Казахстан: катастрофа

Вместо эпиграфа: https://youtu.be/ZZLIi7W4Kx8

    А. Лукашенко, выступая 7 января в церкви на Рождество, не скрывал своего удовлетворения: ОДКБ направил в Казахстан свой ограниченный миротворческий контингент, куда вошли и 500 белорусских солдат. Сейчас А. Лукашенко, в случае повторения кризиса 2020 года, может рассчитывать на ответную «помощь» со стороны Москвы.

    ОДКБ, опираясь на ст. 4 своего Устава, впервые, с момента своего учреждения в 2009 году, направила в одну из стран-членов воинский, в данном случае заявленный, как миротворческий, контингент. Это серьезное и ответственное решение, которое принималось в Москве, Ереване, Бишкеке и Душанбе, так как фактически сейчас ОДКБ проходит тест на профпригодность и союзничество.

    Напомним, что осенью 2020 года блок не выступил в защиту Армении, которая вела боевые действия с Азербайджаном, так как формально война проходила на территории Азербайджана (республика Нагорный Карабах не была признана мировым сообществом).

    Направление войск в Казахстан не везде было встречено с радостью. В Бишкеке по этому поводу едва не разразился политический кризис.

Реплика

    Напомним, что выступая 7 января в церкви в роли дьякона (вообще-то, по канонам русской православной церкви выступать в храме может только представитель клира), А. Лукашенко со значением подчеркнул, что о вводе войск ОДКБ «мы проинформировали Организацию объединённых наций».  Как все-таки хочется А. Лукашенко быть легитимным президентом…

Начнем с диалога

    Сразу скажем, что появление в первые же дни январского восстания в Казахстане в речи представителей казахстанской и белорусской властей слова «диалог» оказалось очень символичным. Напомним, что, если действующая власть начинает в условиях кризиса говорить о необходимости диалога, то это может означать, что власть уверена в себе, ощущает поддержку населения и элит, силовиков и номенклатуры. В этом случае она может пойти на диалог с оппонентами, чтобы не допустить эскалации конфликта и начала гражданской войны.

     В ином варианте власть может предложить диалог, когда государственная система рушится и надо быстро эвакуироваться. В этом случае диалог необходим для получения времени на отступление. Использование для этого терминов «террористы» или «радикалы» на самом деле обеспечивает маскировку или прикрытие истинных намерений властей.

    Итак, первый раз о диалоге упомянул президент Казахстана К-Ж. Токаев 4 января: «нам нужен не конфликт, а взаимное доверие и диалог» https://www.youtube.com/watch?v=SQezh5MSkso). Это был критический момент, когда Токаев оказался фактически один и ему было необходимо выиграть время. Но он не учел, что авторитарно-олигархический режим в Казахстане за 30 лет уничтожил все светскую оппозицию, оставив на политическом поле только националистов и исламистов. Последние ни с какой властью на диалог никогда не пойдут.

   6 января, ощущая катастрофу, в которую попал президент Казахстана, уже А. Лукашенко предложил противникам Токаева «договориться» с действующим главой Казахстана. Но при этом, оставаясь типичным «Пиночетом», А. Лукашенко потребовал от восставших в Казахстане пасть на колени, что отражает нездоровое пристрастия белорусского руководителя к публичному унижению своих политических противников (https://t.me/suzdaltsev/2422). 

Реплика

    Вообще-то А. Лукашенко не очень понимает разницу между Минском и Алма-Атой. Это в белорусской столице можно было безнаказанно геноцидить безоружных людей и избивать женщин. Как оказалось, в Алма-Ате это может привести к жертвам среди самих силовиков. Между прочим, возник вопрос об отсутствии в составе белорусского контингента ОДКБ больших специалистов по насилию над беззащитными людьми из белорусских спецподразделений МВД и КГБ.  Ведь такой «опыт» пропадает…

Резкая смена настроений

    7 января президента Токаева было уже не узнать. Выступая по единственному телевизионному каналу, президент Казахстана заявил: «За рубежом высказываются призывы к сторонам провести переговоры для мирного решения проблем. Какая глупость! Какие могут быть переговоры с преступниками, убийцами?» (https://akorda.kz/ru/obrashchenie-glavy-gosudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-k-narodu-kazahstana-70412). Стоит отметить, что к этому моменту состав протестующих в той же Алма-Ате действительно кардинально изменился, но об этом мы еще поговорим. Но в тот момент бросилось в глаза, что настроение К-Ж. Токаева резко изменилось. В Казахстан вводились войска ОДКБ. Необходимость в диалоге отпала, хотя, справедливости ради, стоит отметить, что и вести переговоры было не с кем.

