Другая Россия

В котле с кипящей водой нет холодного места.
Монгольский юмор

    А. Лукашенко проигнорировал Петербургский международный экономический форум и вместо встречи с президентом России, отправился в древний город Бобруйск, расположенный в 150 км от Минска и в 700 км от Москвы, и славный не только промышленной продукцией, но и бобруйским зефиром (идет на экспорт!), а также тем, что в нем в 2015 году должна была разместиться российская база ВКС. Не сбылось… 

    Древнее поселение дреговичей, с XIV века известное, как Бобруйск, интересно тем, что этот город неоднократно захватывали и, естественно, грабили, украинские казаки. Так что появление в его стенах А. Лукашенко (на вертолете, время полета – 22 минуты) в условиях современной политической обстановки в Восточной Европе было актуально, как никогда. Посещая в Бобруйске один из флагманов республики – предприятие «Белшина» (естественно, убыточное), А. Лукашенко высказался или, скорее, традиционно проговорился о будущих итогах пока продолжающегося российско-украинского конфликта: «Никто не знает, чем там закончится. Никто не знает, как ситуация будет развиваться. То, что происходит в Украине - это начало. Это один из элементов крупного передела мира. Будут ломать, крошить. Страдать будут малые государства». Иными словами, никакой уверенности в победе России белорусский руководитель не высказал. Более того, А. Лукашенко уверен, что в любом случае возврата к прежнему миру уже не будет и боевые действия на Украине в любом случае приведут к «переделу мира», от которых пострадают «малые государства». 

    Это замечание белорусского руководителя очень важно.  Дело не только в том, что А. Лукашенко открыто ставит под сомнение победу своего стратегического союзника, что само по себе говорит о конъюнктурном характере белорусской политики по отношению к России, но и то, что главным приоритетом для А. Лукашенко остается выживание его власти – «малые государства». Не исключено, что А. Лукашенко при подведении итогов российско-украинского конфликта просто опасается оказаться «разменной монетой».  В общем, вопросов к А. Лукашенко, как «единственному союзнику» с каждым днем все больше и больше.  Видимо, понимая всю «скользкость» своей позиции, А. Лукашенко уклонился от поездки на Петербургский международный экономический форум. 

Санкт-Петербург. Токаев. 

    Что помешало приезду А. Лукашенко на форум? Напомним, что из стран- членов ОДКБ, на форуме в Северной столице России присутствовал только президент Казахстана, чье выступление вызвало разочарование в российском политическом классе и истеблишменте. Напомним, основные политические тезисы К-Ж. Токаева:

    Прежде всего,  Казахстан считает ДНР и ЛНР квазигосударствами и не признает их субъектами международного права. «Конечно же, это будет хаос. По этой причине мы не признаем ни Тайвань, ни Косово, ни Южную Осетию, ни Абхазию. И, по всей видимости, этот принцип будет применен и в отношении квазигосударственных территорий, коими, на наш взгляд, являются Луганск и Донецк» (К-Ж. Токаев, https://iz.ru/1351545/2022-06-17/tokaev-nazval-dnr-i-lnr-kvazigosudarstv...).

   В качестве обоснования К-Ж. Токаев использовал противоречия между правом нации на самоопределение и сохранением территориальной целостности государства. По мнению президента Казахстана, если взять приоритетом право нации на самоопределение, то на планете будет больше пяти сотен государств. Но это отговорка, так как фактически К-Ж. Токаев признает территориальную целостность Украины в полном составе, включая Крым. 

    Понятно, что если бы А. Лукашенко посетил ПМЭФ, то к нему, как учредителю Союзного государства, возникли бы идентичные вопросы, но ответа у А. Лукашенко просто не было бы, так как еще до начала спецоперации белорусское руководство обещало не только признать Крым субъектом Российской Федерации, но и признать суверенитет ДНР и ЛНР. Напомним, что до настоящего времени Минск так и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии, а «счет» растет – судя по всему, скоро в очереди на признание субъектами РФ могут оказаться Херсонская, Запорожская и еще ряд областей, что станет кошмаром для «единственного союзника» России.  А. Лукашенко оказался в трудном положении: с одной стороны он косвенно, но вполне четко поддерживает территориальную целостность Украины, а с другой стороны белорусский руководитель пытается имитировать перед Россией союзнический подход. 

