Белорусский национальный порт

Судьба попрошаек не любит. Мировой опыт  

    А. Лукашенко, 4 января уже нового 2023 года на совещании об оптимизации экспорта республики, с гордостью отметил, что все вопросы с Россией по использованию российских портов решены: «Ну по крайне мере то, что вы просили меня решить на уровне президента Российской Федерации для того, чтобы были открыты для нас порты, я полагаю, что все вопросы решены». (https://t.me/suzdaltsev/7872). Буквально следом, уже первый вице-премьер белорусского правительства Н. Снопков подчеркнул персональную заслугу белорусского руководителя в передаче Беларуси российского морского порта.

    Напомним, что буквально на следующий день (5 января 2023 г.) министр транспорта Республики Беларусь Алексей Авраменко заявил, что  республика планирует построить в РФ собственный морской порт, который будет функционировать, как «государственный». Белорусская администрация будет контролировать заход в порт судов (это в РФ!) (https://t.me/sputnikby/54754).  Началась аннексия России?  

    Реклама подобного рода «успехов» белорусского руководителя, что и делал  Н. Снопков, принципиально важна для сохранения власти в РБ в руках А. Лукашенко, так как отражает базовую формулу обеспечения контроля над страной: «Способность решать экономические проблемы Беларуси за счет РФ является основой для доступа к власти в Республики Беларусь». В данном случае на вышеназванном совещании в Дворце речь шла о создании на российском берегу Финского залива белорусского «национального» порта, т.е. фактически о передаче части российского побережья Республике Беларусь для создания прибрежного белорусский анклава под белорусским флагом за счет российской территории и финансов.  Обычно такого рода уступки страна делает после поражения в войне…  

   Россия вроде ничего не проигрывала Беларуси. Знает ли об этом «успехе» Лукашенко сама Россия?

Методы…

    Напомним, что белорусская сторона не первый раз пытается под традиционным для белорусского истеблишмента универсальным лозунгом «Ну что вам жалко?»  добиться передачи российской территории под свой суверенитет. Чаще всего российскому руководству с этими «хитринками» приходилось сталкиваться в Южной столице России – Сочи. Там речь шла, как о санатории, так и жилых кварталах, а также турбазах. Объекты недвижимости старательно выводились из-под российской юрисдикции, хотя, казалось, если действительно речь идет о создании Союзного государства, то вопроса вообще не должно быть («Что делить?») … Однако, под прикрытием идеи СГ и российско-белорусской интеграции речь шла о передаче Минску самых дорогих в России земельных участков на курортном побережье. В пропагандистском плане такие попытки обычно прикрывались лозунгом «равенства» по использованию российских ресурсов, включая земельных. Понятно, что А. Лукашенко хотел создать на взморье собственное владение…

    Похоже, что в данном случае (предоставление Россией морского порта на берегу Финского залива) А. Лукашенко использует еще один традиционный метод для получению доступа к российским ресурсам: он начинает уверять, что тот или иной чувствительный для белорусской стороны вопрос уже согласован с Москвой (Москва об этом, естественно, не знает) и говорит об этом с экрана телевизора БТ, чтобы потом уже на переговорах с российской стороной поднять традиционную истерику «Я уже белорусскому народу сказал о помощи России! Как я им объясню, что Москва жадничает? Вы меня подставляете…». Иногда это помогало… Нечто подобное сейчас происходит с темой «белорусского национального порта», так как Москва пока не подтвердила передачу российской территории Беларуси.

Реплика

    Самым ярким примером использования метода «Я уже сказал белорусскому народу» стал спектакль, который закатил А. Лукашенко в феврале 2020 года в самый разгар российско-белорусской «нефтяной войны». Тогда белорусский руководитель объявил о полной нефтяной капитуляции Москвы (мол, только что позвонил В. Путин и едва не сказал «бери все даром») (https://youtu.be/D2yWSwSGbaM) и тут же вызвал посла Беларуси в РФ В. Семашко для инструктажа. Обалдевшему послу белорусский тогда еще президент Беларуси стал диктовать задачи по освоению и присвоению российских энергетических ресурсов. Семашко, прекрасно понимая, что участвует в спектакле, для вида водил ручкой по чистому листу бумага… Через пару дней А. Лукашенко о российской нефтяной «капитуляции» уже забыл, так как Москва на шантаж не отреагировала…  Затем пришла пандемия COVID-19.