    В тот же день уже было не узнать и А. Лукашенко. Как мы уже отмечали, выступая по случаю православного Рождества в храме, белорусский руководитель не скрывал вдруг охватившей его уверенности. Сейчас он не сомневается в том, что находится под охраной ОДКБ, т.е. России.

    Напомним, что А. Лукашенко был яростным сторонником ввода войск в Казахстан, а до этого в Киргизию в 2010 году. Белорусскому руководителю был необходим прецедент, когда он мог бы продолжать править, опираясь на российские штыки. 

Современный Казахстан

    Итак, в новом 2022 году «рвануло» в крупнейшем после России государстве постсоветского пространства с почти 20-миллионым населением, где четверть населения – этнические русские, которые, в свою очередь, подвергаются реальной дискриминации по всем направлениям – использованию русского языка, доступу к работе, бизнес-среде, госуправлению, социальному обеспечению и т.д.

    Но триггером январского восстания были не национальные противоречия, а социально-экономическая проблематика: цены, заработные платы, социальные гарантии. Уступки властей, причем далеко не полные, только разозлили протестующих (3-4 января), так как воспринимались в качестве «подачек» давно ненавистного политического режима во главе с Н. Назарбаевым.

    Напомним, что тридцать лет в Казахстане у власти находится авторитарно-олигархический политический режим с несменяемым главой (Н. Назарбаев), который отличается тем, что классический авторитаризм дополнен элементами восточной деспотии. Политическая система Казахстана существовала без традиционной для авторитаризма оппозиции и полностью имитировала демократические институты. Контроль над обществом исключал политическую и общественную деятельность, идущую вразрез с политическим курсом Н. Назарбаева. Культ личности главы государства приобрел невиданный с времен И. Сталина размах.

    Казахстан в целом всегда жил на свои деньги. Обладая огромными природными ресурсами, разведанными еще в советское время, он является крупнейшим поставщиком на внешний рынок энергоносителей. Объем золотовалютных резервов страны всех видов на 2021 год составлял почти 100 млрд. долларов.

    Однако, 2/3 всех минеральных богатств страны принадлежат крупнейшим западным и китайским нефте-газовым компаниям. К ним присоединяются казахстанские компании, представляя из себя компрадорский капитал, который, наряду с иностранцами, выкачивает из страны ресурсы и деньги. Фактически экономику Казахстана контролирует западный капитал и узкая прослойка местных олигархов – миллиардеров. Всё семейство Н. Назарбаева является миллиардерами.

    Разница доходов населения и правящей верхушки остается потрясающей. Мало того, что элиты Казахстана по объему своих накопленных капиталов входят в первые сотни миллиардеров мира, так солидная часть сельского населения страны проживает в условиях унизительной нищеты. При этом социальные противоречия между селом и городом не раз заканчивались локальными кризисами.

    Социальные противоречия в Казахстане не раз приводили к кризисам и столкновениям. Обычно приводится пример расстрела бастующих нефтяников в Жанаозене – 16 декабря 2011 года (https://www.youtube.com/watch?v=9bKtK_gWg7Q).  Такого рода выступлений были десятки.

    Ненависть населения к властям не поддается описанию. Власти воспринимаются, как антинародная группировка, не имеющая никакой легитимности, но использующая этнический национализм и социальную демагогию в качестве идеологического прикрытия разграбления ресурсов страны.

    Предпринятая Н. Назарбаевым в 2019 году попытка использовать пост председателя Совета безопасности в качестве замены поста президента позволила первому президенту Казахстана руководить страной посредством манипулирования вторым президентом республики К-Ж. Токаевым. Однако, по причине того, что протесты населения с 4 января 2022 года приобрели четко выраженный антиназарбаевский характер, Токаев сменил Елбасы на посту главы Совета безопасности.

    Напомним, что весной 2021 года А. Лукашенко специальным указом сделал СБ РБ фактически коллективным наследником его власти. В Минске активно изучали и использовали «опыт» Назарбаева по удержанию власти пожизненно.

Что это было?

