Феодальная революция

Опустившись, двуногие становятся четвероногими. Илья Шевелев

 

    А. Лукашенко заявил 27 декабря прошедшего года: «Конституция — я ее сам писал. Юристы писали пером, а я диктовал, потому что я видел, какие мне нужны полномочия, чтобы удержать страну» (https://ria.ru/20211227/belorussiya-1765717282.html). Через три недели Конституция с поправками будет утверждена на референдуме.  Итак, Беларусь возвращается в 18 век, в эпоху абсолютных монархий, где всё, что связано с местоимениями «я», «моё» и «мне» будет считаться законом. Три десятилетия существования в Беларуси республики завершается.

     Кто-то в Беларуси, а возможно и в соседних странах скажет, что ничего страшного, если в центре современной Европы, в 21 веке вдруг возрождается политический строй с несменяемым лидером и перспективами передачи власти по наследству. Мол, это обеспечит стабильность в стране и даже процветание, какое было столетиями в той же Великобритании. Но английская королева царствует, а не правит. Управляет Великобританией правящая партия, победившая на выборах.  Честные выборы для Беларуси является понятием давно забытым.

Транзит власти

    На первый взгляд, конституционная реформа, затеянная А. Лукашенко поражает своей нелепостью. Белорусский руководитель выстраивает на бумаге целый конституционный «укрепрайон», призванный во чтобы бы то ни стало сохранить его у власти максимально долго, а в идеале пожизненно.

    «Заказ» понятен, но исполнение какое-то колхозное. Во-первых, понятно, что старая схема сохранения власти в рамках предыдущей Конституции 1994 года с изменениями, оформленными референдумами от 1995 до 2004 года, не позволяет А. Лукашенко сохранить власть. Даже при отсутствии в ныне действующей в Республике Беларусь Конституции счетчика президентских сроков, в Основном законе РБ существует  непреодолимое для А. Лукашенко препятствие – обязательные раз в пять лет выборы. Это катастрофа для первого белорусского президента.

    Пойти на новые выборы А. Лукашенко не может, так как с одной стороны он боится нового восстания, а с другой стороны вряд ли еще одну гражданскую войну выдержат белорусские силовики. Тут свою роль играет и российский фактор, где и так возникли вопросы об эффективности А. Лукашенко, который при огромной, не имеющей аналогов в мировой истории финансово-ресурсной поддержке, довел ситуацию в стране до восстания. Еще одно восстание окончательно поставит крест на А. Лукашенко.

     Итак, со «старой» Конституцией А. Лукашенко расстанется.

    Во-вторых, в принципе, по идее А. Лукашенко мог бы вообще обойтись без конституционной реформы.  При наличии Хунты силовиков А. Лукашенко, сославшись на внешнюю угрозу,  мог бы установить режим чрезвычайного положения и править, опираясь на «штыки». В истории есть примеры, когда авторитарные режимы десятками лет выживали под прикрытием режима ЧП.  К примеру, А. Лукашенко ежедневно говорит об агрессии против Беларуси и даже увязал прекращение внешнего давления на Беларусь, куда, видимо, включает и санкции, к главному условия своего ухода с поста президента (https://t.me/SolovievLive/85261), но ЧП не объявляет.

    Напротив,  А. Лукашенко по ряду причин не пошел на демонстративную диктатуру, а попытался отодвинуть свой неминуемый уход от власти имитацией реформы Конституции. В немалой степени вариант открытой диктатуры был бы неприемлем для России, так как трудно представить интеграцию с такого рода пиночетовским режимом. Напомним, что в реальности интеграция с типичными авторитарными режимами тоже невозможна.

    В-третьих, в небольшой и бедной стране с экономикой IV технологического уклада, зависимой от внешней финансово-ресурсной поддержки и населением в размере одного среднего европейского мегаполиса создается невероятно сложный монархический по своей сути механизм государственной власти. Это не просто государственная деградация, а будущая «мина» под всю белорусскую государственность – как, к примеру, если некий очень продвинутый «интеллектуал», чтобы утром пожарить яичницу, поджигает собственный дом.

    Причем двухступенчатая система власти, которая так любовно вписана в проект новой белорусской Конституции, еще могла бы иметь некий очень ограниченный смысл для огромной империи в стиле 19 века с железными дорогами, паровозами и пароходами, а также телеграфом и письмоносицей Стрелкой.  В 21 веке нечто подобное Всебелорусскому народному собранию есть в системе туркменского парламента – Совет старейшин, но все это сродни периоду Реставрации во Франции.  

