"Украинский синдром". Часть I

В некоторых странах революция нужна не для того, чтобы поменять власть, а для того, чтобы изменить народ (таксист – политолог)

    «Белорусская весна» к 1 мая 2017 года окончательно затухла, так толком и не развернувшись. Тем не менее, даже немноголюдные акции протеста  в феврале – марте 2017 г. привели  белорусские власти в состояние затяжной паники.  Стоит напомнить, что на первых мероприятиях народного Сопротивления местные власти, трусливо попрятавшись от людей, полностью отсутствовали.

    Только потом, после ряда эксцессов,  А. Лукашенко стал выгонять чиновников из кабинетов на встречи с протестующими. Но лучше бы белорусский президент этого не делал, так как тут же у местных властей проявился крайне низкий уровень административных  компетенций на фоне того, что  навыки работы с населением отсутствует полностью. Но главный итог «белорусской весны»  был связан все-таки с тем, что впервые белорусское руководство, привыкшее к социально-экономическим  экспериментам над собственным народом, повышая, к примеру, пенсионный возраст или покушаясь на деньги граждан, работающих  за рубежом, вдруг ощутило, что эра безнаказанности для него закончилась безвозвратно.

«Оглохли»

    Особое раздражение у властей вызвало то, что на весенних протестах люди, поднимая, прежде всего, социально-экономические проблемы: рабочие места, заработки, коррупция среди чиновников, тем не менее, в итоге  все-таки кричали: «Лукашенко уходи!».  Между прочим, этот «скачек» от насущных  проблем  элементарного выживания  к решительной смене власти характерен как раз для  авторитарных режимов. У протестующих нет каких-либо промежуточных требований - досрочные выборы, изменения избирательного законодательства, отставка премьера и отдельных министров и т.д., и они сразу переходят к  личности конкретного  человека, занимающего третье десятилетие пост президента. 

    Важнейшим итогом  протестов является то, что А. Лукашенко оказался в роли виновного за всё и всех, т.е. многолетний политический бумеранг «перевода стрелок» на Россию, бесконечный мировой экономический кризис и оппозицию вернулся и вряд ли у властей появятся дополнительные ресурсы, чтобы запустить его вновь.

    Стоит обратить внимание на то, что, как от республиканского руководства, так и от государственных СМИ каких-либо внятных комментариев в отношении радикального политического лозунга «Лукашенко уходи», неустанно звучавшего на акциях протеста, не последовало.

    Иными словами, власти проигнорировали политическую составляющую акций, они словно «оглохли», но не только...  Государственная пропаганда постаралась замолчать сам факт наличия политических лозунгов.  К примеру, в одной из передач БТ было заявлено, что на акциях протеста «не было выдвинуто ни одного политического лозунга».  Более того, оказалось, что в протестах участвовала только молодежь («вышли молодые люди, но они вышли не против власти»), хотя на многочисленных видео можно было наблюдать как раз  преобладание  людей  среднего и пенсионного возраста, то есть традиционный электорат А. Лукашенко,  теперь уже безвозвратно им потерянный. (http://www.tvr.by/upload/video/atn/projects/klubredaktorov/22042017klub.mp4 начиная с 14.19 минуты) . Кроме того, если на акциях протеста «не было политических лозунгов», то зачем 25 марта ОМОН  затаскивала всех подряд в автозаки?    

 

«Во всем виновата Москва!»

    Любопытно, что в тоже время в белорусском проправительственном дискурсе были и остаются в ходу и другие версии состоявшихся акций протеста. В частности, не обошлось без ставшей уже традиционной в белорусском экспертном сообществе антироссийской теории, объединившей представителей как провластной, так оппозиционно-националистической «мысли». Сторонники данной теории, полностью повторяя прибалтийские и украинские аналогичные умозаключения,   все негативные процессы в жизни Беларуси объясняют происками России, российского руководства и непосредственно В. Путина (полная российская «Триада»).

    Учитывая, что в рамках данной теории принято считать, что российское руководство день и ночь готовит свержение режима А. Лукашенко и «аннексию Беларуси» (оккупацию, ввод войск и т.д.), то акции народного протеста вписывались в эту теорию идеально. Стоит напомнить, как один из депутатов нижней палаты белорусского парламента вдруг обнаружил и, естественно, мгновенно «разоблачил» на митинге в Могилеве «засланцев» из России и Украины (https://www.sb.by/articles/chto-skryvaetsya-za-maskami.html). 

