Маневр сужается

Вернейший способ быть обманутым — это считать себя умнее других. Франсуа де ЛАРОШФУКО

    А. Лукашенко, выступая 1 апреля перед группой российских и белорусских ученых, объявил западные санкции «огромнейшим шансом». Санкции, по мнению белорусского руководителя, «это шанс для развития нашего внутреннего рынка, наших технологий, наших производств» (https://t.me/pul_1/5156). Не очень понятно, что имеет в виду А. Лукашенко: совместные с Россией производства и технологии или исключительно белорусские, но за российский счет. Кроме того, неужели для резвого скачка производств и появления собственных технологий обязательно нужны санкции?

    Безусловно, А. Лукашенко сейчас находится на пике своей карьеры. Физически уничтожив протесты 2020 года и захватив с помощью силовиков и ЦИКа РБ власть в республике, белорусский руководитель совершил государственный переворот, ничем особо не отличавшийся от майдана в Киеве в 2014 году. Напомним, что и украинский политический режим невозможно считать демократическим, так как он оставил без гражданских и политических прав, заодно лишив и родного языка, треть населения страны.

    Сейчас, в условиях действия формулы «война все спишет», власти А. Лукашенко ничто не угрожает. Оказав косвенную поддержку российской спецоперации на Украине, А. Лукашенко решил свои финансовые проблемы. Сейчас, «усадив» республику на российский федеральный бюджет, белорусский руководитель может посвятить свое время игре в хоккей и раздаче наград.  Белорусские санкции отрабатывает Россия…

    А. Лукашенко не скрывает своего ликования, он отдохнул, много времени уделяет развлечениям, играет в хоккей, считает российские деньги и ждет, что будет дальше…

Что происходит?

     Сначала о фронтах.  Российская армия проводит перегруппировку войск, концентрируя обстрелянные боевые части вокруг основной группировки ВСУ в западной части Донецкой области. Видимо, после окончательной ликвидации украинских частей, включая «Азов», в Мариуполе, создающийся «котел» между Славянском, Краматорском и Павлоградом будет ликвидирован. Для этого потребуется время.

    Напомним, что до настоящего времени российские войска в ходе спецоперации всегда крайне неохотно ввязывались в бои в городах, концентрируясь на контроле за дорогами, мостами, аэродромами и аэропортами. Советник главы офиса президента Украины А. Аристович, все-таки подтвердил, что российские войска обстреливают в основном военные объекты и предприятия украинского ВПК (https://t.me/suzdaltsev/3424).

Украинская «победа»?

    В свою очередь украинские информационные ресурсы отвод войск от Киева (российские войска полностью покинули Киевскую область) считают несомненной победой ВСУ, но при этом одновременно заявляют, что на самом деле от Киева отведено не более 20% частей российской армии. 

    Любопытно то, что и украинские СМИ и СМИ ЕС и США, а также заявления должностных лиц из Вашингтона и европейских столиц, говорят о сокращении военной активности российских войск у Киева в формате «обязанностей России» - «Россия нарушает свои обязательства о прекращении боевых действий у столицы Украины». Иными словами, передислокация российских войск и уклонение от штурма Киева подается как «успех» уже не только ВСУ, но и как результат «твердой» позиции Запада, который столь устрашил Москву, что она уже «откатывается» к своим границам и даже что там «обязана» Киеву и Вашингтону.

    Иными словами, объявленная передислокация российских войск в качестве поддержки переговорного процесса была воспринята на Западе и в Киеве в качестве слабости русской армии.

    На этом фоне украинская сторона пытается использовать отвод российских войск с одной стороны в качестве основания для демонстрации своих «побед». К примеру, Киев не говорит «отвоевали», «разбили противника», «победили», что подразумевает боевые действия, а используется глагол «освободили». ВСУ входит («освобождает») в населенные пункты под Киевом, оставленные русской армией, но как правило, предварительно подвергает их обстрелу артиллерии.

    С другой стороны, Киев ежедневно создает мифы о «зверствах» россиян. «Резня в Буче», где на четвертый день после ухода русских подразделений вдруг нашли десятки «трупов», причем часть из которых оказались с белыми повязками, вошла в длинный перечень «зверств» россиян, включая «разбомбленный» Драматический театр в Мариуполе и разгром Торгового центра на окраине Киева, который на самом деле оказался складом боеприпасов.

