Письмо из Москвы: Лимитрофы…

Наблюдая второе десятилетие за политической жизнью Беларуси, а попутно и всего постсоветского пространства, автор этих строк постоянно убеждается, что введенный в 20-е годы прошлого века в научный и политический оборот термин «лимитрофы» получил в последнее десятилетие второе дыхание. С годами появилась возможность не только сгруппировать внутреннюю и внешнюю политику стран постсоветского пространства в устойчивые тенденции, но и выделить некоторые специфические, свойственные политике только этих государствам черты, позволяющие с известными преувеличениями говорить о традициях особой, скажем так, «лимитрофной политики».

Не углубляясь в перечень специфических черт данной «политики», упомянув для примера разве что экзальтированное восприятие транзитного статуса своих государств, обратим особое внимание на традиции, как говорит известный российский политолог Алексей Богатуров, « погреть ладошки на ссоре великих держав ».

Политические перспективы, а иногда и элементарное выживание немалой части молодых государств на постсоветском пространстве до сих пор зачастую зависят не только от того, насколько благосклонно к ним относятся великие державы, включая тех же США, но и от элементарной «заметности», возможности «засветиться» в колонке новостей…

Лимитрофы ищут свою нишу на мировом политическом рынке – посылают своих солдат умирать в Ирак, играют в псевдоинтеграцию с Россией, мечутся по постсоветскому пространству в поисках незаконтрактованных «Газпромом» резервов природного газа, интригуют в Вашингтоне и Брюсселе, собираются в «поход» на Москву/Вашингтон, жалуются друг на друга в тех же Москве/Вашингтоне/Брюсселе, шпионят и тут же продают добытую информацию на оба «фронта» и т.д.

В условиях сложных, то обостряющегося до размеров полномасштабного кризиса, то затухающего до уровня конкурентного спора, отношений между Москвой и Западом, лимитрофы бдительно выискивают возможность предложить свои услуги, угадать самый востребованную в настоящий момент аргумент – патрон, угодливо вложенный в «обойму» одной из спорящих сторон. Наиболее ценятся аргументы, опровергнуть которые, как впрочем и подтвердить, практически невозможно...

Сложно, к примеру, взвалить целиком на Запад ответственность за «цветные» революции на постсоветском пространстве, так как любому непредвзятому исследователю ясно, что в основании «революции роз» или киевского майдана лежат очень сложные, глубинные социально – экономические и политические трансформации, произошедшие в той же Грузии или Украине за последнее десятилетие. Но в плане пропагандисткой атаки на НАТО это вполне реально. Достаточно припомнить челночные визиты президентов Литвы, Польши, сенаторов США в Киев. В результате ряд российских политических сил не первых год откровенно паразитируют на «оранжизме»…

Адекватно, не менее сложно обвинить ту же Москву в желании немедленно поглотить территории своих соседей. Однако буквально во всех странах по западному и южному периметру России тема угрозы национальному суверенитету со стороны Москвы является традиционно излюбленной как для политических сил, так и для властей этих стран. Главный аргумент для подтверждения этого в принципе недоказуемого «коварства» является наличие самой России - факт наличия с РФ совместной границы уже считается основанием для того, чтобы хвататься за полу натовской шинели и стенать о горькой исторической судьбе. В данном деле в наибольшей степени преуспела Польша и Грузия. Руководство последней готово к самым экстраординарным акциям, лишь бы на них хоть как-то отреагировали в Москве. Если московская реакция не замедлит себя ждать, то усталый М. Саакашвили тут же летит в Вашингтон…

Однако в антироссийском сегменте лимитрофной политики гнездится некий парадокс. Практически все современные лимитрофы второе десятилетие пользуются многочисленными экономическими преференциями со стороны России - символическими ценами на российские энергоресурсы, возможность сбыта своей, скажем прямо, далекой по качеству от мирового уровня продукции на самый богатый и емкий рынок постсоветского пространства, получение транзитных платежей за российский энерготранзит по мировым тарифам, возможность направления своего трудоспособного, но безработного населения на заработки в Россию. Выраженная в миллиардах долларов ежегодная экономическая помощь со стороны России, тем не менее, не воспринимается странами на постсоветском пространстве свидетельством заинтересованности Москвы в укреплении экономического суверенитета соседей, а скорее как экономическая дань-«прикрытие» «коварных» планов Кремля по инкорпорации молодых государств в состав федерации.

