Итоги 2022 года

Каково бы ни было наше сегодня, мир – это наше будущее. В. Гюго

    Итак, через несколько часов 2022 год навсегда уйдет в историю. В такого рода случаях принято что-то говорить о прошедших 365 днях. Обычно перечисляют доброе и хорошее, а также сетуют на беды и проблемы, с которыми пришлось столкнуться читателю, его семье, стране, да и всему миру.  Но факты для того и существуют, чтобы их анализировать, обобщать и делать определенные, пусть и предварительные, выводы.

    Но 2022 год навсегда войдет в историю, как «пороговый год». Впервые с 1945 года основные темы международной безопасности, активно обсуждаемые в ведущих экспертно-аналитических кругах мира, стали замыкаться на тех или иных проблемах не предотвращения войны, что было обычным для эпохи «холодной войны», а непосредственно касаться перспектив эскалации боевых действий, способных привести к глобальной ядерной войне.

Глобальный конфликт

    Существующая в годы «холодной войны» система международных отношений блокировала выход кризиса на уровень мировой ядерной войны. Для этого были сформированные еще в ходе Второй мировой войны традиции международных контактов («траншеи»), которые со временем были «опутаны» договорами («колючая проволока») и зафиксированы международными организациями и институтами – ООН, МАГАТЭ и т.д., т.е. «переговорными площадками. Сейчас вся это структура МО сломана.  Блокиратора мировой ядерной войны нет.

    Контакты между странами, вступившими или поддержавшими российско-украинский конфликт, прерваны по максимуму: от политических и дипломатических до торговых и экономических, которые блокированы невиданными в истории санкциями.  Попутно прерваны все коммуникации, включая политические, транспортные, финансовые, технологические и научные. На политическом поле стороны фактически прокляли друг друга, что ставит под сомнение будущую реанимацию российско-европейских контактов. Во всяком случае Запад готов вести дела (не диалог) с поверженной Россией, нагруженной сверх всякой мерой контрибуциями и репарациями.  В любом случае, как в ЕС и США, так и в России любые контакты между РФ и Западом вызовут неоднозначную реакцию у любой из стороны конфликта.

    Международное право после 2014 года не работает. «Минск-2» в 2015 году стал документом, утвержденным ООН (Совет безопасности), что никак не подействовало на украинское руководство, которое восемь лет, с поддержкой «гарантов» - Парижа и Берлина, руками двух президентов, один из которых подписал «Минск-2», рушили и международное право и авторитет ООН. Сейчас современные международные отношения постепенно сползают к временам «войны всех против всех», что чревато глобальной катастрофой.

    Когда-то, на рубеже 19 и 20 веков череда локальных, или как принято говорить, «войн за передел мира», включая испано-американскую, две англо-бурских, два кризиса в Марокко, оккупацию Боснии, две Балканские войны, а также русско-японскую, оказались предвестниками глобальной катастрофы – Первой мировой войны. В свою очередь перед второй мировой войной ряд конфликтов на территории Европы и  Африки оказались «разминками» перед решающим столкновением.

    Данная проблема – вход в новую мировую войну, относится не только к российско-украинскому кризису, но и к конфликту вокруг Тайваня, который в сентябре, благодаря традиционной сдержанностью Китая, не перерос в китайско-американский кризис. Ситуация на Корейском полуострове, десятки лет балансируя на грани возобновления войны, в последние годы, с приобретением КНДР ядерного статуса, стала мировой проблемой. Как ни странно, но никаких перспектив у снижения конфликтности в Эгейском море нет. Попутно, в  наступающем году в Турции  пройдут президентские выборы, чей результат может привести к кризису, близкому к белорусскому Августа 2020 г. При этом, стоит напомнить, что Турция по сути является бикфордовым шнуром целого ряда региональных конфликтов, начиная с Нагорного Карабаха, Ирана, Сирии и заканчивая Курдистаном.

    В уходящем году все вышеназванные конфликты и кризисы, а также не названные (Афганистан, Индия – Пакистан, Индия - Китай, гражданская война в Мьянме, Сербия – Косово и т.д.) могут оказаться роковыми. Любой из данных конфликтов, имея изрядный запас негативной энергии,  при наличии политической воли, ресурсов и усилий внешних сил, способен создать очаг Третьей мировой войны.

    Так было и в XX веке (Корея, Вьетнам, Афганистан, войны на юге Африки, Ближневосточный конфликт), то тогда мир жил в сформировавшейся и жестко действующей двухполюсной системе международных отношений, где никто даже не пытался переходить «красные линии». Локальные войны шли постоянно, но остались региональными конфликтами, не перестающими в глобальное столкновение.

    С 1990-х годов старая система международных отношений была сломана, новая (однополюсная) еще на стадии становления была подвергнута атаке международного терроризма, чтобы потом, вместе с расширением НАТО на восток, столкнуться с противостоянием России (Мюнхенская речь В. Путина, 10.02.2007). С этого момента вопрос перерастания геополитического противостояния в военный конфликт стал вопросом времени.  