Реплика

    Отметим, что белорусские оппозиционные СМИ, как правило, оказываются в первых рядах информационных ресурсов, распространяющих украинские «сюжеты» без какой-либо критики. Невольно закрадывается мысль: а может быть эти «ресурсы» так же лгали и в августе-ноябре 2020 г. Ведь, к примеру, сейчас они активно лгут о некой «рельсовой войне» в Беларуси (сожгли два технологических шкафа) и демонстрируют фото железнодорожных катастроф, которые происходили в других странах  и в другое время. Понятно, что кто-то на «рельсовой войне», как и на «белорусском батальоне», который на базе пяти десятков добровольцев вдруг стал «полком», просто зарабатывает политически «очки» и конкретные деньги…

Условия Киева

    Победные настроения в Киеве, которые отражаются и в белорусском медиапространстве, никак не коррелируются с предложениями, которые украинская делегация привезла в Стамбул:

-  Украина полностью отказывается от вступления в НАТО;

- Украина декларирует свой внеблокового статус;

- Украина отказывается от ядерного оружия;

- Украина отказывается от иностранных военных баз;

- Украина гарантирует проведение военных учений только по согласию стран – гарантов («украинское НАТО») + Россия.

    Эти уступки Киев впервые представил российской делегации письменно, что попутно свидетельствует о приближающемся коллапсе украинских вооруженных сил, а не о каких-то «победах». Тем не менее, украинское и белорусское общества, включая белорусскую оппозицию, продолжают жить мифами, иллюзиями и постановочными видео украинских информационных войск.

Реплика

    Медленный ход спецоперации дал формальный повод для того, чтобы укрепить позиции фанатиков с Украины и из белорусской оппозиции, для которых демонстрируемая ими уверенность в «неминуемой победе» Украины превратилась в настоящий культ. Любопытно наблюдать со стороны, как эти люди, глубоко верующие в непогрешимость украинского политического режима и поражение России, уговаривают друг друга в искренности своей веры и с готовностью передают в медиапространстве любые, даже самые фантастические слухи об очередной сокрушительной «победе» ВСУ.   

    Особый вклад в демонстрацию «слабости» российской армии вносят представители американского истеблишмента, которым необходимо хоть как-то реабилитироваться после афганской катастрофы.  При этом западные СМИ не вспоминают две иракские операции американской армии в составе коалиции. В частности то, что первая операция «Война в заливе» (1991-1992 гг.) шла 211 дней (7 месяцев) и не включила в себя захват Багдада. Война включила в себя огромный по мощи удар авиацией и высокоточным оружием. Наземная операция включила в себя освобождение Кувейта и небольшое вторжение на территорию Кувейта. Погибло несколько сотен военнослужащих коалиции и 20-26 тыс. военнослужащих армии Ирака.

   Вторая иракская война началась 20 марта 2003 года и была в основном наземной операцией.  Она продолжалась 1,5 месяца при очень слабом сопротивлении иракской армии и полном бездействии иракских ВВС.  Тем не менее, армии коалиции (США и Великобритании) потеряли 74 танка, 15 боевых самолетов и и 22 вертолета, погибло 172 военнослужащих. В свою очередь иракская армия потеряла 9200 своих солдат убитыми. 

    Однако на самом деле война в Ираке не закончилась захватом Багдада и казнью Саддама Хусейна. Она продолжается до сих пор и включила в себя не только партизанское движение, несколько восстаний, теракты и гражданскую войну, но и формирование запрещенного в РФ ИГИЛ и полное разрушение города Мосула.  В итоге к 2011 году потери США составили 4,5 тыс. погибших. Но при этом погибло более 1,2 млн. жителей Ирака.

   Напомним, что операция США и войска НАТО продолжалась в Афганистане 20 лет и закончилось бегством. При этом в руках талибов остались оружие на десятки миллиардов долларов и сотни тысяч граждан Афганистана, сотрудничавших с коалицией, включая их семьи. 

Тест для Беларуси

    Российско-украинский конфликт, как любой политический и военный процесс, несет в себе целый набор позитивных и негативных факторов.  В частности, если обратиться к белорусском тематике, то спецоперация стала тестом не только для белорусского руководства и оппозиции, но и белорусского общества, которое раскололась примерно на три части, при этом только небольшая часть выступает в поддержку Москвы, немало тех, кто желает победы Украины и большинство выступает за полное прекращение огня. О необходимости мира говорит и А. Лукашенко, что вроде не должно вызывать противодействие оппонентов белорусского политического режима. 

