"Белорусский кровавый круг"

Иногда замкнутый круг – это треугольник. Азбука политики

    А. Лукашенко, выступая 20 октября на совещании во Дворце, вдруг обратился к белорусскому народу: «Если за два года не убедились, что с нами хотели и хотят сделать, вот пусть слушают и принимают решения. Хотите через беду пройти, пожалуйста, знамя в руки, идите. Хотите, чтобы было тихо и спокойно, чтобы тепло в доме было, чтоб газ-нефть и прочее было, чтобы было утром и вечером что-то перекусить, поесть, одеться во что-то, если вы этого хотите, это тоже вариант. Тогда зубы сжали и вперед! Делайте то, что я вам говорю!» (https://t.me/pul_1/7173)

«Беда»

    Понятно, что белорусский руководитель не предлагает белорусскому народу право выбора пути, по которому должна развиваться его национальное государства. Говоря о том, что кто-то из белорусского общества и политического класса готов «пройти через беду», А. Лукашенко, естественно, отстаивает свое, выгодное исключительно ему, видение будущего Беларуси, включая, как он считает, свое несомненное право на владение белорусским государством и народом. Так что, по мнению несменяемого белорусского руководителя, иного пути для современной Беларуси, как только жить под руководством и контролем «семьи» Лукашенко, просто нет. Иначе, по его мнению, страну ждет «беда». Но, конечно, другой взгляд на «Новую Беларусь» имеет белорусская оппозиция/эмиграция, где принято считать, что «путь» А. Лукашенко как раз и является реальной и бесконечной бедой для белорусского народа.

«Новая Беларусь» в эмиграции

    Политической эмиграции, причем из любого государства и любой национальности, всегда свойственны не только надежды, что завтра что-то случится и Родина обновится и откроется, но и определенная утопичность в восприятии будущего страны, которую они покинули.

    Как показал опыт Первой русской эмиграции 1920-1940-е годов, в политической жизни выехавших противников режима существуют определенные закономерности и эволюция. В частности, обычно эмиграция  начинает политически вырождаться через 20-25 лет. На первом этапе, после пика выезда из страны очередной волны несогласных, в среде быстро растущей диаспоры преобладают надежды, что эмиграция продлится год-два и не более, что понятно. Люди выезжают в момент, который им кажется катастрофой и что хуже уже не будет. Отсюда у ранних эмигрантов общее стремление к консолидации и созданию как единых органов координации политической эмиграции, так и к учреждению штабов для продолжения политической борьбы на Родине.

    Как правило, из этой затеи ничего не получается, эмиграция очень быстро разочаровывается в своих лидерам, начинаются скандалы и склоки, что косвенно способствует разрыву контактов с остатками оппозиции, пытающейся работать на Родине.  Для оставшихся в стране выехавшие (по терминологии А. Лукашенко – «беглые») являются «дезертирами». Этот этап белорусская эмиграция волны 2020 года уже пережила.

    Второй этап - разочарования, расколы, падения у большей части эмиграции интереса к деятельности эмигрантских штабов, появления радикального «крыла», приступающего к террористической деятельности на Родине, а в целом, сокращение в диаспоре политически мотивированного «ядра». При этом умеренное «крыло» скатывается к примитивному шпионажу в пользу стран-заказчиц при условии, что родная страна представляет интерес или какую-то опасность для мира или региона. По понятным причинам, Беларусь в этот список не входит и шпионить там не за кем и незачем.

    На третьем этапе большая часть эмиграции адаптируется в странах проживания и их подход к Родине постепенно конвертируется в попытки сохранить фольклор, включая национальную кухню, и лицемерный патриотизм. Этот этап очень хорошо подмечен в фильме петербургского режиссера Юрия Мамина «Окно в Париж», где еще советский эмигрант, обливающийся слезами о покинутой Родина, приходит в ужас оказавшись в мгновение ока в центре родного Санкт-Петербурга... На этом этапе первая волна эмиграции уже отказалось от политической деятельности. Эмиграция распадается. Для белорусской эмиграции первой волны это только впереди.

    Но на первых двух этапах эмиграция продолжает активно моделировать и обсуждать «будущее» своей Родины. Это общая болезнь. Причем, с ростом расколов в среде диаспоры версии «Новой страны» все более множатся и все более различаются, так как с одной стороны, они начинают включать в себя идеологические и политические взгляды той или иной эмигрантской группировки, имеющей корни в давно разгромленных политических партиях, а с другой стороны, в проектах обновленной Родины начинают проявляться черты стран, в которых обосновались крупные общины эмигрантов.  Происходит естественное копирование. Существующие, скорее сохранившиеся штабы и центры подгоняют будущее Родины под политическую систему главного спонсора.

