Эхо Херсона. Часть III. Ближнее зарубежье

Интрига рано или поздно губит того, кто ее начал. Пьер Бомарше

    А. Лукашенко 26 ноября 2022 года выразил свои соболезнования семье умершего министра иностранных дел Республики Беларусь Владимира Макея. Напомним, что последний свой визит В. Макей совершил в Ереван на транспортном самолете, так как А. Лукашенко не взял его на правительственный борт.  Несмотря на то, что министр летел не один, но все-таки сидеть в гулком и холодном «кузове» на жестком кресле все-таки было явно не по рангу. Вот так завершается карьера. В данном случае карьера высокопоставленного чиновника эпохи А. Лукашенко.  

   На самом деле, В. Макей был не нужен в Ереване. По традиции, белорусский МИД обеспечивает контакты с Западом, Латинской Америкой, Африкой и Юго-Восточной Азией. Россией и Китаем занят непосредственно А. Лукашенко. После 24 февраля 2022 года, белорусский МИД фактически простаивал, если не считать рассылку белорусским дипломатическим ведомством по европейским МИДам скорбных писем с жалобами на Россию, которая втягивает РБ в  конфликт с Украиной и с призывами снять с Беларуси западные санкции.  

Саммит ОДКБ

    Напомним, что в середине минувшей неделе (23 ноября 2022 г.) в столице Армении собрались лидеры стран ОДКБ, т.е. не просто представители участников военно-стратегического блока, а официальные союзники. На самом деле, это очень сложная политическая проблема: что сейчас можно считать «союзничеством» и чем оно наполняется в современных условиях, когда развернулось  уже не просто противостояние с Западом, а настоящее противоборство на поле боя.

    Дело в том, что спецоперация российских войск на Украине в очередной раз поставило вопрос об эффективности ОДКБ, как военно-политического блока.  

    Белорусский руководитель летел в столицу Армении с обычным для себя апломбом, на встрече он публично «тыкал» премьер-министру Н. Пашиняну, который был явно не рад столь высокопоставленному десанту, А. Лукашенко пытался доминировать за столом переговоров. Не будем лукавить, изначально ни одна из стран ОДКБ, за исключением А. Лукашенко (белорусскому лидеру и деваться было некуда) официально не поддержала спецоперацию российских войск на Украине. Не было принято ни одного официального заявления в поддержку РФ. Между тем поддержка Москве нужна, особенно после того, когда осенью текущего года российская армия столкнулась уже не со старой украинской армией, вооруженной в основном советским оружием, а по сути с армией НАТО с обученным славянским личным составом. 

    Напомним, что тот же Казахстан, политический режим которого был фактически спасен в январе 2022 года десантом ОДКБ, демонстративно выступил в поддержку Украины, декларируя территориальную целостность «всех» государств.  

    В 2008 году члены ОДКБ, включая Беларусь, тоже максимально отстранились от поддержки России, но такого единодушного неприятия политики Москвы как сейчас, тогда не было. После Херсона, никакого хотя бы сочувствия в отношении российско-украинского конфликта среди членов блока нет. Мы должны уяснисть, что  конфликт не стал столкновением Украины и ОДКБ, а фактически конфликтом между ОДКБ и НАТО. ОДКБ оставил Россию на поле боя в одиночестве.

    Лидеры стран – членов ОДКБ явно пользуются тем, что Россия сконцентрирована на схватке с Западом и не упускают возможность напомнить Москве о своих интересах, носящих, как правило, откровенно иждивенческий характер. Классическим примером считается заявление президента Таджикистана Э. Рахмона от 14 октября 2022 года.  

    В Ереване предстояло решить крайне опасную для России и ОДКБ  проблему – остановить уже проявившуюся на постсоветском пространстве, на Южном Кавказе, в Приднестровье, на границах Таджикистана и Киргизии череду вдруг оживших конфликтов, большинству из которых больше тридцати лет. Понятно, что в своей основе эта одновременная «разморозка» обещает открыть против России «второй» и даже «третий» фронты, оттянуть Москву от Украины, создать ситуацию, когда Россия должна завязнуть в конфликтах по периметру региона.

    В очередной раз обострившийся конфликт между Арменией и Азербайджаном представляет огромную угрозу. Количество игроков в геополитической игре на Южном Кавказе удвоилось за счет США, Турции и Ирана. У всех внерегиональных участников имеются собственные цели, но  наличие Вашингтона в «Карабахской колоде» и американское влияние на армянский истеблишмент резко обострило ситуацию в Армении и сделало конфликт  первостепенной угрозой. При этом Москва по понятным причинам (многолетние и развитые связи с Азербайджаном) ограничена в маневрах по теме урегулирования проблемы Нагорного Карабаху. В этой ситуации российский миротворческий контингент в зоне конфликта оказывается в роли заложника и одновременно катализатора конфликта.