    Действительно, критика А. Лукашенко белорусской оппозицией практически исчезла. Сейчас оппоненты официального Минска выполняют роль пропагандистских структур Киева, ВСУ и СБУ и полностью выпадают из политической деятельности.  Более того, в среде белорусской эмиграции активно раздаются призывы «разобраться» с теми лидерами оппозиции, которые с одной стороны, недостаточно, по мнению критиков, поддерживали Киев в его противостоянии с Москвой, а с другой стороны, ранее не исключали установления контактов с РФ и её политическим руководством.  Теперь от таких «ренегатов» едва ли не требуют покаяться.

    Напомним, что белорусские власти всегда крайне негативно относились к перспективам установления контактов оппонентов А. Лукашенко с представителями российских властей. В частности, исчезновение самого перспективного белорусского политика конца прошлого века  В. Гончара было связана с тем, что он имел обширную сеть контактов в Москве и был вдохновителем целого ряда сценариев по устранению А. Лукашенко от власти.

    Но события не стоят на месте. На фоне неприятия российской спецоперации на Украине влияние белорусской оппозиции в среде белорусского политического класса по идее должно расти (мы об этом ранее уже писали и ожидали). Однако, при помощи самой варварской и, что греха таить, примитивной социологии уже понятно, что, сейчас на первое место выходит «благодарность» белорусского народа к А. Лукашенко, который, в свою очередь, оказался главным миротворцем в республике (но не в регионе).  

    Напомним, что белорусский руководитель уклонился от отправки белорусских войск на Украину, за что склонил в свою сторону тот самый «электорат победы», который до 2020 года пять раз безропотно голосовал на очередных президентских выборах за А. Лукашенко, чтобы в августе 2020 г. проголосовать в протестном формате за С. Тихановскую.  Сейчас для этой доброй половины белорусского населения главным оказался лозунг «Лишь бы не было войны», чем и воспользовался несменяемый руководитель Беларуси.

    Для сравнения напомним, кратковременный и позитивный эффект, которое получило белорусское руководство после теракта в минском метро 11 апреля 2011 года, когда крайне раздраженные социально-экономическими передрягами и идиотским террором силовиков (запреты хлопать в ладоши, молча стоять) минчане сплотились вокруг А. Лукашенко. Теракт на время погасил негодование в отношении властей и сработал принцип «Уж лучше вот такая власть, чем терроризм».

    Итак, российско-украинский конфликт все поставил на свои места: белорусская оппозиция сейчас полностью контролируется Киевом и никакой политической роли как в самой Беларуси, так и в белорусском дискурсе о судьбе республики не играет. Она окончательно «отъехала» в Варшаву и Киев и там осталась навсегда...

    Видимо пришло время для новой, действительно белорусской, а не пропольскую и проукраинской оппозиции режиму А. Лукашенко.  Оппозиции не этнонационалистических сектантов, а действительно широкого массового движения, интегрирующего все политические группы и все политические, геополитические, этнические и конфессиональные предпочтения.

 

    Но в целом, российско-украинский конфликт продолжает усиливать раскол в Беларуси. Для примера можно отметить, что особый восторг и полную поддержку среди белорусской аудитории Интернета вызывают видео с пытками и убийствами российских пленных. Это, конечно, рушит среди россиян последние «островки» веры в «братские» отношения между белорусским и русским народами, что косвенно сказывается на имидже А. Лукашенко. Недоверие к белорусскому лидеру регулярно «выскакивает» на политических ток-шоу российских телеканалов, где ведущим приходится буквально на ходу регулировать диалоги и погашать негодование отдельных спикеров.

    Сейчас общественный раскол в Беларуси идет в пользу Украины, что приходится учитывать А. Лукашенко, который в своих многочисленных выступлениях, говоря о том, что он лично «все предусмотрел» и «не допустил втягивания», все-таки ушел от критики правительства В. Зеленского и лично президента Украины. 19 марта, белорусский руководитель, видимо понимая, что Москва настроена решительно, уже пытался уговаривать В. Зеленского пойти на уступки, но как-то неуверенно: «Сейчас возможно единственный момент, который может не повториться, чтобы Украине достойно выйти из создавшегося положения. Если этот момент будет утрачен, он, скорее всего, больше не вернется. Поэтому Украине надо цепляться за этот момент. И это будет выгодно и для Украины, и для России, и для Беларуси. Главное – мы сохраним тысячи жизней. Если мы пойдем сейчас на подписание договора» https://t.me/pul_1/5042.   