    Напомним, что помимо невероятных полномочий главы ВНС, в новой белорусской государственной системе изначально заложен глобальный раскол страны и, как бы А. Лукашенко не уверял, что двоевластия в Беларуси не будет (Послание, 28.01.2022), понятно, что разделение белорусской номенклатуры на «белую кость» - ВНС, т.е. те, кто будет огражден от  любых выборов и на «черную кость» - номенклатура, которой будет уготована роль «козла отпущения», гарантирует политический кризис, который может развалить не только авторитарных тип белорусского государства, но и вообще утопить в прахе веков попытку белорусского народа построить своё национальное государство.  

    А. Лукашенко, видимо, понимает, что имплементация положений новой Конституции в систему управление страны будет сопровождаться невиданным в белорусской истории номенклатурным блокированием, что, конечно, потребует масштабной чистки по принципу не лояльности, а полной преданности правящей династии.

    Попутно у А. Лукашенко отпадет необходимость в Хунте силовиков, так как перед ним уже не будет стоять задача по подавлению выступлений народа против фальсификаций на выборах.  Любые выборы и их итоги глава ВНС сможет отменить или даже проигнорировать. Он выше избирательного вердикта белорусского народа, почти Бог, т.е. белорусский фараон.  Так что судьбы Хунты будет традиционна, генералы-силовики будут постепенно удалены от своих постов, но учитывая, что они много и даже чрезмерно много знают, то их конечная судьба каждого из них будет решена безжалостно.  Но кто их пожалеет?

    Напомним, что статус выбранного президента будет схож с полномочиями какого-то средневекового мажордома, что даже символично. А. Лукашенко инстинктивно тянется к покою, он пытается оградить себя от народа почти замковым стенами и башнями, откуда он, находясь в безопасности, иногда будет свысока посматривать на политическую суету и социальный «муравейник» «народца».

    Объективно все эти конституционные ухищрения, предпринятые белорусскими властями, говорят о том, что А. Лукашенко окончательно потерял динамику своего правления. Он политически отступает, «окапывается», «минирует» любые юридические подходы и «траншеи» к устоям своего политического доминирования в стране, а заодно пытается предугадать и выявить угрозы белорусскому авторитаризму, то есть своей несменяемой власти.  В итоге А. Лукашенко превратил новый вариант белорусской Конституции в причудливое и несочетаемое друг с другом нагромождение юридических препятствий, не позволяющих народу, как реальному источнику власти в Республике Беларусь добраться до того, кто  эту власть приватизировал, а фактически украл у белорусского народа.

Кампания

    Проходящая сейчас в РБ пропагандистско-агитационная кампания, призванная обеспечить легитимность конституционного референдума, поражает своим лицемерием.  Целая армия докладчиков и агитаторов, которые в ежедневном режиме неустанно объясняют белорусскому населению необходимость новой Конституции, сознательно фокусируют внимание аудиторий  или телезрителей  на заложенных в тексте проекта Конституции «приманках» - добавленных или подредактированных статьях Конституции 1994 года, связанных с обещаниями бесплатного здравоохранения, пенсионного обеспечения и всего того, что принято считать «социальным государством». Сюда же добавлены статьи о сохранении исторического наследия и о победе белорусского (не советского) народа над фашизмом и т.д. Понятно, что эти статьи направлены на отвлечение внимание народа от привилегий власти, глава которой, согласно Конституции, превращается почти в божество.   

    Упоминания стандартов образования или здравоохранения в Конституции может быть и правильно, хотя не очень понятно, за какие деньги государство обеспечит столь важные потребности народа, но Конституция все-таки должна быть о власти, правосудии, выборах и механизмах государственной системы, а не о жизни народа. Но в проекте новой белорусской Конституции сделана попытка регламентировать как раз жизнь самого белорусского народа, который, как оказалось, всю жизнь обязан буквально «вносить вклад» в развитие и благосостояние белорусского государства, т.е. государства А. Лукашенко (Ст.21).  Белорусский народ оказывается в роли крепостных клана А. Лукашенко.

    Нельзя сказать, что в преддверии конституционного референдума в пропагандистской кампании, которые ведут власти, они не касаются вышеназванных обязанностей народа. Как раз наоборот, но все эти регламенты конвертируются в патриотизм и сакральность созданного А. Лукашенко феодального княжества в центре Европы. Именно в таком формате «Создателя» белорусский несменяемый руководитель позиционирует себя в интервью известному российскому журналисту и ведущему В. Соловьеву (https://t.me/pul_1/4674).

    Исходя из божественности власти А. Лукашенко вся создаваемая властная пирамида подается, как высшая мера защиты государства и народа от каверз внешних сил и «продавшихся» им так называемых «беглых». Лидеры оппозиции получили от властей небывалую политическую пиар-кампанию и стали поистине легендарным и почти мифологичными демонами белорусского медиа пространства.  

