Письмо из Москвы. Задание на зиму.

В зиму Беларусь вошла с тяжелой потерей – в суете саммита СНГ был потерян планируемый Высший ГосСовет Союзного Государства России и Беларуси. Утрата тем более прискорбна, что после встречи президентов в Москве 10 ноября было объявлено, что 28 числа дата последней в этом году встречи лидеров двух стран будет назначена и объявлена. То, что этого не случилось, наводит на серьезные размышления – судя по всему, одна из сторон решила, что общаться нет смысла. Все и так ясно…

 Часть I . Даже самому простому тупику приятно считать себя лабиринтом

Не только последний в этом году Высший ГосСовет СГ . но и сам 2006 год оказался потерян для белорусско – российских отношений. С января между Минском и Москвой не появилось новых реально выполнимых политических инициатив, «дорожных карт», выводящих союзное строительство из многолетней стагнации, сценариев по переформатированию торговых отношений, превратившихся за последние десять лет в систему односторонних торговых преференций для белорусской стороны, в реальную экономическую интеграцию. Вместо позитива участники белорусско-российского интеграционного проекта столкнулись с неразрешимостью противоречий, конфликтов и публичных обвинений, временами выливающихся в угрозы и шантаж.

Между тем, несмотря на демонстрируемое всему миру обострение отношений между странами, ни одна из публично озвученных проблем, возникших между Москвой и Минском, так и не была решена. Второй год продолжается «сахарная» торговая война, разразился «конфетный» кризис.

Российский колесный транзит через РБ оказался сродни партизанскому рейду в тылу врага. При этом белорусская сторона упорно отнекивается от продолжающегося уже полгода транзитного кризиса на латвийско-российской границе (1200 автомашин в ежедневной очереди), заявляя с экранов БТ о том, что россияне боятся ехать через РБ, так как везут контрабанду. В данном случае, невольно появляется вопрос: «А вам-то какое дело? Контрабанда, если она и есть, то российская. Вот пусть российская таможня ей и занимается. Откуда такая любовь шарить по чужим карманам...». Видимо белорусская таможня присвоила себе правило «таможить» все, что двигается по планете, независимо от государственных границ.

Тем временем Министерство экономразвития России заваливают жалобами на односторонние преимущества для белорусских производителей и закрытие белорусского рынка для российских товаров их российские конкуренты. Попутно, в Москве накапливается информация об использовании Беларуси в роли крупнейшей в Европе таможенной «прачечной», через которую на российский рынок поступает продукция третьих стран, включая и запрещенная для реализации в России - мясо из Польши и стран Азии, вино Грузии и Молдовы (до недавнего времени), радиоактивный металл и мясомолочная продукция из Украины и т.д. В августе были зафиксированы фуры с белорусским столовым виноградом и персиками, направляющими в глубь российской территории с безукоризненными документами… Наверное, к Новому году повезут брестские бананы.

Интеграционный проект заморожен. Конституционный акт превратился в политический анекдот, о новой редакции которого уже и сообщать в очередной раз как-то неудобно. Ввод российского рубля в денежное обращение Беларуси обставлен в Минске условиями, минимальный пакет из которых - равные цены для белорусов и россиян на российские энергоносители, снятие всех ограничений для белорусского экспорта на российский рынок (т.е. обеспечение «открытых дверей» для импорта товаров из «третьих» стран в Россию через белорусскую таможенную «дыру»), фактически низводят РФ до уровня колонии Беларуси. В данном случае можно утверждать, что российская задумка о структурных экономических реформах в РБ путем введения на территории союзного государства единой валютной системы, провалилась.

На грани провала оказался и план ликвидации всех российских экономических льгот и преференций, которыми до сих пор пользуется белорусская сторона. Решение о вводе таможенной пошлины на белорусский сахар, что грозит ликвидацией таможенной зоны между Россией и Беларусью, до сих пор не принято. Благодаря полугодичным изматывающим переговорам, проблема возмещения финансового ущерба от беспошлинной продажи российской нефти на белорусские НПЗ и ликвидации огромной разницы (400%) между среднеевропейской и белорусской ценой на российский природный газ оказалась замкнута в рамках утверждения энергетического баланса СГ на 2007 год. «Ключ» от баланса – создание совместного с «Газпромом» газотранспортного предприятия на базе «Белтрансгаза».