    События в Казахстане начались с формально малозначительного повода – удвоении цен на сжиженный газ, которым заправляют автотранспорт. Но для в целом нищего населения рост цен на топливо стал почти катастрофой. В условиях огромных расстояний Казахстана личный автотранспорт является для многих единственной возможностью выжить. Напомним, что власти через сутки оперативно снизили цены на топливо, но это только разожгло протесты, так как люди в очередной раз убедились, что руководство страны относится к ним, как к рабам. В этом случае стоит обратить внимание на недоумение белорусских политических комментаторов, которые удивлялись радикализму социальных протестов уже после снижения цен: «Что им еще надо?». Мол, кинули вам подачку, так будьте рады и успокойтесь…

     Катастрофа началась тогда, когда, с одной стороны, социальный протест, перешедший в политическую стадию, вошел в политический резонанс с схваткой правящих элит и олигархов. С другой стороны, уже с 4-5 января к протестам подтянулись мародеры – сельская безработная молодежь и различного рода противники режима – от сторонников демократических преобразований до местных исламистов. Следом пришли боевики…

    Никакого масштабного внешнего вмешательства так и не было обнаружено, количество арестованных иностранцев незначительно и власти не упоминают страну, граждан которой они арестовали. 

    7 января в своем выступлении президент Токаев заявил о вторжении на территорию Казахстана 20 тыс. террористов, что равнозначно почти 1,5 мотопехотной дивизии. Совершенно непонятно, как такая масса незаметно пересекла границу Казахстана и откуда они прибыли. При этом напомним, что любые террористические группировки всегда прекрасно организованы и действуют очень скоординировано. 8 января с  сайта  президент Казахстана (https://akorda.kz/ru/obrashchenie-glavy-gosudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-k-narodu-kazahstana-70412), где размещена стенограмма его выступления, упоминание о 20 тыс. террористов исчезло.

Ошибки освещения кризиса

    К сожалению, ошибок в освящении кризиса в СМИ было допущено великое множество. Прежде всего, по традиции, в организации восстания были обвинены страны Запада, США и британская разведка. Однако, учитывая стихийный характер протеста и повод для выступления, придется объявлять все руководство Казахстана агентурой ЦРУ и МИ-6. Между прочим, говорят, что так оно и есть…

    Автор этих строк не исключает западный след, как и активную деятельность СБУ, о чем периодически поступала информация, но хотел бы для сравнения привлечь медицину: когда пациент истощен и его иммунитет ослаблен, то он очень легко и почти мгновенно подхватит любой внешний «вирус».  Страна с таким объемом внутренних проблем и противоречий, столь жуткой нищетой населения и разочарования общества во власти всегда открыта для любых внешних вмешательств, так как инстинктивно хватается за любой вариант смены осточертевшего политического режима. В данном случае СМИ сознательно путали причины со следствием.  

    Индикатор: когда власти все внутренние проблемы объявляют внешним вмешательством, то этим они признаются в собственных социально-экономических и политических провалах. Экономически развитая страна с высоким жизненным уровнем населения и легитимным руководством не по зубам никаким, даже самым мощным внешним спецслужбам, и сможет противостоять любому информационно-идеологическому влиянию.

    Еще одной ошибкой является приравнивание всех протестующих к террористам. В данном случае К-Ж. Токаев пошел по белорусскому пути: практически все противники политического режима были объявлены «террористами». Учитывая размах выступлений в Минске в августе 2020 года и в Казахстане в январе текущего года, получается, что очень солидная, если не большая часть населения Беларуси и Казахстана, является реальными террористами, что вызывает недоумение. Как же так, столько лет у власти, всё в трудах, всё в заботах о народе, а люди поголовно оказались террористами?

     На самом деле объявление всех оппонентов террористами является индикатором того, что политические режимы, чьи главы сидят на президентских постах по 25-30 лет, категорически отказываются от любых контактов с оппозицией, так как формально диалог с «террористами» невозможен, что и подтвердил 7 января Токаев. Иными словами, дорога к мирному транзиту власти закрыта.

    Сразу скажем, что «терроризация» политического процесса превращает власть в осажденную крепость и открывает дверь для уже настоящего терроризма: террор на террор. Так что ставить знак равенства между восставшими и террористами чревато очень тяжелыми последствиями.

    Кто-то скажет, что как-то сложно в условиях перестрелок определить, где восставший против произвола назарбаевщины, а где реальный террорист. На самом деле различить этих людей очень просто. Террористы организованы и выполняют поставленные задачи. К примеру, 5 января был захвачен аэропорт Алма-Аты. Кто это сделал? Если бы захват был осуществлен террористами, то до сегодняшнего дня аэропорт оставался бы под их контролем. Но вооруженные люди походили по терминалам, а в это время прибывшие следом мародеры разграбили магазины и взломали банкоматы, а потом все покинули аэропорт. Понятно, что это были не террористы.