    Но в белорусском примере, такие изменения в облике «Новой Беларуси» только намечаются. К примеру, пока есть общее мнение о том, что будущая Беларусь будет обязательно исключительно антироссийским государством, т.е. внешний антироссийский курс Польши, Литвы, Эстонии и Украины, по мнению эмиграции, должен быть перенят/скопирован и стать каноническим в постлукашенковской  Республике Беларусь. По этому поводу расхождений практически нет. Но следом уже появляются нюансы.

    В частности, несмотря на то, что большинство эмиграции видит «Новую Беларусь» государством с государственной идеологией этнического национализма (фактически «Украиной – 2»), т.е. государством для белорусов с законодательно оформленным монополизмом белорусского языка, все-таки в дружном националистическом хоре белорусской эмиграции иногда слышен и более реалистичный «голос».  В перспективе это обещает раскол.

    Есть отличия и в геополитической ориентации в рамках региона. Часть эмиграции видит будущее Беларуси в копировании Польши, а другая часть ориентирована на Украину. Понятно, что это далеко не одно и тоже.

    В настоящее время белорусская эмиграция видит будущую Республику Беларусь в формате парламентской республики, где главную роль играет премьер-министр – лидер правящей фракции или избранный всем составом депутатов. Наличие пусть даже символического президента обсуждается. В принципе, речь идет о возвращении к Первой республике (1991-1994 годы). Автор этих строк уже неоднократно напоминал о том, что Верховный совет в начале 1990-х годов погряз в склоках и в выяснениях, кто виноват в надвигающемся экономическом коллапсе, что в итоге привело к тому, что белорусский парламент добровольно перешел к президентской форме правления. Но сейчас об этом в целом негативном белорусском парламентском опыте в белорусской оппозиции/эмиграции решили забыть.

    Во внешней политике, по мнению белорусской эмиграции, оппозиционная «Новая Беларусь», опираясь на США, должны стать членом НАТО и Евросоюза, т.е. попасть под контроль/кураторство Польши. Дело в том, что если Беларусь сможет сделать геополитический поворот, то НАТО и ЕС придут в Беларусь при польским содействии. Естественно, по мнению белорусской оппозиции, РБ должна выйти из ОДКБ и Союзного государства.

    Обращает на себя то, что отношения с Россией прогнозируются очень радикально и одновременно мутно. Понятно, о чем уже говорилось выше, что оппозиционная «Новая Беларусь» будет исключительно антироссийским государством, ориентированном на неприятие России, российского руководства и русского народа, но сформированной альтернативной концепции российско-белорусских отношений нет, а есть только разрозненные пожелания и требования к России, включающие контрибуцию или репарации  в пользу Беларуси за поддержку режима А. Лукашенко, что, после пяти президентский выборов в РБ (шестые выборы не считаем) выглядит по меньшей мере странно.

    Экономика в «Новой Беларуси» планируется рыночная, открытая и очень-очень эффективная, так как считается, что у демократической Беларуси проблем с инвестициями и получением новейших технологий не будет, как и с рынками сбыта. В качестве примера приводится «процветание» вступивших в ЕС стран Прибалтики, что странно. Финансовая помощь странам с совокупным населением в 6 млн человек, имеющим порты и до недавнего времени являющими транзитерами для огромного соседа с Востока, не являлась для ЕС какой-либо серьезной проблемой. Понятно, что финансовая поддержка стран Прибалтики изменится после завершения российско-украинского конфликта.

    С другой стороны, финансовое содействие развитию страны в глубине континента, которая не имеет ресурсов и чей транзитный статус сейчас приблизился к нулю, очень сомнительно.  При этом стоит напомнить, что даже при наличии солидной финансовой поддержки ЕС странам Прибалтики, на работу в Западную Европу выехали сотни тысяч литовцев, латышей и эстонцев, также местных русских.

    Возвращаясь к проблеме будущих взаимоотношений России и «Украины – 2», мы можем со своей стороны отметить, что в любом случае они изменятся кардинально. Прежде всего, со стороны Москвы прекратится кредитная поддержка, российский рынок будет немедленно закрыт для белорусских товаров, прекратится поставка российской комплектации для белорусского машиностроения, счета за поставки природного газа достигнут объема годового ВВП республики, исчезнет целый ряд производств, включая отдельные отрасли АПК, расчеты за российские кредиты будут прерваны, т.е. прекратится перекредитовка, эксплуатация Белорусской АЭС станет основной проблемой российско-белорусских отношений, между Россией и Беларусью начнется обмен населением.  