Реплика

    Очень трудно согласиться с мнением К-Ж. Токаева о конфликте между правом нации на свою государственность и задачей сохранения территориальной целостности, так как оно практически аннулирует суверенитет того же Казахстана, как и других стран постсоветского пространства, которые тридцать лет назад использовали право нации  на самоопределение, зафиксированное в Конституции СССР. Получается, что нации не равны, есть первого ранга, а есть так себе, племена… 

   Кроме того, странно было слышать от бывшего многолетнего министра иностранных дел Казахстана о международном праве. Дело в том, что в Уставе ООН давно разрешено противоречие между сохранением территориальной целостности государства и правом нации на самоопределение. Обратим внимание, что вопрос о нарушении территориальной целостности относится исключительно к внешней политике государства и международным отношениям, так как неприкосновенность территории нарушается в случае агрессии. Проблема права нации на самоопределение касается отношений между народами, проживающими в одном государстве, т.е. относится исключительно к внутренней политики. На самом деле речь идет о национальных меньшинствах, которые имеют право на самоопределение, если они сталкиваются с дискриминацией по языку, вере, экономической деятельности, участию в госуправлении, т.е. с тем, чем сталкивается русская и русскоязычная община в Казахстане, статус которых является неравным по отношению к коренной нации.  Отсюда и точка зрения на данную проблему, высказанное президентом Казахстана. Токаев возглавляет многонациональную страну с колоссальными противоречиями.  

Спецоперация и санкции

    Казахстан не поддерживает Россию в проведении спецоперации российских войск на Украине, Казахстан выполняет и будет выполнять все международные санкции против России.  К примеру, сегодня, 19 июня 2022 года Казахстан остановил транзит российского угля по своей территории. Напомним, что в данном случае Казахстан не один. Похожую политику проводит и Узбекистан, да и другие страны постсоветского пространства, включая членов ОДКБ.  И тут снова проблема: как быть с военно-политическим блоком, объединяющего пять ведущих стран постсоветского пространства? 

    Три члена ОДКБ в той или иной мере уклоняются от поддержки России, остается одна страна - Беларусь. В случае появления на петербургском форуме А. Лукашенко, которые, как мы помним, в январе текущего года выступал в роли едва ли не руководителя ОДКБ и даже изображал полководца, направляющего в Казахстан многонациональный миротворческий контингент, вопросы о поддержке России в российско-украинском конфликте избежать было бы невозможно.  

    В условиях спецоперации, которую активно проводит один из учредителей Союзного государства и член ОДКБ, белорусскому руководителю очень трудно было бы объяснить российскому истеблишменту причины того, что Беларусь до настоящего момента ограничила свое участие в конфликте пацифисткой риторикой и передвижением белорусских воинских частей у своей южной границы. При этом напомним, что российских войск на территории Республики Беларусь почти не осталось, если не считать «обозов».

Конспирология 

    Не является тайной то, что в условиях санкций и транспортной блокады, российские власти делали ставку на Казахстан. Роль Нур-Султана в процессе противостояния с Западом оказалась столь важной, что в российском медиа пространстве появилась «конспирологическая версия» о том, что К-Ж. Токаев, выступая на форуме, как говорится, «играл на публику», т.е. на Вашингтон и Брюссель, а, мол, на самом деле, Казахстан будет помогать России в поставках и транзакциях. 

   На самом деле, никакого сговора в данном случае нет и не может быть. К-Ж. Токаев озвучил настроения казахстанского (скорее казахского) политического класса. Кроме того, столь демонстративное выступление в обществе президента России не могло быть постановкой, так как наносило ощутимый политический удар по имиджу РФ и её роли на постсоветском пространстве. 

    Итак, Токаев боится распространения санкций на свою республику, что, учитывая экспортную специфику Казахстана, может привести к быстрому банкротству и повторению январских выступлений протеста. Но есть еще один аспект: нужна ли Казахстану, а вместе с ним и других странах постсоветского пространства новая Россия, которая в условиях спецоперации и санкций, а фактически разрыва с Западом, меняется буквально на глазах. 

Россия в 2022 году

    Выступая на ПМЭФ, президент России определил, видимо, пока промежуточные черты новой страны, которая должна сформироваться в ходе спецоперации и после российско-украинского конфликта.  Прежде всего, Москва не видит перспектив в сотрудничестве с Западом, который недоговороспособен и доверие к нему со стороны России отсутствует. Санкции своих целей не достигнут, и они имеют эффект экономического бумеранга. Россия останется суверенной страной.  При этом Россия должна стать технологически суверенным государством, что, конечно, безумно сложно. 