    Еще одну методологическую ошибку допустили СМИ в отношении мародеров, приравняв эту маргинальную сельскую молодежь, которая воспользовалась анархией для грабежа магазинов и банкоматов, к террористам. Именно в таком формате идут репортажи из Казахстана на российском телеканале «Россия 24», где такого рода заявления идут от корреспондентов, которые годами говорили о ситуации в Казахстане в исключительно благоприятном, если не в восхитительном тоне.

    Дело в том, что настоящий террорист не опустится для снятия тряпок с вешалок и не будет вытягивать из магазина телевизор. Этим грабежом активно промышляли в прошлом году в США активисты BLM, но никто их террористами не называл. Настоящий террорист готовит себя к смерти, и он не будет сгребать с полок шампуни для волос.

    Еще одной ошибкой СМИ остается постоянное педалирование темы предварительной подготовки и прекрасной организованности восставших. Этот тезис не выдерживает никакой критики, так, как если бы это было на самом деле, то режим Назарбаева – Токаева был бы снесен за 12-24 часа. Напомним, что выступление остались анонимными, не проявился ни один лидер или «полевой командир». Кроме того, вооруженные люди фронт не держали, а действовали группами, что говорит об отсутствии штаба восстания.

Текущая стадия

    В настоящее время в Казахстане идет стабилизация. Силовики, преодолев свой внутренний кризис и освободившись от контроля инфраструктуры, где их сменили миротворцы ОДКБ, взяли под контроль Алма-Ату и ведут бои в пригородах и горной местности. Можно сказать, что вооруженные столкновения будут скоро прекращены, но противостояние перейдет в сферу партизанской борьбы и террористических актов.

    К-Ж. Токаев проводит кадровые чистки и обещает населению прислушаться к его просьбам. В любом случае в выигрыше от восстания оказывается второй президент Казахстана.

    Дело в том, что самая распространенная версия причин восстания – схватка элит. Считается, что Токаев, воспользовавшись социальным конфликтом, произвел государственный переворот, сняв Н. Назарбаева с поста председателя Совета безопасности. Напомним, что по Конституции Елбасы должен был занимать данный пост пожизненно. Потом был снять глава КНБ… А началось все с отставки правительства во главе с человеком Назарбаева.

   Признаков схватки верхов много. В частности, уже в первые часы начавшихся погромов магазинов в Алма-Ате жители города отметили, что мародеры, которых подвезли из сельской местности, не трогают магазины западных компаний и сетевые ТЦ, принадлежащие клану Назарбаева.

    Есть основания считать, что пресловутые террористы были скорее всего группировками криминалитета, разбавленные активом казахстанских спецслужб. Все шло к тому, чтобы в самый разгар анархии и погромов из-за «ширмы» появилось хорошо знакомое лицо Елбасы и мгновенно наступила бы столь ожидаемая населением стабильность и безопасность.  Видимо именно на этот эффект и рассчитывал А. Лукашенко, который оказался очень погружен в казахстанский кризис.

    Итак, ключевой индикатор: судьба Н. Назарбаева. Если Елбасы вновь появится на экране, то это будет означать, что никакой схватки за власть нет и Токаев остается марионеткой Назарбаева. Но в этом случае Казахстан ожидает полная катастрофа, от которой Токаева с Назарбаевым не спасет и ограниченный контингент миротворцев ОДКБ.

ОДКБ

    Инициатором ввода войск ОДКБ, как мы уже отмечали выше, был А. Лукашенко. Белорусский руководитель, с одной стороны, очень боится того, что результатом январского восстания в Казахстане будет ликвидация идентичного с белорусским режимом власти Н. Назарбаева, а с другой стороны, как мы уже объясняли, А. Лукашенко надеется на то, что в случае нового кризиса ОДКБ придет ему на помощь. Но тут всплыла проблема: ОДКБ прибыл поддержать легитимного президента, а не председателя Совбеза. То есть Токаева, а не Назарбаева.