    Стоит отметить, что «украинская версия», как и «украинский след» в акциях протеста, на самом деле, принципиально не отличаются от  антироссийской теории, сохраняя в её основе «перевод стрелок» на внешние факторы, которые вносят дестабилизацию в «спокойную и стабильную Беларусь».

    Любопытно как раз то, что белорусские власти, воспользовавшись перед Днем Воли (25 марта 2017 г.) «украинской версией» для создания необходимого им имиджа «борцов с белорусским майданом» перед российско-белорусским саммитом в Санкт-Петербурге (03.04.2017 г.),  тем не менее, обратили внимание, прежде всего, на социально-экономические причины протестов.

    Наряду с заморозкой исполнения пресловутого «декрета о тунеядцах»(Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества»), который и оказался «последней каплей», выдавившей людей на улицы и площади белорусских городов,  усилия руководства Беларуси оказались сосредоточены на решении двух проблем – повышении средней заработной платы и увеличении рабочих мест, что тактически было правильно, но как-то запоздало. Странно, неужели до акций протеста до властей не доходило, что люди от нищеты начинают просто доходить до исступления…

 

«Кинем кость»

    Дело в том, что реакция А. Лукашенко на волну протестов оказалась в традициях белорусской аграрной «аристократии»: «если колхозники недовольны председателем - необходимо добавить на трудодни. Заткнутся…» В марте – апреле основная социальная риторика белорусского президента вращалась вокруг обещанного роста средней заработной платы до 500 долларов и предоставления рабочих мест всем, кто «хочет работать».

    Считалось, что эти обещания купируют недовольство населения, а «снятие всех проблем» с Россией (российско-белорусский саммит в Санкт-Петербурге от 3 апреля 2017 г.) обеспечит рост зарплаты за счет дешевых российских энергоносителей.

 

За счет России…

    Российский фактор в предотвращении эскалации народных выступлений играл важнейшую, если не ведущую роль. С одной стороны, в ходе выступлений обнаружилось, что высокий уровень экономической зависимости республики от России не является какой-то тайной для населения. С  другой -- как не пытались белорусские власти свалить ответственность за кризисные явления в экономике республики на Москву, ответственность за кризис в российско-белорусских отношениях протестующие опять возложили на А. Лукашенко.

    В создавшемся антиправительственном контексте  для белорусского президента было критично важно в очередной раз продемонстрировать, что А. Лукашенко  способен решать проблемы республики в Москве. «Победа» над Путиным в Санкт-Петербурге должна была по идее не только остановить падение рейтинга  Лукашенко, но и стимулировать его рост.  Белорусский президент возвращал свой имидж «кормильца» республики, вытрясающего дотации из России.   

    Как ни странно, столь странный для главы независимого государства имидж  является составной частью комплекса факторов, обеспечивающих устойчивость политического режима.  В этом плане стоит обратить внимание на заявление белорусского депутата А. Попкова: «Мы все ждем, что президент откроет какой-то рог изобилия и все сразу придет на места, все вопросы разрешатся» (http://naviny.by/new/20170504/1493919802-chlen-soveta-respubliki-popkov-nuzhno-dat-bolshe-polnomochiy-mestnomu, 04.05.2017, XXI Международная специализированная выставка «СМИ в Беларуси»). Но ведь действительно, ждут…

    За два с лишним десятилетия президентства А. Лукашенко, население и политический класс приучены к тому, что президент республики как-то извернется и всех «накормит».  Этот миф вполне устраивает правящий истеблишмент, но, судя по акциям протеста, не принимается населением по простой причине – поддержки России не хватает для создания в республике уровня жизни, сопоставимого с той же Россией, не говоря уже о Литве и Польше.

Причины…    

    Тем не менее, акции протеста практически закончились, власти приободрились и начали более спокойно относиться к очередной «красной дате»:  26 апреля, Первое мая и т.д. Но в данном случае не стоит умалять и «усилий» «попов-гапонов» из белорусской националистической оппозиции, которые предприняли неимоверные усилия для того, чтобы поставить народные протесты под свой контроль, чем их и похоронили.

    Тем не менее, для того, чтобы акции прекратились, должны были проявиться ряд объективных причин. Во-первых, в России началось экономическое  оживление и самая радикальная  часть  протестующих белорусов  «села на чемоданы», рассчитывая на трудоустройство в России.