    В. Путин подтвердил то, что Россия остается открытой страной и соблюдение всех свобод остается приоритетом властей. В основе экономики – свобода предпринимательства, но бизнес должен быть национальным и социально-ориентирован. При этом элиты должны быть национализированы и искать свой успех в российской экономике.  

    Иными словами, Россия становится «страной для себя», а период, когда она была «страной для всех», завершился. Понятно, что в этом случае играть в многовекторность, включая экономическую, странам региона будет сложно. Постсоветским лимитрофам придется делать окончательный геополитический выбор. Но такая суверенная Россия правящим кругам региона не нужна… Начинается игра в обещания. 

Обещания

    Отказав России в политической поддержке, оказалось, что в экономическом плане Казахстан продолжает рассчитывать на Россию, включая улучшение условий транзита казахстанской нефти. В частности:

- К-Ж. Токаев попытался убедить В. Путина в том, что Россия при любых вариантах и в рамках ЕАЭС останется для Казахстана важнейшим торговым партнером; 

- Казахстан ждет российских инвесторов, готов предоставлять российскому бизнесу льготы, промышленные площадки;

- Нур-Султан остается приверженцем сопряжения евразийской интеграции с китайской концепцией "Один пояс, один путь", что в создавшихся условиях становится все более фантастичной идеей. 

   Все это, конечно, не уступки, а обещания, но президент Казахстана может хотя бы обещать. А. Лукашенко обещать не может, у него ничего нет, он может только просить. Вот сейчас в экономическом блоке Беларуси пытаются обосновать получение от России 1,5 млрд. долларов в рамках программы импортозамещения. Кинули «кость»…

    Напомним, что ПМЭФ является прежде всего экономическим мероприятием. По этой причине вряд ли вопрос о российских дотациях воодушевил бы аудиторию петербургского форума. Что мог бы сказать А. Лукашенко о белорусской экономике и российско-белорусской экономической интеграции? Ничего, так как на сегодняшний день: 

- А. Лукашенко и белорусское правительство так и не выработали  реалистичного, основанного на привлечении прежде всего внутренних ресурсов, национального экономического плана по преодолению последствий западных санкций. Между тем, в случае выступления на ПМЭФ А. Лукашенко пришлось бы говорить именно о мерах противодействия санкциям, т.е. о том, чего нет;

- В. Путин сделал ставку на поддержку национального бизнеса и развитие рыночных отношений, белорусский руководитель на этой неделе провозгласил смерть рыночной экономики. Выступление А. Лукашенко на экономическом форуме могло ударить по авторитету России;

- Учитывая, что белорусский подход к санкциям основан на получении компенсаций/дотаций из российского бюджета, то говорить о российской экономической поддержке на подиуме российского предпринимательского форума было бы неразумно и могло вызвать скандал. 

   В общем, А. Лукашенко в Санкт-Петербурге был не нужен, что А. Лукашенко прекрасно понял. Но от политики никуда не спрячешься… 

Изгой

    Напомним, что участие в работе форума подразумевает формат пресс-конференции. Представить себе А. Лукашенко, активно отвечающего на вопросы, совершенно невозможно, как и его присутствие на панельной дискуссии.  А. Лукашенко должен быть в центре внимания и, конечно, обожания, а не занять одно из четырех-пяти кресел на подиуме. Напомним, что белорусский президент склонен к двусторонним закрытым встречам, где можно что-то выпросить. 

    С учетом того, что А. Лукашенко сохраняет по отношению к украинскому кризису пацифистскую позицию (17 июня А. Лукашенко заявил, что Беларусь нужно «не влезть по уши» в российско-украинскому/НАТО конфликт), то на форуме белорусскому руководителю пришлось бы публично говорить о прекращении огня. Появился бы антироссийский «дуэт» «Токаев – Лукашенко», но при этом стоит помнить, что Казахстан живет на свои деньги, а вот А. Лукашенко на чужие, российские… 

Итак, 

    К-Ж. Токаев, как и другие лидеры стран постсоветского пространства, крайне обеспокоены изменениями в России. В Нур-Султане вдруг осознали, что в реальности суверенитет государств региона находится в руках Москвы. Понятно, что после завершения спецоперации на Украине российская внешняя политика на постсоветском пространстве будет кардинально меняться. Доминирование Москвы будет более жестким, дискриминировать русские диаспоры будет опасно, многовекторная лимитрофная политика уйдет в историю.  Период российских уступок, безумного дотирования и снисходительного подхода к уклонению от союзнического долга завершился. 

    Неужели А. Лукашенко надеется, что у него получится отсидеться?  

А. Суздальцев