    Тем не менее, оппозиционные  эксперты считают, что при поддержке Запада Беларусь за относительно небольшой период времени сможет преодолеть экономические проблемы, неизбежно возникшие в результате разрыва экономических отношений с РФ, западные инвестиции помогут модернизировать белорусскую экономику и республика очень быстро превратится в обычную страну и благополучную Центральной Европы. Если, конечно, к этому моменту в ней останется население…

   Итак, подводя итог, можно сказать, что оппозиционный подход к «Новой Беларуси» не представляет из себя что-то новое, эмиграция опирается на опыт стран Центральной Европы 1990-х годов. Но не хватает, как всегда, стратегии «выхода» на точку начала модернизации страны, т.е. свержения режима, а также нет развернутого плана модернизации страны и её экономики. Есть пожелания, которые все-таки весьма утопичны.  Просто белорусская оппозиция пытается уклониться от главной проблемы – для проведения столь «кровавых» экономических реформ потребуется не менее кровавая диктатура. Как этим быть?

    Но давайте посмотрим, какой А. Лукашенко - несменяемый руководитель, видит Республику Беларусь?   

Беларусь для Лукашенко  

    Если для белорусской оппозиции главную проблему представляет структурное реформирование и модернизация белорусской экономики, т.е. то, что останется от А. Лукашенко, то белорусский руководитель главную проблему видит в сохранении своей власти, считая, что за экономику будет отвечать Россия своим бюджетом и ресурсами.

    20 октября 2022 года А. Лукашенко собрал в своем Корейском Дворце специальное совещание, где важнейшими темами стали очередное изменение конституционных основ Республики Беларусь и изменение Избирательного права белорусского государства.  Казалось бы, зачем? Напомним, что совсем недавно, в феврале текущего года в РБ состоялся конституционный референдум, который утвердил очередную редакцию белорусской конституции 1994 года. Но, что интересно, новая редакция так и не введена в действие. А. Лукашенко что-то ждет?

Реплика

    Понятно, что белорусский руководитель ждет итогов российско-украинского конфликта, в отношении которого он после длительного поиска нашел своеобразную точку политического позиционирования, позволяющую ему мгновенно поменять не только подходы к конфликту на Украине, но и геополитическую ориентацию:

- С целью сохранения российских дотаций и перспектив получения будущих «трофеев» в случае очевидной победы России, А. Лукашенко создает в региональном и международном медиапространстве имитацию «виртуального участия» в СВО;

- Параллельно А. Лукашенко постоянно транслирует в то же медиапространство свой миротворческий курс и отрицание какого-либо реального участия белорусской армии в российско-украинском конфликте.

«Крепость Беларусь»

    А. Лукашенко готовится отстаивать свою власть при любом сценарии завершения СВО. Отсюда и ввод на территорию республики 7-9 тыс. российских военнослужащих с техникой и авиацией, а также постоянные попытки получить  из РФ ядерное оружие. Одновременно, не закрываются каналы связи с Киевом, включая контакты с МО Украины и СБУ.

   Предвидя очень сложные времена, А. Лукашенко уже на базе принятой новой редакции белорусской Конституции приступил к формированию своей Беларуси – «Крепости Беларусь».

    Напомним, что новая редакция Конституции РБ создает в небольшой и небогатой стране государственного монстра, фактически вышедшего из-под контроля белорусского избирателя:

- Парламент и президент страны избираются прямым голосованием под контролем известного на весь мир ЦИКа. Но при этом функции президента страны, как и Национального собрания, урезаны для первого, «грязного» уровня государственной власти, соприкасающегося с народом. Задача данного уровня – быть козлом отпущения и морочить населению голову.

- из представителей высшей номенклатуры и депутатов появляется еще один «стратегический уровень» власти – Всебелорусское народное собрание, которое формирует практически «Пантеон богов» - никому не подсудный и никем не контролируемый Президиум (фактически советское Политбюро) во главе с Председателем (генеральным секретарем), полномочия которых поистине царские. Никакому народу эти Боги не подвластны.

    Но весной и летом текущего года, наблюдая за обстановкой, складывающейся вокруг Беларуси, А. Лукашенко постепенно стал пересматривать свои подходы к созданию неприступной и несменяемой власти. Первый подходы были озвучены на совещании во Дворце 30 августа (https://t.me/pul_1/6547).  Тогда А. Лукашенко предложил отказаться от прямых выборов президента, предоставив право избирать главу государства ВСН.         Учитывая, что ВСН формируется А. Лукашенко (получается политическая формула: «Лукашенко выбирает Лукашекно»), то данный вариант «избрания» президента открыто и демонстративно  создает в Беларуси монархию…

Новый вариант

    Понятно, что А. Лукашенко испугался и не пошел на прямое формирование правящей династии. С одной стороны, нет иллюзий:  никакой политической интеграции с Россией не будет и можно было бы не оглядываться на недовольство Москвы, где в свою очередь прекрасно бы поняли, что никакого Союзного государства с монархией создать невозможно. С другой стороны, А. Лукашенко все-таки учел общий настрой населения и уровень ненависти белорусского народа к Дворцу. https://t.me/pul_1/7198  

    Конечно, у А. Лукашенко есть понимание, что он уже никогда не выиграет в Беларуси никакие выборы, но полностью устранить белорусский электорат от выборов он все-таки не рискнул, решив положиться на традиционную наглость белорусского ЦИКа, который за четверть века поднаторел в воровстве голосов. Напомним, что 9 августа 2020 года ЦИК РБ сфальсифицировал не менее 55% голосов белорусских избирателей (мировой рекорд).