«Белорусский Калининград»

    Но вернемся к «белорусскому национальному порту». Напомним, что данная тема имеет долгую историю. Еще в 2005 году, когда в Калининграде случилось наводнение, совпавшее с визитом губернатора самой западной области России в Беларусь, А. Лукашенко c одной стороны заявил о необходимости поддержать Калининградскую область, попутно заметив, что федеральный центр ничем российскому анклаву на Балтике не помогает, а вот Минск очень даже готов. Но, с другой стороны А. Лукашенко поднял вопрос о передаче всего региона России в состав Беларуси или, хотя бы выделить Беларуси отдельный порт на Балтийском море.

    В белорусских СМИ началась информационная кампания о «возвращении» Калининграда в состав РБ. Попутно появилась легенда о том, что в 1945 году уже решался вопрос о присоединении Калининграда к БССР (даже протоколы появились). Одновременно в самом правительстве Калининградской области появились весьма странные люди, которые начали указывать на те или иные порты на побережье области, которые могут в перспективе стать «белорусскими». 

    Однако, видимо кто-то в Москве быстро понял, что «под шумок» «брат» и «союзник» уже начинает делить Россию и тема как-то очень быстро затихла, чтобы за последние 17 лет еще неоднократно всплывать в виде зондажа в периоды очередных кризисов, с которыми сталкивалась РФ на международной арене. Такая настойчивость имеет свои причины. Напомним, что как в белорусском, так и в украинском политических классах Россия до сих пор воспринимается как неосвоенное наследство Советского союза, в котором, в свою очередь, их республики когда-то занимали, естественно, первостепенную и доминирующую роль.

Почему сейчас?

    Но сейчас, через десять месяцев российской спецоперации на Украине, невольно бросается в глаза то, что натиск Минска на российские порты стал каким-то отчаянным. Одна из причин понятна: Россия, находясь в военном конфликте с Украиной, а фактически с НАТО, крайне заинтересована в сохранении Беларуси в статусе своего союзника.  Это обстоятельство открывает перед Минском реальное, как считает белорусская стороны, «окно возможностей» по получению от России существенных, в данном случае территориальных уступок. Отсюда и такая демонстративная уверенность в успехе, что демонстрировал А. Лукашенко 4 декабря на совещании во дворце. Напомним, что Минск рассчитывает получить не просто прибрежную территорию, но и портовый терминал, построенный за российские деньги. Но это только часть причины. Главная причина очевидна – деньги.

Деньги

    А. Лукашенко срочно нужны миллиарды долларов. Это, конечно, не новость, А. Лукашенко постоянно нуждается в деньгах, так как в рамках своего авторитарного режима за три десятка лет в Беларуси так не было создано современной экономики. В республике по итогам 2022 года в торговле с Россией впервые появился положительный баланс, но оптимизм, который демонстрирует белорусский правящий класс, основан, конечно, не на росте экспорта в Россию продукции сельского хозяйства и белорусского машиностроения, а резком сокращении импорта из стран ЕС.

    А. Лукашенко готовится к послевоенному периоду, очень опасному для правящей в Беларуси династии. Глава белорусского государства формирует «Крепость Беларусь» и чтобы она функционировала ему нужны огромные деньги, которые он может получить только в России.  Китай в этом случае отпадает, так как, судя по всему, Пекин списал Минск по причине нестабильности режима.

    Больше взять не у кого. Сейчас А. Лукашенко стал напоминать пожилого сельского господина – банкрота, который в кабинете своей разграбленной и перезаложенной усадьбы обыскивает ящики стола и бюро в поисках завалявшихся ассигнаций. Ищет, перекладывает когда-то важные письма, просроченные векселя, проекты и несбывшиеся мечты, а в углах ящиков его встречает только пыль и прошлогодний тополиный пух…

    Нужны новые спонсоры и новые источники ресурсов, включая финансовых и современных технологий, но при этом независимых от итогов российско-украинского конфликта, уже почти год балансирующего на грани ядерной войны.  

Зачем?

    А. Лукашенко уже не сможет (не успеет) построить новую экономику республики, в данном случае экономику «Крепости Беларусь». У него была такая возможность после кризиса 1989 года, когда республика стала регулярно получать миллиарды долларов прямых и косвенных дотаций из российского бюджета, но А. Лукашенко этот шанс упустил.

    Напомним, что многолетняя финансово-ресурсная поддержка России была использована крайне неэффективно, хотя за годы президентства А. Лукашенко немало белорусских семей смогли улучшить свои жилищные условия, республика менее болезненно, чем Россия прожила «черные» 1990-е годы, а в первом десятилетии нового 21 века белорусская экономика начала «расцветать» на периферии российского экономического подъема.  Но сейчас, после 2020 года и даже после российско-украинского конфликта, инвестиции и, тем более технологии, в Беларусь не придут. Проблема в том, что «Лукашенко несовместим с масштабными инвестициями и новейшими технологиями» (это формула). Вряд ли сам А. Лукашенко этого не понимает. Тогда чем жить стране? Судя по всему, белорусское руководство готово использовать все возможные и даже невозможные опции.