Стоит отметить, что когда годами не решаемые проблемы в самых различных областях объективно и субъективно оказываются сгруппированы в один «гордиев узел», то это является реальным свидетельством наличия тяжелого политического кризиса между странами. В итоге, встречи глав государств, вовлеченных в конфликт, превращаются в подковерную схватку, «украшенную» по «периметру» шантажом высших государственных чиновников, истеричными заявлениями политиков, провокациями против представителей сторон.

Саммит СНГ, в рамках которого и состоялась, судя по всему, последняя в 2006 году встреча А. Лукашенко и В. Путина, продемонстрировал высшую степень кризиса между Москвой и Минском. В. Путин во время саммита не реагировал на маневры А. Лукашенко с представителями ГУАМа, как, впрочем, он внешне не реагировал и на осенние пиар-кампании Минска с Движением неприсоединения, Венесуэлой, Ираном, Азербайджаном, Китаем, Украиной. Однако президент России, не преминув поставить на место зарвавшихся от безнаказанности белорусских чиновников и журналистов, тут же вспомнивших, между прочим, о Союзном Государстве, «продавливал» в диалоге с А. Лукашенко только один вопрос – совместное предприятие на базе «Белтрансгаза».

На состоявшемся сразу после встречи с белорусским президентом брифинге (первый односторонний брифинг президента России по белорусской «теме» после знаменитых «мухи отдельно, котлеты отдельно» июня 2002 года ) В. Путин провозгласил завершение многомесячного переговорного марафона о передаче Газпрому 50% акций единственного белорусского газового оператора, так как если между российским и белорусским президентами есть договоренность о признании суммы оценки «Белтрансгаза», то осталось только оформить пакет контрактов на поставку и транзит газа и учредить долгожданное СП. В. Путин выразил уверенность, что данные вопросы можно решить задолго до Нового года: "Я надеюсь, в ближайшее время окончательные решения в сфере энергетики будут приняты" (В. Путин). Возникло ощущение, что Москва выиграла тяжелый «энергетический» раунд и вынудила (торга не было в принципе) пойти Минск на уступки.

После этого важнейшего заявления главы российского государства, по идее должно было прозвучать ответная реплика А. Лукашенко. Однако уже прошло больше семи дней, но белорусский президент о судьбе «Белтрансгаза» не сказал ни слова!

Пришло время подвести итоги. Посмотрим, что было несколько месяцев назад…

Часть II . Лицемерят не ради удовольствия. (Сэмюэл Джонсон)

Стоит поздравить белорусского президента. Еще летом он частично заблокировал самый сложный и опасный для себя сценарий – ликвидацию российских льгот и привилегий по «отдельности» (по сахару, тракторам, нефти, газу и т.д.). Между прочим, именно на таком, экономическом и рыночном уровне (большей частью в режиме переговоров между субъектами хозяйствования), и планировалось заставить Минск в конце концов на деле доказать, что Беларусь является суверенным и независимым государством, опирающемся как и все субъекты международного права, на две основные формулы: «суверенитет стоит денег» и «суверенитет равен мировым ценам».

Фактически А. Лукашенко предложили продемонстрировать миру «Процветающую Беларусь» без российских прямых и косвенных дотаций в 7 млрд. USD в год (20% ВВП страны), что в масштабах России означало бы получение Москвой от «доброго дядюшки» 240 млрд. USD в год. Уровень экономической поддержки, которую до сегодняшнего дня получала (и еще получает) Беларусь от России не имеет прецедента в мировой истории.

Объективно, наибольшую опасность для белорусского режима представляют две проблемы:

- газовая (экономия на российском газе до 3 млрд. USD в год);

- нефтяная (экспорт белорусских нефтепродуктов в ЕС, выработанных из беспошлинной российской сырой нефти – основной источник валюты).

Первым успехом А. Лукашенко было ориентирование экономического наступления России только один участок – газовый. Нефтяному (критически важному) изначально придавался второстепенный «пакетный» с газом характер. У Минска был единственный аргумент против «Газпрома» - ОАО «Белтрансгаз».

