Эхо Херсона. Часть I. Поле боя

Отступая, не требуй отступных. Мужская логика

    А. Лукашенко 24 сентября 2022 г., касаясь спецоперации российских войск на Украине, заявил, что «Ни в какую войну мы не собираемся «влазить». В чужую, не нашу войну…» (https://www.youtube.com/watch?v=eo-LlP_vVs0).

    А. Лукашенко действует рационально: если Россия будет побеждать, то он будет первый, кто, как оказалось, внес «решающий вклад Союзного государства в разгром фашистского режима в Киеве» (не цитата!). В случае, если Россия будет терпеть поражения на поле боя, а российские войска отступать, то А. Лукашенко еще не раз заявит, что СВО – это «чужая, не наша война».

Российские войска оставили Херсон.  Понятно, что это было политическое решение, вызванное целым комплексом разного рода негативных факторов.

    В каждом политическом процессе, как и в политических решениях, обязательно есть как плюсы, так и минусы. Нет абсолютно «чистых» политических процессов, «однотонных» и однозначно негативных или позитивных. В данном случае огромную роль играют политические лидеры, способные оперативно менять «минус» на «плюс», но для этого необходимы ресурсы или, хотя бы время для их «подтягивания». В любом случае воевать России против 56 стран Запада, консолидированных вокруг идеи «добить» Россию, сложно. 12 ноября Дмитрий Медведев подтвердил: «Россия в одиночку сражается с НАТО» (https://t.me/tass_agency/165772).

Российский Дюнкерк?

    Можно ли считать эвакуацию российских войск из Херсона аналогом эвакуации британских, а также французских и бельгийских войск из Дюнкерка 25 мая – 4 июня 1940 г.? Нельзя, хотя украинские пропагандисты, заявляя о 6 тыс. погибших россиян, тысяч утонувших и уличных боях, пытались представить уход российских войск из Херсона в качестве эпической победы украинского оружия. Однако ни видео, как и фотоматериалов с массой погибших российских солдат, сгоревшей техники и прочего, о чем сейчас много говорят на Украине, представлено, конечно, не было. Все как всегда…

    На самом деле подразделения российской армии были выведены из города полностью, с минимальными потерями, как в личном составе, так и в технике. Попутно было эвакуировано до 115-120 тыс. мирных жителей. Переправы подвергались ракетному обстрелу и это единственное, что объединяет эвакуации из Херсона и Дюнкерка, хотя между ними восемьдесят два года.

    Напомним, что в июне 1940 года вывоз почти 340 тыс. солдат из зоны боев на континенте в Великобритании был воспринят как победа – «Чудо Дюнкерка». Учитывая огромную мощь, которую демонстрировал в то время вермахт, сокрушивший за три недели французскую армию, вывод из-под удара почти трети миллиона своих солдат укрепил среди англичан уверенность в будущей победе. Но позднее У. Черчилль прозорливо отметил, что «войны не выигрывают эвакуациями».

    Если Москва не найдет сил для быстрого исправления сложившейся ситуации на российско-украинском фронте (в любой его части, но скорее всего, в Донбассе или в Запорожье), то последствия «Херсона» могут оказаться очень противоречивыми и, как правило, негативными для России.

Объяснения и недоумение

    В российском обществе мнения о необходимости оставления Херсона разделились. Помимо понимания решения высшего военного руководства (президент России пока не дал своей оценки, оставив его, судя по всему, для президентского послания) существует и недоумение.

    Недоумение основывается на том, что в Херсоне и вокруг него была сконцентрирована крупнейшая группировка российских войск из самых боеспособных и даже элитных подразделений в 20-30 тыс. военнослужащих, что подразумевало создание ВСУ группировки в 150-200 тыс. солдат, которая, если он намеревалась отбить город, должна была вести бой на открытых степных просторах.