    Прежде всего, А, Лукашенко продолжает рассчитывать на финансирование белорусской экономики в рамках будущей «союзной» промышленной политики (в ходу и другие названия). Мы много слышим о планах возродить белорусскую промышленность, но до настоящего момента нет каких-либо индикаторов того, чтобы российское государство использовало свой бюджет не для экономического развития собственной экономики, попавшей под санкции, и чей ВПК сейчас соревнуется с военным корпорациями США и стран НАТО, а проявило энтузиазм в развитии, обновлении и расширении белорусской индустриальной базы, приватизированной кланом Лукашенко, для того, чтобы продукция с Беларуси ликвидировала российское производство.  Напомним, что и сейчас часть российского рынка молока, в ущерб российскому производителю практически отдано белорусскому АПК. Есть и другие примеры, когда на российском рынке активны белорусские посредники, переклеивающие этикетки на импортной, чаще всего китайской, продукции высоких технологий и т.д. Сейчас в Минске уже празднуют окончательные «похороны» российского тракторостроения.

    Так что практика раздачи российского рынка под лозунгом экономической интеграции имеет многолетний опыт. Отсюда и уверенность белорусского руководства, что Москва начнет перекачивать российский бюджет и технологии в Беларусь, делая из РФ полуколонию А. Лукашенко. В Миснке уверены, что страх Москвы потерять единственного союзника приведет к тому, что белорусскому мародерству будет включен «зеленый свет».  

    По идее, российские инвестиции на реиндустриализацию  Беларуси должны быть огромные – по экспертным прикидкам, если делать с «нуля», то до 100 млрд. долларов на 3-5 лет. Но пока эта «уверенность» не реализована в соответствующие соглашения и не факт, что Москва пойдет на такие расходы для союзника. Хотя, судя по всему, Белорусскую АЭС Россия уже подарила А. Лукашенко. Это тоже приободряет белорусского руководителя, так как он уверен, что не откажут и дадут все, что потребует… Но пока не дали, хотя и не отказали.

Сгребаем…

   Что остается А. Лукашенко? Глава белорусского государства вынужден искать деньги буквально по всем «лазейкам».  В частности, на прошлой неделе белорусский руководитель вспомнил о союзных программах и потребовал немедленно их наполнить финансированием. Понятно, что не Минск будет финансировать эти программы по перекачке российских технологий в Беларусь. А. Лукашенко ждет денег от Москвы и требует немедленно провести Союзный Совмин и Высший ГосСовет Союзного государства.

«Серая экономика»

    Все эти желания и требования Минска хотя бы открыты и понятны. Но А. Лукашенко не был бы самим собой, если бы не попытался даже из того, что получает из России вырвать «с мясом» еще что-нибудь. Так было всегда. Сняли, к примеру, таможенную границу с Россией, так тут же началась эпоха белорусской контрабанды. Попросили перегрузку калия в российских портах, так тут же ищется место, куда можно воткнуть белорусский флаг.  Еще раз напомним, что в понимании белорусского истеблишмента, все российское рано или поздно постепенно должно стать белорусским (пока Украина не оттяпала), так как лучшего «хозяина», чем А. Лукашенко, просто не найти.  

    В рамках подготовки к «лихим» поствоенным годам, белорусское руководство рассчитывает не только на различные рода «промышленные» и «союзные программы, которые ему «должна» оплатить Россия, но и на то, что на просторах России удастся построить региональную «серую экономику», которая сможет кормить его «семью» и клан придворных олигархов десятки лет. Опыт такого «освоения» российского рынка имеет. Стоит только вспомнить завоевание центральных областей России белорусскими табачным изделиями – демпинговые цены на реальную отраву для людей.  

    Сейчас порт белорусскому руководству нужен не только экспорта белорусских калийных удобрений, которые прекрасно отгружаются и через Санкт-Петербург, но и для ввоза на российский рынок контрабанды. Дело в том, что белорусский порт должен иметь государственный статус, т.е. там, скорее всего, будет своя белорусская таможня (хотя в прошлом году в рамках гармонизации 28 союзных программ было между РФ и РБ подписано соответствующее соглашение). Найдется на причалах «белорусского национального порта» место и для уже отмеченных выше белорусских табачных изделий.

Итак,

   А. Лукашенко на обломках старой досанкционной контрабандной сети готов строить новую, захватывающую не только Беларусь и Россию, но также Польшу и Литву, да и всю Балтику.  Понятно, что в бассейне Финского залива Минск попытается создать свой маленький Гонконг или Шанхай. 

А. Суздальцев, Москва, 15.01.2023