Что такое «Белтрансгаз»? Основательно проржавевшая труба (по две регулярных аварии в месяц) через которую переправляется в Польшу и Германию только 7-8% всего западного российского газового транзита. По лежащей рядом газпромовского трубе газопровода «Ямал – Европа» в Центральную Европу перекачивается в три раза больше. Казалось бы, столь «гнилым активом» можно было бы пренебречь, если бы не нахождение в руках «Белтрансгаза» функции оператора газового транзита «Газпрома» через белорусскую территорию. А это уже внешнеполитический ресурс – рычаг давления на Москву, который А. Лукашенко никогда не отдаст.

Имеется и экономический интерес, который, естественно практически не связан с транзитными платежами. Дело в том, что получаемый на свой баланс российский газ по цене 46,68 USD «Белтрансгаз» перепродает белорусским потребителям почти в два раза дороже. Маржа в год от 600 до 800 млн. USD . Эти деньги не проходят через белорусский бюджет. В 2004 году А. Лукашенко пытался как-то объяснить удорожание газа за пробег от Орши до Минска (Бреста) в два раза, но выглядело все это крайне неубедительно, если учесть, что до этого газ бежал по трубам до белорусской территории больше 3 тыс.км. Видимо трубы «Белтрансгаза» сделаны из золота и платины. Во всяком случае, при создании СП маржа «выплывет» на поверхность и одновременно «уплывет» из рук белорусского руководства. А. Лукашенко на это никогда не пойдет.

Кроме того, «Белтрансгаз» мифологизирован белорусским политическим классом до уровня Суэцкого канала для Египта в середине 50-х гг. прошлого года. Считается, что ОАО «Белтрансгаз» – это основа жизнедеятельности страны, признак ее экономического суверенитета. Идя на приватизацию «Белтрансгаза» А. Лукашенко публично признает, что его «дожали» и он «уступил» российской правящей элите, что вступает в разрез с основной частью политического кредо главы белорусского государства – не уступать основные госпредприятия российскому «криминальному» капиталу. Это важнейший внутриполитический ресурс, от которого А. Лукашенко никогда не откажется.

Белорусское руководство изначально лицемерило, заявляя о готовности создать СП на базе «Белтрансгаза». Однако не обошлось без лицемерия и у руководства «Газпрома»…

Часть III . Не щекочи Атланта! (Шендерович)

Руководство «Газпрома» с марта 2006 года вело диалог с Минском в русле коммерческой сделки, что было, безусловно, правильным решением. Речь шла только о закупке российского газа в 2007 году по 200 USD за тыс. м. куб. Однако в июле 2006 года белорусскому руководству удалось воспользоваться традиционной склонностью топ – менеджеров «Газпрома» к росту капитализации компании и в очередной раз подсунуть газовую «куклу» - «Белтрансгаз». Стоит напомнить, что с 2002 года это была третья попытка приватизировать белорусскую газовую «трубу».

Минск втянул руководство «Газпрома» в многомесячную оценку производственных активов «Белтрансгаза», чем затянул переговоры о поставке газа в 2007 году до декабря. Это был второй успех А. Лукашенко. Со своей стороны, руководство «Газпрома» продемонстрировало свою полную недееспособность в международных делах. Наделение «Газпрома» функциями МИДа оказалось стратегической ошибкой российского руководства.

Однако в августе Минску отказала выдержка. Белорусское руководство понимало, что тактика проволочек себя оправдывает и позволяет поставить Москву в декабре перед фактом отсутствия контракта на поставку газа с «единственным союзником». Перед А. Лукашенко забрезжила тактическая победа, но ее было мало, так как она не решала главную, стратегическую задачу – сохранение в лице России энергетической и финансовой колонии на десятилетия. Для этого было необходимо доказать Москве не только стратегическую значимость Беларуси, но и способность ее руководства найти России адекватную замену.

Началось публичное конструирование международных «дуг» и планирование участия белорусов в реконструкции Панамского канала в паузах от продажи венесуэльской нефти на рынке США. Было объявлено о поддержке иранской ядерной программы и одновременно начались поклоны в адрес Вашингтона. Попутно не шатко ни валко шел скрытый диалог с ЕС.