Однако, как только российское руководство, руководствуясь формулой «суверенитет равен мировым ценам», начинает сокращать экономические преференции как для самых ярких обличителей российского «империализма», так и для псевдосоюзников, то и те и другие воспринимают ликвидацию многолетней «кормушки», как безусловное свидетельство или полномасштабного политического давления («установления политического контроля») со стороны России или, что еще хуже, надвигающегося аншлюса.

Но так не бывает, чтобы прямо противоположные экономические действия приводили к одному и тому же политическому результату. Следовательно, в вопросе об обличении Москвы в «имперском коварстве» имеется определенное лукавство . Скорее всего, смыслом многолетней лимитрофной антироссийской кампании, обвиняющей Москву в «аншлюсных» намерениях, является стремление, с одной стороны, во чтобы то ни стало сохранить возможности экономической эксплуатации своего географического соседства с Россией, а с другой – получение в качестве «жертвы российской имперской алчности» как экономических, так и политических «бонусов» от Запада.

Вторым парадоксом «лимитрофной политики» является позиция Вашингтона и Брюсселя, которые, хотя бы благодаря своим вековым традициям политической разведки в Москве, по идее прекрасно знают истинную цену всего этого аншлюсного лимитрофного маскарада, но продолжают увлеченно подыгрывают истовым «борцам за суверенитет», покровительственно похлопывают по плечу, принимают петиции и письма с просьбами о защите и жалобами на притеснения со стороны восточного/северного соседа. Однако, когда могущественные европейские или американские покровители лимитрофов оказываются за одним столом с российским руководством, дальше веселого обмена впечатлениями о буйном поведении картофельно/вино - виноградных вассалов на постсоветском пространстве дело не идет. Так было и на встрече министров иностранных дел стран G 8, на самом саммите «восьмерки», на многочисленных двусторонних встречах в формате «Запад – Восток». Возможно западные спонсоры бесконечных аншлюсных истерий, периодически охватывающих столицы европейских стран постсоветского пространства, опасаются, что Москва немедленно воспользуется «заботой» Брюсселя и Вашингтона о суверенитете европейского и одновременного российского «пограничья» (что и означает слово «лимитроф» лат .) и предложит Западу взять на себя финансовое обеспечение лимитрофов, открыть европейский и американский рынок для их вина, металла и калийных удобрений, доплачивать за потребляемый ими российские газ и нефть и т.д., т.е. разделить с Россией реальные затраты на поддержку суверенитета Украины, Грузии, Беларуси, Молдовы. Но когда вопрос касается денег, то тут праведный гнев западных партнеров по G 8 куда-то мгновенно испаряется. Может они знают, что проблемы «аншлюса» просто нет…

«Готовящаяся» в Москве череда «аншлюсов» - не иголка в сене. Если это было бы реальностью, то оказалась бы сложной государственной проблемой, которая, в случае ее постановки в повестку дня правящего российского класса, потребовала бы мобилизации всего огромного механизма российского государства, всех ветвей власти, активизации СМИ, бизнеса, силовых ведомств, МИДа, региональных властей и т.д. Россия – не Беларусь, конспиративно такие вещи здесь не делаются, да их и не возможно так сделать.

Цена любой внешнеполитической ошибки для державы с ВВП больше триллиона долларов, огромна. Только в обсуждение отдельных проблем внешней политики втянуты на постоянной основе тысячи экспертов, парламентариев, партийных идеологов, аналитиков из бизнес - сообществ. Проблема «перемалывается» и буквально «пережевывается» в дискуссиях и схватках лоббистов. И это правильно, так как любой внешнеполитический шаг подразумевает государственное финансирование (деньги налогоплательщиков). Следом, а иногда и опережая государственные инвестиции, идут деньги российских корпораций (крупнейшие налогоплательщики), интересы которых необходимо Кремлю защищать. Любой шаг вне рубежей России должен иметь в своей основе максимальный консенсус мнений, хотя бы минимальную поддержку в российском обществе, бизнес - сообществе и т.д. Иначе все припомнят на выборах. Не поможет даже идеальная кандидатура «преемника».