    Основное обоснование МО РФ о невозможности отстоять город было связано с нарушением обеспечения как российских боевых частей на Правобережье, так и гражданского населения Херсона.  Далеко не все в России приняли данное «логистическое» обоснование, как доказательство необходимости эвакуации из города. Напомним, что выше по течению Днепра стоят 17 мостов, через которые бесперебойно идет снабжение группировок ВСУ на Донбассе и в Запорожье.  Есть и другие вопросы… 

    Как следствие, на фоне скажем так, недоумения, в медиапространстве сразу появились версии о наличии договоренностей о сдаче города и начале переговоров. При этом сразу отметим, что до настоящего времени нет доказательств, как отсутствия, так и наличия сценария начала переговорного процесса.  

Переговоры

    Вопрос о мирных переговорах после «Херсона», хотя скорее всего, сейчас наиболее реалистичен косвенный диалог о перемирии/ «заморозке» конфликта (прекращении огня), в последнюю неделю стал вновь актуальным на фоне уже ставшей неотвратимой эвакуации российских частей с правого берега Днепра. Причем российская сторона, сохраняя позицию «открытости для переговоров», буквально двое суток назад устами замминистра иностранных дел С. Рябкова (https://www.rbc.ru/politics/11/11/2022/636e2a159a7947ffcf4e9d2611.11.2022), в очередной раз подтвердила, что Москва готова к диалогу «без предварительных условий», т.е. отметая все требования В. Зеленского о начале переговоров с Москвой после вывода российский войск из бывших украинских областей, включая Крым, компенсации (контрибуции), суда над военными преступниками, гарантий ненападения со стороны России (т.е. разоружения России) и т.д. Понятно, что «заморозка» конфликта возможна без каких-либо предварительных требований сторон, тем более носящих все признаки ультиматума.

Реплика

    Заявления российского МИДа о готовности к переговорам, которые стали почти ежедневными, на Украине и на Западе воспринимаются, как слабость России и стремление Москвы получить временную «паузу», необходимую для переформирования и передислокации российской воинской группировки на юго-западе России. В Киеве вообще считают, что заявления о переговорах, идущие со стороны Москвы, являются доказательствами о готовности РФ признать свое поражение.

Версии

    Стимулом для различных версий начала переговорного процесса стали откровения Белого дома, где были подтверждены контакты Дж. Салливана с высокопоставленными чиновниками из Кремля. Сам факт контактов между Москвой и Вашингтоном в международном экспертном сообществе почти мгновенно был переформатирован в предварительные «консультации» для начала переговорного процесса.

    Считается, что Вашингтон, мол, потребовал «реальное подтверждение» готовности России к переговорам или уступкам (?), т.е. сдать Херсон. В этой версии, пока ничем не подкрепленной, эвакуация Херсона означала старт переговорного процесса. Однако, до сегодняшнего дня ни о каких переговорах не слышно, что ставит под вопрос легенду о «Херсоне» - уходе российской армии из Херсона по договоренности с США. 

    Напомним, что в ходе мартовских 2022 года переговоров в Стамбуле, где, как сейчас говорят, все было готово к заключению мирного договора, Москва, чтобы «подстегнуть» процесс урегулирования, отвела свои войска от Киева. Как только это проявление «доброй воли» было закончено, переговоры были немедленно сорваны и возник скандал с Бучей (так и не получены списки погибших и вообще каких-либо разъяснений, что за люди там были убиты и откуда их привезли, так как ни один из местных жителей не запросил ни одного тела погибших).  Невольно возникает вопрос: не повторяется ли старая история?

«Лихорадка побед»

    На фоне пока только предположений о переговорных договоренностях между Москвой и Вашингтона посыпались слухи о нежелании Киева включиться в «российско-американский переговорный процесс», так как украинское руководство охватила «лихорадка побед».

Реплика

    Термин «лихорадка побед» был применен английским историком Э. Бивор к деятельности Токио и командования японской армией и флотом в январе – марте 1942 года, когда уже были захвачены Филиппины, Гонконг, Сингапур и Индонезия (Голландская Индия). 19 февраля 1942 года японская палубная авиация бомбила австралийский порт Дарвин (японцы еще 58 раз бомбили это порт и город), что предвещало открытие в Австралии сухопутного фронта. 

    Высшее руководство Японии в это период Тихоокеанской войны оказалась в «лихорадке побед», когда цели очередных атак перестали подкрепляться достаточными ресурсами, которые, в свою очередь, подменялись высоким духом наступающих японцев и уверенностью в этнических преимуществах японской нации.