С каждым международным визитом политический «голос» А. Лукашенко крепчал. Он начинал верить, что выбрал верный политический сценарий: в случае конфликта Европа, охваченная патологической ненавистью к «Газпрому» и отягощенная традиционной русофобией, обязательно его поддержит. Белорусский президент уже демонстрировал незаинтересованность в соглашении с «Газпромом». Бурные фантазии белорусского руководства не знали меры…

«Роман» с Брюсселем закончился, так и не начавшись, во второй половине ноября. Не помогли даже экстравагантные предложения Киеву. Письмо из Брюсселя имело вариант слабо отчерченной «белорусской» стратегии Брюсселя и носило характер торга: Европа готова открыть свой рынок для белорусских товаров, предложить финансовую поддержку белорусским фирмам, создать условия для упрощенного получения белорусами виз и т.д. В ответ ЕС требовала от Минска двенадцать «шагов» (освобождение политических заключенных, прекращение репрессий в отношении оппозиции, проведение свободных выборов), способных создать впечатление о начале демократизации белорусской политической системы, но не решало основные проблемы белорусского правящего режима: финансирование энергетической безопасности РБ, сохранения в руках клана Лукашенко власти в республике, гарантии личной безопасности высшему руководству страны.

Оказалось, что продать антироссийский вектор по примеру М. Саакашвили, А. Лукашенко не удастся. Стоит напомнить, что какая ни какая, но демократия в Грузии присутствует. Вот и в отношении Минска Европе захотелось «довеска» – демократии в Беларуси. Разочарование белорусских властей было неописуемым. Попутно провалились придворные «идеологи» западного вектора, месяцами уверявшие белорусского президента в том, что если уж Кадафи стал Европе не чужой, то А. Лукашенко Европа точно «примет». Это была ошибка. Кадафи в Африке, а А. Лукашенко в Европе. Почувствуйте разницу…

Стало ясно, что публичная поддержка Минску Брюсселем в случае жесткого противостояния с «Газпромом» будет оказана, но не на политическом уровне. Для политической поддержки Минску придется что-то Европе предложить. А. Лукашенко не привык что-то давать, он как раз из тех, кто умеет только брать.

Однако, попутно заигрывание с Европой на антироссийской почве окончательно разрушили последние остатки доверия между Москвой и Минском. Но жажда все решить одним махом и навсегда в сентябре – октябре перевесила.

Белорусское руководство как всегда сгубила жадность и чванливая уверенность в безнаказанности («обведем Брюссель, так же как Москву, вокруг пальца») и оно попыталось поиграть в большую стратегическую игру. Между тем, белорусский президент мог бы и дальше тактически выигрывать, втягивая российское руководство в гонку за экономическими «символами» белорусского суверенитета.

Часть IV . Конечно, обдумывай "что", но еще больше обдумывай "как"!

(Иоганн Вольфганг Гёте)

Итак, до 31 декабря осталось три недели и у Минска на руках три сценария. Выполнение одно из них и составляет основу его зимней политической кампании. Вот он и молчит. Выбирает…

Почему только три сценария? Потому что, четвертый – принятие условий российской стороны, создание реально действующего газотранспортного СП, невозможно в принципе. Белорусский президент никогда не играл, не играет, и не будет (!) играть с Москвой в честную и равноправную игру. На худой конец, Москву оккупируют белорусские побирушки в ранге вице - министров и будут месяцами клянчить подачек, пока их шеф с экрана белорусского телевизора будет демонстрировать непреклонность и суверенность. Итак, сценарии…

Сценарий I (тактика)

Белорусская сторона соглашается с одним из сценариев оценки «Белтрансгаза», предложенных голландским оценщиком; происходит оформление пакета документов (протокол о согласии с оценкой производственных активов ОАО «Белтрансгаз»; Договор о создании совместного газотранспортного предприятия на базе ОАО «Белтрансгаз»; Протокол о зачете суммы покупки 50% акций «Белтрансгаз»; контракт на поставку в РБ и транзит газа через РБ в 2007 году, включающий договорную цену российского природного газа с учетом цены 50% акций «Белтрансгаза» и масса дополнительных документов и соглашений, актов приемки и оценки и т.д.) к 1 января 2007 года .