Не стоит забывать, что именно  российский рынок труда как раз и обеспечивает столь широко рекламируемую белорусскими властями пресловутую  «стабильность».  Понятно, что если бы  по каким-либо причинам белорусские гастарбайтеры в полном составе  вернулись на родину,  то республика попала бы в политический  «шторм», который бы ликвидировал режим за пару недель. 

    Во-вторых, народ  отвлекли «дачи-огороды», т.е. элементарная борьба за выживание, что понятно и естественно.

    В-третьих, необходимо напомнить, что заморозка Декрета № 3 также способствовала определенной стабилизации.  Думается, что если через какое-то время А. Лукашенко вновь активизирует исполнение данного Декрета, то это будет лишним свидетельством того, что он просто неадекватно мыслящий человек. Во всяком случае, ему пришлось уступить, что крайне унизительно для А. Лукашенко. Понятно, что он никогда белорусскому народу это унижение не простит, и будет жестко мстить.

    В-четвертых, относительной стабилизации способствовало «потепление» в отношениях с Россией. Население почувствовало, что есть надежда, что их «не бросят» и экономической катастрофы в республике Москва не допустит.

    В-пятых, сказалась и общая организационная неразбериха, не способствующая нарастанию протестов. Оппозиция, как уже отмечалась, действовала по принципу «если протест, то только во главе с нами». Однако претензии оппозиции на лидерство не были подкреплены человеческими и иными ресурсами. «Белорусская весна» продемонстрировала полный провал оппонентов режима, которые не смогли использовать «ресурс победы», который сам шел им в руки.

    Итак, акции протеста выдохлись и остановились.

 

Протестный потенциал

    Однако, стоит обратить внимание на то, все вышеназванные факторы являются временными и крайне неустойчивыми. К примеру, белорусские власти, опираясь на договоренности в Санкт-Петербурге, ждали от российского Минфина кредит в 1(один) млрд. долларов к 1 мая текущего года… Ну и где?

    Ждали, что все белорусские предприятия пищевой промышленности и стоящие за ними целые конгломераты фирм-контрабандистов получат открытый доступ на российский рынок… Наивные мечты!

    В то же время, главные проблемы, приведшие к конфликту народа с властями, до сегодняшнего дня так и  не решены:

- несмотря на утверждения властей, что средняя заработная плата уверенно поднимается к 500 долларов США,  это как-то не ощущается населением. Не стоит забывать, что для жителей Минска сумма заработной платы в 1000 белорусской рублей является явно недостаточной, чтобы хоть немного вздохнуть и оторваться от постоянной гонки за выживание;

- решение усилиями белорусских министерств проблемы безработицы за 2-3 недели достойно внесения в книгу рекордов Гиннеса, но вряд ли имеет отношение к реальности. Стоит обратить внимание, что даже БелТВ не рискнуло как-то усиленно фокусировать внимание населения на этом чиновничьем идиотизме;

- падение популярности А. Лукашенко прошло «точку невозврата» и вернуть его рейтинг до «спокойного» уровня в 50-60% уже никогда не удастся. Белорусский президент потерял свой «базовый» электорат – пенсионеров, частично аграрный сектор и т.д. Стоит добавить, что люди, которых нужда заставляет искать заработок в соседних странах, никогда и ни при каких условиях не будут голосовать за А. Лукашенко, как и поддерживать;

- в период наиболее активных народных протестов, мы не увидели ни одной спонтанной массовой народной акции в поддержку А. Лукашенко. Понятно, что власть остается слабой, она потеряла опору в населении, но организованной силы, способной её свалить, тоже нет. Пока нет…

 

Что дальше?

     В тоже время, учитывая высокий протестный потенциал, который в белорусском народе никуда не делся и с учетом того, что А. Лукашенко, который поразительно провокационен,  обязательно к осени постарается «наломать дров», необходимо ответить на  несколько вопросов:

- войдут ли в резонанс внутренний протестный потенциал с внешними негативными для А. Лукашенко факторами? К примеру, с очередным российско-белорусским кризисом?

- есть ли вероятность того, что осенние акции протеста выльются в «белорусский майдан» со всеми катастрофичными последствиями для режима А. Лукашенко?

- в чем суть белорусского протестного потенциала, имеет ли он черты «украинского синдрома»?

    Между прочим, от ответа на эти вопросы зависит судьба республики.

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 08.05.2017 

Комментарии

Страницы

Аватар пользователя vik7

Походу хватит 30 лет, чтобы уйти на пенсию (молчание-знак согласия). Ну, теперь я за Вас спокоен:)

Страницы

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.