   Но кампания за конституционный референдум позволяет сделать главный вывод: власти крайне озабочены тем, чтобы люди пошли на референдум.  Руководство страны не заботят результаты голосования, ЦИК РБ все равно напишет тот результат, который нужен А. Лукашенко и, возможно, совсем не устроит Москву (но это уже отдельная тема). Но референдум инициирует А. Лукашенко и именно на ЕГО референдум должны прийти граждане Беларуси, чем они легитимизируют государственный переворот, который произвел А. Лукашенко 9 августа 2020 г.  Так что эта «картинка» с экрана должна продемонстрировать всему миру, что А. Лукашенко законный президент и за ним большинство белорусского народа.

Как со всем этим быть?

    В белорусском обществе, а также, что естественно, в белорусском политическом классе, в среде лидеров оппозиции и эмиграции уже не первый месяц очень вяло, но все-таки идет дискуссия о том, как реагировать на конституционный референдум.

    По идее, учитывая, что система власти в Республике Беларусь должна измениться, то лидеры оппозиции должны были собрать солидный очный форум, где дали бы высказаться представителям всех политических движений, партий и группировок, что само по себе мобилизовало бы белорусский народ на поиск ответа А. Лукашенко. Однако, наблюдая со стороны за деятельностью белорусской оппозиции, невольно возникает ощущение, что верхушка белорусской эмиграции копирует регламенты Дворца А. Лукашенко.  Никакого формализованного обсуждения проведено не было, а решения были «спущены» сверху…

    Тем не менее, все-таки среди противников А. Лукашенко появились три основных версии решения проблемы референдума:

- прийти на референдум и что-то там нашкодить. Порвать бюллетень,  нарисовать чертика или просто съесть. Сфотографировать не получится, так как власти учитывая народные настроения, сняли с кабинок для голосования шторки. Заодно лишили права голосовать и 2,5 млн. белорусских избирателей, которые проживают за рубежом. В общем, власти не церемонятся, им «картинка» нужна в Минске, а не в Варшаве или Москве…

- вообще не приходить на референдум, чтобы не дать А. Лукашенко утверждать, что за ним большинство народа и его власть легитимна.  Проигнорировать попытки властей обожествить власть А. Лукашенко.

- использовать референдум для повторения событий августа 2020 года. Понятно, что даже небольшие выступления стали бы катастрофой для режима А. Лукашенко.

    Напомним, что белорусские власти с ноября 2020 года активно создают миф о том, что все проблемы решены, «враги» бежали к «спонсорам», большая часть протестующих «одумалась» и в стране обеспечена стабильность и порядок, которые Запад пытается «расшатать» санкциями. Более того, активно замалчиваются и причины народного восстания. Факт фальсификации итогов голосования подменяется ссылками на вмешательство внешних сил, в частности Польши…  Однако, не все так просто.

Реплика

    Белорусская Хунта, судя по приглашению в Беларусь российских войск для проведения внеплановых учений, вполне представляет себе возможность острой реакции населения на возвращение Беларуси в лоно феодализма.  Белорусские власти имеют информацию о настроениях в белорусском обществе…

    Причем, учитывая, что российско-белорусские учения завершаются 20 февраля, а референдум будет проведен 27 февраля, в Минске видимо планировали, что несмотря на начавшийся вывод российских войск, они еще будут находиться на белорусской территории, что должно ободрить белорусских силовиков.

Улица?

    Нет каких-либо оснований утверждать, что к 20 августа на заснеженных улицах Минска возобновится протестная активность. Во всяком случае, лидеры эмиграции для этого палец о палец не ударили, ничего и никого не финансировали, и не готовили кадры инструкторов для отправки в белорусскую столицу. Как всегда, эмиграция сидит и ждёт народной самодеятельности, чтобы потом её «возглавить».  Снова с шариками и «сердечками». И так четверть века…

Итак,

    У А. Лукашенко уже есть Дворец и жесткий, практически императорский протокол проведения официальных церемоний и мероприятий. Осталось привлечь уже официальных герольдов и специалистов по геральдике, а следом раздать титулы.  Уже сейчас двор Лукашенко напоминает колоду игральных карт со своими «дамами», «валетами» и «королями», а также многочисленными «шестерками». Самому А. Лукашенко отводится роль Джокера, который лупит буквально всех… Осталось весь этот колхозный театр марионеток, имитирующий белорусскую аристократию (балы, приемы, дамы…), легитимизировать новой Конституцией.  Судя по всему, данный вопрос решен.  Белорусский народ промолчит, последняя оставшаяся молодежь начнет собирать чемоданы, белорусские «интеллектуалы» как всегда будут искать виновных…  

А. Суздальцев, Москва, 06.02.2022