    После первого конфликта (грузино-осетинского в августе 2008 года), НАТО и Россия уподобились двум бульдозерам, которые сдавливали с двух сторон цепочку региональных лимитрофов. Постепенно на роль геополитической «пружины» выдвинулась Украина, но очень скоро «пружина» мутировала в «таран», призванный уничтожить не только региональное влияние России, но и  саму Российскую федерацию. Следом будет Китай, попутно Иран и т.д.  Остановить эту эскалацию пока невозможно – системы нет.

    Системы международных отношений формировались после очередных военных катастроф – Тридцатилетней войны – Вестфальская система, наполеоновских войн в начале 19 века – Венская система, первой (версальско-вашингтонская) или второй (Ялтинско-Потсдамская) войн. Везде новая СМО являлось результатом урегулирования отношений после очередной глобальной/мировой войны. Но сейчас война означает уничтожение нашей цивилизации и нашего мира. 

    Изоляция России на фоне  российско-украинского конфликта на самом деле далеко не первый шаг к новой и, наверное, последней в истории мировой войне. Мы живем не в прошлом веке, когда войны начинались в разгар знойного лета, в утреннем тумане, когда первые десантники в резиновых ложках переправлялись через пограничные реки, а танки в перелесках и самолеты на аэродромах прогревали двигатели. Как вариант, войны в прошлом веке могли начинаться и неожиданным нападением палубной авиации с эскадры авианосцев  на вражеский флот, отстаивающийся в островной гавани. Сейчас, в эпоху развитой, включая космической, разведки 22 июня невозможны.  Но страны втягиваются в Третью мировую войну, она проникает, как  отравляющий газ. Попытаемся определить те войны, которые выполняют роль «пограничных» сражений, открывающих нам бездну.

Война №1

    Конечно, не стоит ожидать, что весь мир озабочен развитием российско-украинского конфликта и люди с утра ищут информацию, что произошло за истекшую ночь в Донбассе или в небе над Киевом. На самом деле главная проблема, которая действительно беспокоит буквально всех - непрерывная череда эпидемий, которые, не давая ему передышки, как будто по какому-то графику атакуют человечество. При этом напомним, что COVID-19 предшествовали целый ряд инфекций, что поражали животный мир и подрывали сельское хозяйство России и сопредельных стран в регионе.

    Появление каждой новой волны очередного вируса, который уже по умолчанию считается «ковидным», неделями фиксируется в топ-новостях. В тоже время привычный грипп в сознании сотен миллионов людей тоже успел превратиться в разновидность COVID-19 и его боятся так же, как первую «чуму» в 2020 году. Но системность каждой вирусной атаки привели к тому, что в мире растет обеспокоенность раскручивания бактериологической войны и кто-то этой бесконечной биологической атакой умело руководит.

    Мир вступил в кошмар эпидемиологической эпохи.  Ситуация обостряется тем, что периодически в мировых СМИ появляются «свидетельства» из известных научных центров  об обнаружения в COVID-19 «человеческого гена», что, мол, свидетельствует об искусственном происхождении вируса (фактически речь идет о биороботе). Попутно обсуждаются «утечки» из китайских биолабораторий или американских биостанций.

    За два года был создана огромная промышленность средств антивирусной защиты и борьбы, созданы десятки вакцин, в ряде стран использование людьми защитных масок стало традицией и обычаем, но паника периодически охватывает не только население, но и власти. Классический пример – Китай. Мы уже находимся в мировой бактериологической войне? Вероятно, и не первый год.

Война № 2

    Не первый год мы ощущаем на себе воздействие не менее безжалостной войны в IT-сфере. Так называемая «кибервойна» не имеет границ и частично сродни диверсионной работе. В большинстве случаев она остается анонимной, и неизвестные бойцы на IT- фронте уже не первый год пытаются вторгнуться, взломать, заразить огромные информационные системы и базы данных потенциальных и реальных противников.  Противостоять кибервойне, как и бактериологической, могут только сверхдержавы, располагающие не только финансовыми и научными ресурсами, но и эффективной экономикой, что актуально и для третьего типа войн - энергетических.

Война № 3

    Энергоносители превратились в оружие с уже далеких 1972-1973 годов, когда совершенно неожиданно нефтяное эмбарго стран-экспортеров нефти обрушилось на Запад и привело к самому сложному кризису с времен Великой Депрессии. Невероятное по накалу борьба ряда стран ЕС (Прибалтика, Польша), а также Украины против строительства обходных газопроводов «Северные поток -I и II», а также «Южного потока», позволяют утверждать, что в основе продолжающегося российско-украинского конфликта стоит борьба не только за самый дорогой на планете европейский энергетический рынок, но и выживание Украины за счет российских ресурсов, транзитируемых через эту страну.

    Россия должна финансировать своих врагов (?). Это западное правило для постсоветского пространства частично апробировано на Беларуси. Евросоюз долгие годы позволял А. Лукашенко балансировать между ним и Россией, что помогло превратить белорусский политический режим в энергетический «насос», выкачивающий из РФ нефть и газ по преференциальным ценам и, как следствие, поставляющий на европейский рынок самые дешевые в Европе белорусские нефтепродукты.