Баланс сил?

    В прошлой статье рассматривался баланс сил, сложившийся в украинских степях: стороны не могут наступать, но для обороны у них сил пока хватает. Технические возможности ВСУ примерно равны техническому оснащению российской армии, так как одни преимущества (к примеру, дальнобойность артиллерии) в той или иной степени компенсируется, к примеру, беспилотниками. ВСУ пока численно больше группировки российских войск, но это временное преимущество. На фронт активно перебрасываются мобилизованные, которые не только обновили свои воинские навыки, но им передали опыт современного боя с войсками НАТО. Действительно, с сентября текущего года российская армия помимо отступления в Харьковской области получила уникальный опыт войны с Североатлантическим блоком.

    Причем, если российская армия не демонстрирует намерений осуществлять глубокий прорыв в сторону Харькова или Днепропетровска, то ВСУ-НАТО, как мы уже отмечали выше, преисполнены желания продолжить занимать города и области, так как в Киеве после «Херсона» считают, что русская армия небоеспособна и в полную силу воевать не будет.  

Направления ударов

    Все-таки необходимо учитывать, что один слух обязательно рождает следующий, так как необходимо имитировать реальность идущего процесса. Проблема в том, что рано или поздно слух сталкивается с уже не виртуальной, а объективной реальностью и он лопается с хрустом спелого арбуза.  Так что нам придется еще раз напомнить о «лихорадке побед», которая накрыла Киев. Понятно, что слухи о российско-американских договоренностях в итоге были подкреплены  точно такими же неподтверждёнными слухами о категорическом нежелании не только «морозить» конфликт, о чем 12 ноября заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А. Данилов (https://ria.ru/20221112/ukraina-1831008838.html), но и заявлениями о том, что ВСУ намерены и дальше вести наступление. Куда направится украинско-натовская армия?

    Считается, что наиболее привлекательным является план прорыва ВСУ в направлении Мелитополя и Бердянска и даже Мариуполя, к Азовскому морю. В случае успеха, украинские войска рассекают группировку российских войск на юге, вынуждают россиян окончательно эвакуировать Херсонскую область и получают возможность начать штурм Крыма. Попутно, в руки украинских войск попадает Запорожская АЭС.

    Есть вариант концентрации освободившихся украинских войск из-под Херсона на Донбассе, где медленно, но практически без остановок продолжается наступление российских войск на Запад.

    Есть и менее масштабный, но политически значимый вариант – десант через Днепр в районе Новой Каховки и захват данного региона Левобережья, что может оказаться дополнением для прорыва к Мелитополю. В рамках уже не раз упомянутого «прорыва на Мелитополь» возможен очередной десант на Запорожскую АЭС. Предыдущие три-четыре десанта были уничтожены.

    Теоретически возможно форсирование украинскими подразделениями реки Днепр (ширина более километра) с дальнейшим маршем к Перекопу, но все-таки такого рода операция даже с помощью НАТО для украинской армии пока недоступна.

    Все варианты наступления ВСУ-НАТО активно обсуждаются не только в украинском медиапространстве, но и в СМИ стран НАТО, как наиболее реалистичные, но пока идет расстрел небольшого, но стратегически важного городка на правом берегу Днепра – Новой Каховки. Из него началась эвакуация. 

Итак,

    На 13 ноября 2022 года вся история с Херсоном все-таки остается несколько таинственной. Над эвакуацией из единственного областного города, вошедшего после референдума в состав РФ, витает «тень» переговоров, которых пока нет.

    В тоже время, эвакуация не является поражением на поле боя, проще говоря, военным разгромом, но с другой стороны, и вывод войск не приближает Россию к победе, в которой мы не сомневаемся.

    Проблема в том, что в целом, эвакуация российских войск уже нанесла ощутимый ущерб России на внешней арене.  От этого факта никуда не уйти

    Вот об «Эхе Херсона», как в странах СНГ, включая и «союзников», так и во внерегиональных державах (Турция, Китай, Иран) необходимо поговорить во второй части данной статьи.

А. Суздальцев, Москва, 13.11.2022