    Так что А. Лукашенко внимательно следит за ходом спецоперации российских войск и не намерен пропустить «точку невозврата» в его политике по отношению к Москве. И 29 марта такая «точка» вдруг появилась… из Стамбула.  

Переговоры

    Российско-украинский конфликт оказал огромное воздействие на российское общество, которое тоже раскололось. В частности, обнаружилось, что солидная часть российской творческой интеллигенции не является российской, а видит Россию только в качестве источника денег. Москва и Санкт-Петербург раскололись на противников и сторонников спецоперации российских войск. Тем не менее, согласно проведенным три дня назад социологическим опросам спецоперацию российских войск поддерживает 73% россиян (https://rg.ru/2022/03/28/fom-73-rossiian-podderzhivaet-specoperaciiu-na-...).  

    «Глубинный народ» России, восемь лет наблюдая в прямом эфире расстрел городов Донбасса, зверства нацбатальонов, принимая на своей территории более миллиона беженцев из Украины и отправляя гуманитарные конвои, ощущая влияние инициированных Киевом западных экономических санкций, да просто наблюдая толпы киевлян, скачущих и кричащих антироссийские речевки, в итоге просто осатанел.

    Напомним, что Россия, как огромная и северная страна, где минимум полгода надо просто сидеть дома, всегда была телевизионной державой, а сейчас еще и крупнейшая в мире Интернет-площадка, на которой все эти бесконечные оскорбления, плевки и унижения в адрес России и русского народа, годами, если не десятилетиями,  летящие с Украины, внимательно фиксировались и копились. Начавшаяся спецоперация была воспринята в российской обществе, как давно необходимый акт справедливости и ответа русской нации – «бумеранг вернулся».

    На этом фоне итоги российско-украинских переговоров в Стамбуле в интерпретации В. Мединского вызвали в российском обществе настоящий шок. Возмущение было столь всеохватным, что руководителю российской делегации пришлось несколько раз выступить по российскому телевидению с «разъяснениями».

    «Стамбульский кризис» продемонстрировал, что большая часть населения России, считая, что украинская элита и правящая группировка недоговороспособны, не приемлет никакого мира с Киевом. При этом экспертное сообщество считает, что любое соглашение с Украиной будет немедленно интерпретировано Киевом и Западом в качество «поражения» России.  Мирные переговоры подвергаются невероятной критике на всех уровнях, включая ГосДуму и федеральные телевизионные каналы.

    Российское общество не принимает как варианты отложенного суверенитета Донбасса и Крыма (вернуться к статусу Крыма через 15 лет), так и гарантии безопасности Украины со стороны Запада («украинское НАТО»).  Демилитаризация и денацификация воспринимаются как реальные и необходимые цели спецоперация, которую необходимо довести «до конца», т.е. до полного разгрома ВСУ и уничтожения националистических батальонов.  

    На этом фоне любые предложения о немедленном мире на самом деле означают не только прекращение огня, но и «откат» российских войск на стадию утра 24 февраля 2022 г. Но именно на таком «немедленном мире», на деле, означающем поражение и полную капитуляцию России, настаивают США, Евросоюз, а также белорусская оппозиция.  Именно о таком мире говорят и с белорусского телеэкрана…

   Сейчас, после Стамбула, Москва, уклоняясь от любых компромиссов с Киевом, будет жестко продавливать собственный ультимативный вариант мира с Украиной, так как любые уступки украинской стороне будет интерпретированы российским обществом в качестве предательства.  Это же касается и «союзников» России, т.е. Республики Беларусь.

Что это означает для Беларуси?

    Неминуемое ужесточения формата российско-украинских переговоров практически закрывает для А. Лукашенко возможность как-то повлиять на поиск мирного решения. А если так, то мир А. Лукашенко не только не нужен, но даже опасен, так как если в конце апреля Россия начнет получать за свой газ российские рубли, то это будет означать одно - Москва навязывает свою волю Западу. С этого момента российско-украинский конфликт будет уходить на второй план, санкции очень медленно, но будут сниматься, Запад будет искать с Россией компромисса, так как на первый план неминуемо будет выходить главный бенефициар украинского кризиса – Китай.  В этих гигантских мировых процессах Беларусь с А. Лукашенко, как бы он не кричал «Мы!», будет только мешаться под ногами.  Через нее переступят…

А. Суздальцев, Москва, 03.04.2022