    Но вот на Украине «правило» исправно работало только в 1990-е и 2000-е годы, но вот сейчас уже не работает, заменившись другим: «Вы или кормите (снабжаете, обеспечиваете, поставляете) Украину или Вы с ней воюете. Среднего не дано».

    Сейчас идет война, поддерживаемая теми странами, которые с одной стороны десятилетиями говорили о своей поддержке Украины, а с другой стороны, готовыми поддерживать экономическое возрождение Украины за счет России. Но для этого необходимо победить РФ и обложить её невиданными в истории репарациями. Вот с этим сложнее...

    Кто-то скажет, а почему ЕС выбрал Украину? Что ему мешало так же играть с Россией, которая фактически поддавалась и десятилетиями снабжала Европу дешевыми энергоносителями. Ответ очень простой: Россию невозможно контролировать, а Украина просто не выживет без внешнего контроля и поддержки. Поэтому проще выкачать из поверженной России ресурсы для политического вассала – Украины.

     Сейчас первый этап энергетической войны заканчивается. Российские нефть и газ уходят из Евросоюза, их замещают американские поставки, но не очень понятно, кто выиграл. На первый взгляд выиграли США и проиграла Россия. Москва меняет логистику поставок  и принимает указы против продажи нефти в страны, поддерживающие установленный ЕС «потолок цен» для российской нефти. Пока рынки не устоятся, а новые торговые пути не продемонстрируют эффективность и безопасность, российские нефтяники недосчитаются немалых денег. Но нефть – ликвидный товар, Москва его будет продавать. Как, впрочем, и газ, если не взрывать газопроводы.  

Война № 4

    Губится инфраструктура. Причем любая – электролинии, автострады и мосты, взрываются газопроводы. В прошлое уходит трубопроводный транспорт, что превращает страны в глубине континентов в технологические «тупички». Прерывается авиасообщение. Следом на границах ЕС начнется ликвидация международных автоперевозок. В принципе, если посмотреть на КПП Литвы, да и Польши, то можно утверждать, что этот процесс будет оперативно завершен.

    Следом в ближайшее десятилетие настоящие сражения развернутся уже на водных путях. Появятся караваны танкеров и контейнеровозов, охраняемые военными конвоями и обязательными тральщиками.  Попутно будут уничтожены все подводные кабельные системы. Мир вернется в эпоху непрерывных морских войн, которые будут идти исподтишка, но в итоге планета окажется набором почти изолированных регионов и будет напоминать мир, описанный фантастами в середине прошлого века.  Это уже будет почти глобальная война, в которой на поверхности окажутся все ужасы и страхи прошлых веков – наше историческое наследство.

Война № 5

    Осенью завершающегося года на вооружении ВСУ оказалась германская самоходная зенитка «Гепард».  Это «котенок» принадлежит боковой «ветви» германских бронированных «котов», куда в свое время входили «Тигр» и «Пантера», а сейчас на «троне» бундесвера с комфортом разместился «внук» разбитых Красной Армией танков вермахта - «Леопард –2 (различных модификаций)». 

    Не исключено то, что через пару-тройку недель финские «Леопарды» вернутся на хорошо знакомые их «семейству» поля на юге Украины/России. Это будет означать, что Великая отечественная война, плодами которой мы пользовались 45 лет (до 1990 г.) и еще 30 лет пытались апеллировать к нашей Великой Победе, окончательно ушла в историю.

     Теперь перед нами старый и очень знакомый враг – уже Четвертый Рейх. И в союзниках у Германии не Италия с унылой армией и сильным флотом или Япония с сумасшедшими и чванливыми самураями, а коалиция – НАТО во главе с США. Но тараном против славянского мира будет их старый враг, накачанный жаждой реванша – Германия, страна, которая дважды за прошлый век развязывала мировые войны.

    В свою очередь мы в 1990-е годы словно потеряли историческую память и забыли три основные политические формулы, связанные с Германией:

- объединённая Германия – всегда Рейх;

- Рейх и Россия в Европе не уживаются. Если в Европе Рейх, России там не быть;

- Рейх означает европейскую войну.

   Не факт, что Вашингтон будет стоять за спиной Берлина. США, которую принято считать страной англосаксов, на самом деле принадлежит к «германскому миру» и они против России будут стоять с Германией рука об руку.  Это говорит о нашей очередной ошибке: в российском экспертном сообществе принято считать Берлин косвенной жертвой российско-украинского конфликта. Берлин не жертва, а заказчик кровавой схватки двух соседних славянских государств. На фоне Украины Германия возвращается в статус супердержавы.

Что делать?

    России никто не поможет. Весь мир сейчас сидит в политическом казино и делает ставки. Так что остается надеяться только на свои силы, строя и перестраивая новую экономику на основе собственных ресурсов и науки. Россия на Украине воюет с Западом, НАТО, но в реальности, сокрушая Украину, Москва постепенно сможет нанести неприемлемый ущерб противнику и на других фронтах. Это позволит стране и русскому народу не только выжить, но и победить. Тогда будет мир, справедливый мир.  

А. Суздальцев, Москва, 31.12.2022