит военное поражение, а «семье» Лукашенко судьба династии Романовых, так как, как мы уже отмечали выше, Беларусь не собирается воевать. В случае конфликта воевать придется русским…  А. Лукашенко в лучшем случае ограничится зажигательными выступлениями и рассказами о своей героической роли в «отражении врага», что мы уже видели на фоне десанта миротворцев ОДКБ в Казахстан.

    К примеру, выступая с Посланием, белорусский руководитель сделал новую попытку конвертировать народные выступления в августе 2020 года против фальсификации итогов голосования в отражение непосредственно А. Лукашенко некой внешней агрессии (видимо, польской или еще какой-то, может эстонской). Так создаются по северокорейским рецептам мифы о Лукашенко-полководце… 

    Но на самом деле все воинственные заявления, перемежающиеся поклонами в сторону мира, что мы услышали от А. Лукашенко 28 января, говорят лишь об одном: даже без давления улицы, без протестных маршей и митингов, политический режим не может бесконечно существовать и, тем более, развиваться на штыках.

    Действительно, А. Лукашенко в августе 2020 года, благодаря белорусским националистам и политической, а скорее психологической, потом подкрепленной финансовой поддержкой со стороны России, у власти все-таки удержался, но вернуться к уровню народной поддержки периода начала века белорусский руководитель так и не смог.  В экономическом плане страна так и не стала жить лучше, выезд самой активной, образованной и квалифицированной части населения только усилился, инвестиций в белорусскую экономику не только не добавилось, но и явно сократилось, внешняя политика свелась к рассылке поздравлений и праздничных открыток, а сторонники, столкнувшись с вакханалией мигрантов на улицах Минска, в своем кумире разочаровались.  

Сценарии

    Обратимся к матрице войны, которую в Послании обрисовал А. Лукашенко. Итак, Беларусь вступает в войну, если на нее кто-то нападет. Сразу скажем, что в принципе, это правильно, как и то, что в этом случае, как правило, единство нации укрепляется, что белорусский руководитель отметил: «Мы все, как один, даже те, кто не хочет, встанут на защиту нашей земли и нашего Отечества». Всё прекрасно, за исключением главного: а кто собирается на Беларусь нападать и зачем?

    А. Лукашенко вспомнил о «вековой мечте» Варшавы вернуть Западную Беларусь и Западную Украину, что звучит, конечно, зловеще, но как-то недоказуемо.  Дело в том, в любом народе и даже в среде политического класса всегда есть сторонники исторической политики, которые считают, что пришло время «вернуть утраченное». К примеру, в Германии, на уровне «кухонной политики» могут вздыхать о Восточной Пруссии, в России об Аляске, а в той же Польше, естественно, есть немало потомков тех, кто в свое время покинул свои усадьбы под Гродно или Брестом. Но нет ни одного заявления польских властей о необходимости новой перекройки границ или отмене Потсдама.  Стоит напомнить, что это чревато для Польши потерей западных областей и выхода к Балтийскому морю. Так что кивать А. Лукашенко на Польшу бессмысленно, так как Варшава официально не выдвигала территориальных претензий к Беларуси.

    Тогда от кого еще ждать нападения? От Литвы и Латвии? Выступая с Посланием, А. Лукашенко предупреждал Вильнюс: «Не дай Бог вы развяжете войну…». Напомним, что А. Лукашенко грозит пальчиком не просто Литве или Польше, а НАТО.  Иными словами, учитывая, что сейчас между Москвой и Брюсселем происходит очень напряженный обмен письмами по вопросу гарантий безопасности, А. Лукашенко влезает в это противостояние, как слон в посудную лавку, предупреждая и фактически угрожая ответом со стороны все той же Москвы (?). Кто его уполномочивал выступать от лица ядерной державы? Понятно, что все это очень похоже на детскую дворовую разборку, когда некий мелкий провокатор, прикрываясь покровительством старших, кидается камнями в противостоящую группировку хулиганов и правонарушителей.

    А. Лукашенко, как и его окружение, включая Н. Кочанову, ссылаются на концентрацию натовских войск у белорусских границ. По мнению белорусского руководства, это является основанием для того, чтобы обвинять НАТО в агрессии. Но стоит напомнить, что когда в той же самой концентрации войск у границы обвиняют Россию, то и Москву заранее считают агрессором.