Реплика

    Автор этих строк в конце прошлого года не раз отмечал, что в случае принятия проекта новой белорусской конституции А. Лукашенко оказывается в роли мешающего всем властного «аппендикса». Тот же президент России будет общаться напрямую в Беларуси только со своим коллегой – президентом Беларуси, а не с главой некого Всебелорусского народного собрания. Хотя определенное уважение «чердаку» будет оказываться, но не более.  Кризис в Казахстане подтвердил реалистичность данной формулы. Но тогда А. Лукашенко придется выбирать: или сохранение у власти Назарбаева в качестве доказательства верности курса на террор против собственного народа или внешняя поддержка со стороны ОДКБ.

    А. Лукашенко, судя по всему, запутался...

Ввод войск

    Почему Токаев обратился к ОДКБ?  Если мы рассматриваем элитную версию, как реалистичную, то К-Ж. Токаев, вытолкнув с политического поля Н. Назарбаева, очень быстро обнаружил, что попутно практически рухнуло авторитарное государство: правительство в отставке, силовики расколоты, сдаются и присоединяются к восставшим, спецслужбы на стороне снятого с поста председателя СБ Назарбаева, олигархи явно уклоняются от поддержки президента, правящая партия ушла в подполье или вообще исчезла, депутаты и чиновники разбежались. У Токаева оставалась надежда только на Москву.

     В свою очередь, Россия очень оперативно откликнулась и приступила к массированной переброске войск.  В чем дело?

    С одной стороны, возьмем за основу тезис Кремля о том, что внеконституционная смена власти недопустима. Эта позиция Москвы была буквально выкована после киевского майдана 2014 года. Москва не допустит переворот и это стало первой причиной появления в Алма-Ате российских десантников.  Но в основе принятия решения о десанте войск ОДКБ были и национальные интересы России.

Интересы России

    У Москвы всегда были крайне сложные отношения с назарбаевским Казахстаном. Напомним, что в финансовом плане Нур-Султан не зависел от Москвы. Скорее можно говорить о транзитной зависимости от РФ – через российские трубопроводы на мировой рынок поступает казахстанская нефть. Но не вся. Еще в конце 1990-х годов был построен обходящий территорию России нефтепровод Баку-Джейхан, который загружается казахстанской нефтью. Есть нефтепроводы в Иран и Китай.

   Казахстан, по сути, никогда не был союзником России. Нур-Султан не поддержал РФ в 2008 году, не признал суверенитета Абхазии и Южной Осетии, не признал российский статус Крыма, не поддержал Россию в антисанкциях против ЕС и т.д. Элита Казахстана не скрывала своей прозападной ориентации, в руководстве страны всегда были сильны прокитайские настроения. Отбрасывала Казахстан к России только география. Оказавшись между Китаем и Россией, Нур-Султан был вынужден прикрываться Москвой. США, между тем, были далеко и просто не могли «дотянуться» до Казахстана.

    Между тем Казахстан остается для России исключительно важным государством:

- через Казахстан идут основные транзитные коммуникации с российскими Сибирью и Дальним Востоком;

- в Казахстане живет большая русская община;

- российские инвестиции в казахстанские нефтяные и газовые сектора;

- рынок Казахстана;

- Казахстан является основным партнером России в ОДКБ и ЕАЭС, без Нур-Султана постсоветская интеграция невозможна;

- российские базы на территории Казахстана, включая космодром Байконур;

- основная часть урана, используемая Россией в энергетике и военном деле имеет казахстанское происхождение;

- Казахстан является крупнейшим, после Саудовской Аравии и США, конкурентом России на мировом рынке энергоносителей;

- политика России в отношении Китая непосредственно связана с Казахстаном. 

    К примеру, железнодорожный/сухопутный транзит из Китая в ЕС уже достиг 6% всего объема контейнеров, направляемых из КНР в Европу. Но на транзите всегда были две проблемы: Беларусь и Казахстан.  С Беларусью вопрос уже решен – китайский контейнерный транзит уходит на порт Санкт-Петербурга, а оттуда в порты Северной Германии. Но если Беларусь, которая, судя по всему, обречена на политическую нестабильность, все-таки можно обойти, то Казахстан обойти крайне сложно. Транссиб перегружен.

    И самое главное. Как уже указывалось, 2/3 экспорта Казахстана контролируют западные нефтегазовые компании. Сейчас стабильность их работы будет обеспечивать ОДКБ, но не армяне с белорусами, а Россия.

    Итак, Москва фактически взяла Казахстан под свой контроль. Нужен ли сейчас, в сложившейся ситуации, Токаев, авторитет которого в Казахстане, после обращения к ОДКБ, резко упал?

                                                                                                                                                                          Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 09.01.2022