Таким образом, учреждается СП. Российская сторона получает право участия в функции оператора не только белорусской газовой «трубы», но непосредственно газпромовского газопровода «Ямал – Европа». С 1 января 2007 года Белоруссия начинает получать газ по 100 – 130 USD за 1000 м .куб. Попутно спускается на тормозах нефтяная проблема. Энергетический баланс Союзного Государства подписывается и утверждается.

Подрастает капитализация «Газпрома» - судя по всему, основной итог всей процедуры по входу «Газпрома» в газовую сферу Беларуси.

Однако, за два десятилетия развития экономической интеграции между Россией и Беларусью не «прижилась» ни одной российско – белорусская корпорация («Славнефть» продана), не удержалось ни одно совместное предприятие с белорусским государством – держателем производственных активов. В пропагандистском плане брэнд « совместное предприятие с Александром Лукашенко » в мире бизнеса смотрится весьма экзотично. Фактически, СП в своей работе будет вынуждено опираться только на добрую волю белорусского президента, что ставит огромные финансовые и производственные ресурсы под угрозу субъективных «простых» решений, отражающих переменчивое настроение первого лица белорусского государства.

Кроме того, деловая атмосфера Республики Беларусь остается одной из самых тяжелых в Евразии: в стране используется «золотая акция» с предельно расширенными и не имеющими аналогов в мировой практике, возможностями (ввод акции позволителен на любом предприятии, размещенном на белорусской территории, независимо от формы собственности и доли государства в его капитале); налогообложение составляет 133 рубля от 100 рублей выручки; система контроля и проверки бизнеса переведена в режим постоянного мониторинга; существование бизнес – сообщества (крупный и средний капитал) целиком зависит от доступности к Администрации президента РБ и т.д.

Газораспределительные сети РБ предельно изношены и потребуют от СП огромных, миллиардных вложений в ремонт и модернизацию. Прибыль от работы СП сомнительна. После нескольких лет активных вложений в модернизацию «белорусской трубы», ничто не помешает белорусским властям, руководствуясь «очередной волей народа», вновь оттолкнуть «Газпром» от белорусского газового хозяйства, чтобы затем опять попытаться «продать» уже обновленный и модернизированный «Белтрансгаз» тому же «Газпрому».

В итоге, создание газотранспортного СП еще не означает, что предприятие будет допущено до реальной работы и сможет обеспечить контроль над российским газовым транзитом в Центральную Европу. Ничто не помешает белорусскому руководству периодически шантажировать «Газпром» вводом «золотой акции» в СП, что попутно позволит демонстрировать белорусским номенклатуре и директорату новые «рычаги давления» на Москву, находящиеся в руках А.Лукашенко, организовывать фактическую «блокаду» СП проверками, судами и штрафами, чинить препятствия в работе Совета директоров. Фактически, белорусское руководство ничего не теряя, а, наоборот, получая солидную экономию в газовой цене на 2007 год, приобретает новое политическое поприще по противостоянию с российским руководством, продолжая и дальше разыгрывать два сценария: популистский для населения страны («не отдадим народного достояния») и номенклатурно-заговорщеский для высшей белорусской номенклатуры («продавать, не продавая»).

Вывод для России: работая с белорусским руководством в формате бизнес – решений и оперируя рыночными ценностями, руководство ОАО «Газпром» стратегически проигрывает, приобретая за огромную сумму актив, который невозможно купить и, тем более, воспользоваться. Увеличение капитализации «Газпрома» не перекроет возникших в ближайшем будущем финансовых убытков и новых политических рисков.

Сценарий II (тактика)

Белорусское руководство затягивает ввод СП в рабочее состояние, т.е. СП создано, но формирование структуры управление, передачи акций затягивается к лету 2007 года, т.е. периоду, когда острота решений по белорусскому газовому транзиту будет объективно ослабевать по причине ухода политического класса России в предвыборную борьбу.

2) В виду того, что формально СП создано, поставка газа с 1 января 2007 года осуществляются по новой «щадящей цене».