    Итак, судя по репликам А. Лукашенко от 21 октября (https://t.me/pul_1/7199) белорусский руководитель видит ВСН, как собрание представителей высшей номенклатуры и депутатов всех уровней, т.е. это не депутаты, избранные народом, а «отобранные» из лукашенковской исполнительной и законодательной вертикали.

    Для уточнения данного вопроса можно обратиться к интервью двух депутатов белорусского Национального собрания - https://www.youtube.com/watch?v=LhGTAIqWtes. Им, конечно, сложно, постоянно ссылаясь на заботу об интересах народа, маскировать то, что формируется законодательная основа абсолютной диктатуры, но кое-что можно уловить.

    В частности, получается, что ВСН по сути будет законодательным  и контролирующим институтом сословий. Иными словами, в стране будет формироваться белорусский вариант «корпоративного государства», т.е. фашистское.  В Беларуси будет не три «ветки» власти, а четыре. Причем последняя – ВСН, будет контролировать все три. Это фюрерская система.

    Остается еще один вопрос: как будут в создающейся громоздкой и практически не жизнеспособной системе белорусской государственной власти «уживаться» президент и Председатель президиума ВСН. Уже понятно, что это будут не два человека. А. Лукашенко будет совмещать оба поста? А. Лукашенко рассчитывает, что созданная им структура власти сделает Беларусь на сотни лет на сотни лет поместьем «семьи» А. Лукашенко.

    Белорусский руководитель уже предчувствует успех в строительстве «Крепости Беларусь» и начинает покрикивать на рабов: «Тогда зубы сжали и вперед! Делайте то, что я вам говорю!» ((https://t.me/pul_1/7173)

За чей счет?

    После ознакомления со столь перспективным планом создания в XXI веке типичной для прошлого века диктатуру, невольно возникает вопрос: А что будет с экономикой страны, где будет господствовать настоящий государственный  монстр? 20 октября 2022 года А. Лукашенко очень пренебрежительно отметил, что в его версии белорусского государства проблем с экономикой не будет: «чтобы тепло в доме было, чтоб газ-нефть и прочее было, чтобы было утром и вечером что-то перекусить, поесть, одеться во что-то, если вы этого хотите, это тоже вариант» (там же). То есть с «нефтью-газом», по мнению А. Лукашенко, проблем не будет.

    Напомним, что А. Лукашенко транслирует белорусскому населению не только свою уверенность в том, что с колониальной эксплуатацией России, из которой сейчас Минск, пользуясь войной, буквально выкачивает миллиарды долларов, но он создает уверенность в белорусской номенклатуре, что уже создана система, когда его власть будет полностью обеспечена российским бюджетом и российскими ресурсами по принципу «Что потребуем, то и дадут».

    В Беларуси появились даже теоретические разработки, доказывающие, что жить за чужой счет очень справедливо. К примеру, «Свободного рынка, как в былые времена, когда много товаров от разных производителей, их не проблема купить и довезти из любой точки мира. Такая модель осталась в прошлом. И сегодня по поставкам стратегических сырья, комплектующих, технологий, потребительских товаров необходимо ориентироваться на долгосрочные, понятные отношения с контрагентами из надежных государств. Надо отметить, что формирование таких взаимоотношений есть. В той же энергетической сфере. Долгосрочные контракты по поставкам газа позволяют стабильно получать нам углеводороды по приемлемым и справедливым ценам. Кстати, рыночные таковыми, собственно говоря, являются далеко не всегда. Очевидно, что стабильное развитие сегодня лежит в плоскости развития многоуровневых интеграционных связей». (https://www.sb.by/articles/barer-ot-chuzhoy-inflyatsii.html)

    Иными словами, интеграция в понимании белорусской номенклатуры позволяет получать ресурсы по «справедливым ценам» из страны - спонсора, которые, конечно, не рыночные…

   Хорошо, но если Россия – колония по ряд уобстоятельств откажется от «справедливого» разграбления соседом своих ресурсов и бюджета, поставит предел белорусской контрабанде, то что спасет создаваемую А. Лукашенко белорусскую диктаторскую государственную систему от развала?  По идее, только вынужденные жесткие, фактически «кровавые» реформы, после которых страна будет жить за свой счет. Иными словами, «кровавые реформы», на которые в случае успеха выйдет и белорусская оппозиция.  Круг замыкается.  

    Кто может разомкнуть «белорусский кровавый круг»?  

А. Суздальцев, Москва, 23.10.2022