    У Еревана оказались несколько вариантов договора с Баку. Российский вариант, согласованный с лидерами Армении и Азербайджана в Сочи, исключал вмешательство ОДКБ, а фактически России, в конфликт, но он не устраивал Армению.

    Ереван можно понять. Несмотря на уговоры и обещания Вашингтона и Анкары, у Армении имеется только один реальный и традиционный защитник – Россия, но Москва связана конфликтом на Украине. В этой ситуации от Еревана требовалось понимание и определенные, но не судьбоносные уступки.  Фактически речь шла о том, чтобы не втягивать Москву в назревшее военное столкновение на Южном Кавказе, не создавать для России «второй» фронт. Это фактически просили у Еревана, но…

    На саммите все обострилось. В роли провокатора выступил А. Лукашенко. Попутно на фоне бесконечных упреков и нравоучений со стороны белорусского руководителя, обнаружилось политическое «равнодушие» других стран – членов ОДКБ. Конечно, ведущую роль в этой «группе» играл Казахстан.

Казахстан

    Понятно, что Астана озабочена собственной территориальной целостностью, так как имеет на своей территории весьма солидную русскую общину, которая вполне соразмерна с русским меньшинством на Украине. Но если на Украине,  после сентябрьских 2022 года референдумов солидная часть местных русских уже вернулась в состав России, в том числе и эвакуировалась из Херсона, то в Казахстане местные русские остаются в статусе неполноценных граждан, которых продолжают гонять языковые патрули.  Напомним, как нервничала Астана весной 2014 года, когда до казахстанских степей долетела «русская весна».

    Как только К-Ж Токаев вернулся из Еревана, где он, как и почти все говорил о необходимости мира и желательности переговоров между Россией и Украиной, лидер Казахстана согласно измененной Конституции с большим перевесом был переизбран на пост президента республики  на единственный срок – 7 лет. Можно сказать, что благодаря обещаниям о политических и экономических реформах, президентским выборам и арестам в среде клана Назарбаева, президент Казахстана смог частично стабилизировать политическую ситуацию в стране. Дело в том, что Алма-Ата – крупнейших казахстанский мегаполис, можно сказать, что проигнорировала выборы (явка составила не более 28,72%), т.е. раскол в Казахстане остался, просто он затаился.

    Но на внешней арене, провозглашая заинтересованность в стратегическом партнерстве с Россией и Китаем, Астана на фоне СВО получила полную возможность «развернуться» на международной арене – Москва «увязла» на Украине, Китай неуклонно входит в противостояние с США. Казахстан не мог отказаться от возникших «возможностей» «диверсифицировать отношений». Далеко Астане «уходить» не было необходимости – за «углом» ждал Евросоюз. Вопрос стоит об исключении России из логистики поставки казахстанской нефти через Каспий.  С 1 января 2023 года начинается поставка казахстанской нефти по трубопроводу Баку-Джейхан.

    Итак, Астана, сделав паузу в несколько месяцев в начале 2022 года, вернулась к «многовекторной» внешней политике, от которой Казахстан, признаемся, никогда и не отказывался. Даже свой первый зарубежный визит президент К-Ж. Токаев совершил в Москву по дороге в Париж.

    При этом необходимо отметить осторожность руководства Казахстана, которое сейчас все-таки хотя бы частично учитывает интересы Москвы, но, конечно, Россия рассчитывала на то, что Казахстан, как и другие члены ОДКБ и ЕАЭС, помогут Москве микшировать давление западных санкций и наладить параллельный импорт. Однако, пока Россия воюет на поле боя с ВСУ-НАТО, в геополитическом «тылу» коммуникации с РФ оказались под контролем США, а геополитический ландшафт становится всё более «турецким».  

Турция

    23 ноября 2022 года в Самарканде состоялось знаковое для России и постсоветского региона мероприятие – саммит Организации тюркских государств. На фоне второго за последние тридцать лет «возвращения» на постсоветское пространстве Турции активизация ОТГ открывает Анкаре, а следом и Западу дорогу к энергетике и полезным ископаемых тюркских государств.

    Турция является одним из главных бенефициаров российско- украинского конфликта. Война на Украине в Анкаре воспринимается в качестве восстановления исторической справедливости. После 12 русско-турецких войн (фактически к 1878 году Россия разгромила Османскую империю, турки готовили эвакуацию Константинополя) две части Российской империи начала войну друг против друга.  Об этом турки не смели мечтать.