3) Руководство «Газпрома» втягивается в новый бесконечный раунд по «оживлению» газотранспортного СП, что не мешает получать РБ льготируемый газ.

В итоге, к осени 2007 года ситуация вернется не в просто исходное (конец ноября 2006 г .) положение, а еще более усугубится, т.к. А. Лукашенко получит дополнительный ресурс для шантажа российского руководства в период второй избирательной кампании в России – президентской.

Сценарий III (стратегия)

Переговоры по созданию СП оказываются сорванными. С 1 января 2007 года российско-белорусские отношения в полномасштабном кризисе. Перед российским руководством и директоратом «Газпрома» встает проблема по вводу против РБ газовых санкций.

На помощь режиму А. Лукашенко устремляется ЕС (дистанцированно), Литва и Польша (непосредственно). В конфликт вмешивается НАТО.

В итоге, Россия получает новый кризис с ЕС и НАТО в стиле российско-украинской газовой «войны» января 2006 года со всеми вытекающими политическими последствиями и экономическими убытками.

Минск теряет союзника. Союзное государство России и Беларуси превращается в политический трупп.

Возможный (промежуточный) выход из ситуации – появление некой временной схемы и переговоры по созданию газотранспортного СП, совершив свой закономерный цикл, начнутся с «чистого листа», что обеспечит для белорусского руководства выигрыш времени минимум в десять – двенадцать месяцев.

Не исключен и радикальный вариант – демонтаж всего «здания» российско-белорусских отношений. Москве в данном случае терять нечего. Преимущества союзничества с Минском предельно мифологизированы. Забавность ситуации придают попытки некоторых белорусских сенаторов использовать мифы в качестве шантажа.

В случае выбора Минском третьего сценария, летом 2007 года мы увидим новую Беларусь – она будет покупать газ по 200 USD за тысячу м.куб. и завозить российскую нефть, уплачивая вывозную пошлину. Во всяком случае, в Минске похоже готовятся именно к такому варианту – «Белтрансгаз» не отдавать, платить за энергоимпорт по мировым ценам, а страну превратить в «Северную Молдову». Белорусские власти сейчас активно аккумулирую валюту, реквизируя ее у успешных в экспорте предприятий.

Социально – экономического кризиса А. Лукашенко не боится. Белорусы скорее разбегутся по соседним странам, чем побегут к своему президенту выяснять отношения.

Справедливости ради, стоит отметить, что ни один из двух первых тактических сценариев не обещает Москве успеха в ближайшие месяцы (стратегический сценарий – глобальный кризис для Москвы). Навязав летом 2006 года руководству «Газпрома» вариант новой оценки «Белтрансгаза», белорусское руководство смогло уклониться от самого гибельного для себя сценария – перехода во взаимоотношениях с Россией на рыночный формат. Увлекши топ-менеджмент «Газпрома» псевдорыночными формами совместного владения, правящий в РБ режим выиграл время для сохранения ущербной социально – экономической модели развития постсоветского образца, обеспечивающей политическую монополию быстро формирующейся правящей династии Лукашенко.

Однако вряд ли белорусы пожелают продавать свои «Мерседесы» и садиться на велосипеды. В итоге Россия получит отличный источник славянской трудовой миграции (что и было веками), а клан Лукашенко будет править оставшимися пенсионерами и алкоголиками вечно.

Мы были бы не до конца искренними, если бы не учитывали еще один сценарий - внешнеполитический. В случае кризиса России с Западом, который, по-моему, готовит сейчас Лондон руками и мозгами Б. Березовского, А. Лукашенко может снова оказаться востребован Кремлем. Тогда ориентация «Газпрома» на приватизацию «Белтрансгаза» может потерять всякий смысл.

Но у политологии есть свои законы. Авторитарные (тоталитарные) режимы почти всегда побеждают тактически, но всегда проигрывают стратегически. Так что в любом случае, этой зимой нас ждет увлекательный политический триллер - режим А. Лукашенко, хватаясь за любую руку и не брезгуя никакими методами, будет иступлено бороться за выживание. Это его основное задание на зиму .

А. Суздальцев, Москва, 06.12.06

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.