    Польша действительно постепенно наращивает свой воинский потенциал у белорусской границы, что неприятно, но при этом Варшава выделяет деньги на строительство пограничной стены. Как-то странно, готовясь к агрессии, строить пограничные укрепления. На самом деле поляки, как и литовцы ждут продолжения миграционной авантюры А. Лукашенко. До начала миграционной войны вооруженные силы Польши и Литвы не дислоцировались у своих восточных границ, хотя СМИ этих стран десятками лет писали и твердили с экрана, что завтра «придут русские».

    Итак, исходя из логики А. Лукашенко, на Беларусь, а по сути - на Россию, должен напасть блок НАТО или курируемая им Украина.

    В ходе Послания А. Лукашенко поднимал вопрос об угрозе агрессии со стороны Киева, но не объяснил необходимость такого шага со стороны своего южного соседа. Что решает наступление ВСУ на север, какие стратегические выгоды получает Украина, напав на Беларусь?  Да и как это осуществить, если почти вся украинская армия сосредоточена у линии соприкосновения на Донбассе?

     Видимо, нападение Украины на Беларусь остается только фантазией А. Лукашенко.

   Так что, как видим, нападать на Беларусь никто не будет, так как это равносильно нападению на ядерную Россию. В свою очередь, любое нападение на Россию на европейском театре означает быструю эволюцию конфликта в обмен ракетно-ядерными ударами. Что в таком случае может сделать Беларусь? Как она может «посодействовать» России? Абсолютно никак.

     Понимает ли это А. Лукашенко. Наверное, все-таки понимает, но тогда зачем весь этом непрерывный маскарад в мундирах, который же второй год не сходит с белорусского телеэкрана? Зачем штаны с лампасами, фуражки с колесо трактора «Беларусь», толпы генералов. Это какая сказка в стиле братьев Гримм или Г-Х. Андерсена с участием Натальи – принцессы на горошине.

Провокация

    Но неужели А. Лукашенко так не представится возможность «поиграть» в «игры для взрослых», покомандовать на поле боя, пусть и виртуальным воинством? 

    Теоретически белорусский командующий может позабавиться организацией провокации на украинской границе. Но здесь есть определенные сложности и риски. Дело в том, что в данном случае простой перестрелкой не обойтись. Чтобы провокация удалась, А. Лукашенко должен устроить вполне реальный и даже кровавый бой с привлечением артиллерии и авиации, что трудно сделать за спиной России. Напомним, что даже в разгар миграционного кризиса в той же Польше имелось твердое мнение, что заказчиком миграционной аферы являлась Москва. Иными словами, любая провокация А. Лукашенко будет восприниматься в мире в качестве агрессии со стороны России.  Так что, если А. Лукашенко начнет устраивать перестрелки с украинскими пограничниками, то это будет исключительно в интересах НАТО и Вашингтона. А. Лукашенко это понимает? Несомненно.

    В свою очередь напомним, что Москва, которая озабочена тем, чтобы не дать потенциальному противнику буквально ни одного повода считать её агрессором, вряд ли поддержит активность своего «союзника» из Минска.

    Что произойдет в случае провокации? Здесь нет иллюзий. Российская сторона мгновенно согласует с НАТО факт провокации и уклонится от боестолкновения, что правильно, так как следующим шагом может стать Третья мировая война. В свою очередь, А. Лукашенко останется в статусе европейского Ким Чен Ына, которым можно пожертвовать, так как слишком активен и опасен.  Такой исход устроит буквально всех, кроме, пожалуй, самогО неугомонного товарища в мундире генералиссимуса.  

Итак,

… белорусский авторитарный режим исчерпал все возможности для выживания, и сейчас А. Лукашенко играет в очень опасную и бессмысленную для себя игру в «войнушку». Его надежды на «маленькую победоносную войну», в которой он не примет участие, но получит большие бонусы, наивны и глупы.  Воевать – это не голоса на выборах воровать и потом безоружный народ геноцидить. Можно буквально потерять голову…

    Нельзя допустить, чтобы А. Лукашенко поджигал войну в Европе. Нет войне!

А. Суздальцев, Москва, 30.01.2022