    Сейчас Турция как для Москвы, так и для Киева является незаменимым партнером. Турция – главный покупатель украинского зерна и, видимо, в случае выполнения «второго пакета» «зерновой сделки», также и российских зерна и удобрений. Астана для России является единственным «окном» в Европу, включая и транспортный хаб. В Турции уже прошли различные по масштабам переговоры Москвы как с Киевом, так и с Вашингтоном. Р. Эрдоган фактически забронировал за собой роль главного миротворца и организатора мирных переговоров, если они все-таки начнутся. Попутно выросло значение Турции и в западном мире. В итоге президент Р. Эрдоган с полным основанием заявил 29 ноября 2022 года: «Наша страна должна находиться в центре нового миропорядка, использовать все возможности меняющейся глобальной политической и экономической архитектуры» (https://www.gazeta.ru/politics/news/2022/11/29/19152829.shtml).

    Турция в настоящее время даже не попутчик России, а страна-партнер, который не скрывая, получает экономическую и политическую выгоду из российско-украинского конфликта. Но Турция - партнер относительно надежный. При этом необходимо учесть, что чем слабее Россия, тем больше выгод получает Астана, но, конечно, до определенного момента, так как поражение Москвы не в интересах Эрдогана.

    Во всяком случае пока президент Турции незаменим. Оставаясь основным «звеном» на коммуникациях России и Запада, он влияет не только на российско-украинский конфликт, но и на ситуацию с Нагорным Карабахом, на внутрирегиональный диалог в Центральной Азии и не только.

    Но главная проблемная зона, где влияние Турции продолжает расти – Южный Кавказ.

Роль Беларуси

    Возвращаемся в Ереван (23 ноября 2022 год). Итоги саммита ОДКБ оказались неоднозначны. Безусловно, полноценного успеха добиться не удалось. Из 17 документов согласовано 15.  Армения отказалась подписать Декларацию и документы, где подводились итоги обсуждения армяно-азербайджанского конфликта.

    Позиция Н. Пашиняна: ОДКБ брала на себя ответственность за безопасность Армении и обязана их выполнить. Иными словами, учитывая, что ни одна из стран ОДКБ, включая Беларусь, не готова к выдвижению своих войск на Кавказ, Москва должна защищать Армению в одиночку.

   Почему ситуация была доведена до такого кризиса? Ответ один и он всем известен: белорусское руководство ОДКБ оказало разрушительное влияние на блок. Вместо четного и открытого диалога ОДКБ под руководством представителя РБ занялась интригами и закулисными склоками, что крайне негативно сказалось на имидже ОДКБ. Минск просто воспользовался моментом, когда Москве хватало забот на Украине.

   Естественно, возникает вопрос: Зачем Минск руками своего генерала С. Зася стал рушить то, что создавала Москва десятками лет, куда вкладывались десятки миллиардов долларов? Неужели А. Лукашенко действительно хотел подмять ОДКБ, неужели ему так было необходимо стать региональным «полководцем» или он просто потерял рассудок после «казахстанского января»? Ведь понятно, что без ОДКБ сейчас не было бы ни армии Армении, ни армий стран Центральной Азии и Казахстана.

   На саммите А. Лукашенко вел себя, как хозяин. Подтрунивал над Н. Пашиняном, что в итоге закончилось крайне тяжело. При этом всем было понятно, что А. Лукашенко лоббирует интересы Азербайджана – страны, не входящей в ОДКБ.

    В итоге, Россия оказалась один на один с НАТО, но российское руководство это не удивило. Не в первый раз, но видимо в «Эхе Херсона» кое-кто все-таки уловил звон погребального колокола.  А. Лукашенко в конце концов заявил, что судьба ОДКБ зависит от успеха спецоперации на Украине: «В последнее время в СМИ развивается тезис: судьба ОДКБ от операции Российской Федерации в Украине. Если Россия победит, ОДКБ будет жить; если, не дай Бог, не победит, ОДКБ существовать не будет. И в наших странах тоже многие горячие головы начали обсуждать эту проблему. Чувствую, что мы пришли к единому мнению: если, не дай Бог, рухнет Россия, то под этими обломками – наше место» (https://ria.ru/20221123/rossiya-1833787597.html).  

    Фактически белорусский руководитель вывел политическую формулу: «Не будет России, не будет нас».  Лично для себя А. Лукашенко вдруг осознал, что если Россия потерпит поражение, то не будет ни ОДКБ, ни Беларуси, ни его самого. Одна огромная Польша или Украина… Ну и что делать А. Лукашенко? 

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 04.12.2022