Было бы наивно и очень провинциально считать, что где-то в кремлевском кабинете сидят пара-тройка «мудрецов», решающих судьбу той же Беларуси или Грузии. Мудрецы может быть и сидят, но у них хватает иных, гораздо более важных для судьбы страны, величиной с половину Евразии, «головных болей». Не до Минска с Тбилиси…

Вот с последним ни в Минске, ни в Тбилиси, ни в Кишиневе ни как не могут согласиться. Как же так, ведь Россия без них, белых и пушистых, суверенных и жутко европейских, не протянет и года. Им и в голову не приходит, что их давно списали - скидывают им копеечку из окошка транзитной фуры за поднятый шлагбаум: «Живите, как хотите, бегайте то к западной границе, то к восточной, предлагая услужить и тем и другим. Отстаньте…».

История постсоветского пространства сохранила на своих страницах считанное количество имен особо умелых политических лидеров, способных долгое время совмещать в своей политике как восточный, так и западный векторы. Уникальным «фокусником» в этом плане был бывший президент Украины Л. Кучма. Однако и ему со временем пришлось уйти с арены – в периоды обострения отношений между Россией и Западом, балансировать удается не всем. Не плохим политическим «эквилибристом» был и Э. Шеварднадзе. Однако эра политических «универсалов» ушла…

В большинстве стран западной части постсоветского пространства «лимитрофную» внешнюю политику старательно делят между собой власть и оппозиция. По традиции одна из сторон негластного/гластного соглашения берет на себя роль псевдопророссийской политической силы, а другая – буквально бросается в объятия Запада. Выработать единую политику, присущую нормальной национальной элите, они пока не в силах, так как, несмотря на то, что идеология («национализм») их объединяет, но проблема борьбы за выживаемость, включая финансовую, делит постсоветскую элиту на мародеров (обычно рядятся в союзников Москвы) и компрадоров (ждут помощи с Запада) 1 . Наиболее ярко такое деление проявилось и быстро законсервировалось в Белоруссии и Молдове. В Украине начался процесс объединения элит и возможно, что через десяток лет в Киеве появится национальная элита, с которой можно будет договариваться. В Грузии мародеры вымерли – грабить больше нечего, так что вся элита записалась в ярых сторонников НАТО. На остатки мародеров , давно маргинализировавшихся, грузинские власти раз в квартал устраивают охоту, чем подкрепляют традицию антироссийской «лимитрофной» политики.

В Беларуси правящие мародеры охотятся исключительно на политических «беспредельщиков» – молодежь, А. Козулина, профсоюзников (А. Ярошук), отдельных партийцев (А. Лебедько, С. Калякин), некоторых представителей высшей номенклатуры и т.д., то есть тех, кто в перспективе и может составить костяк национальной политической элиты. Остальные деятели оппозиции, т.е. компрадоры, им не только не опасны, но и полезны, так как выполняют роль западного отдела белорусского МИДа. В принципе, А. Лукашенко вполне мог бы иметь двух министров внешних сношений – «восточного» (С. Мартынов) и «западного» (А. Милинкевич). Политика все равно одна.

«Лимитрофная политика» в исполнении белорусских властей не лишена изящества. За годы бесконечных упражнений власть и оппозиция наловчились так удачно питаться с одного «котла», что подхватывают «ложку» друг у друга буквально на лету. Параллельно регулярно разыгрываемый политический спектакль удается уберечь от внимания Москвы, которой зачастую просто не интересна очередная интеграционно - аншлюсная истерия в Минске.

Зато интересно нам. Обратим внимание на послевыборный период. Главной темой новой лимитрофной антироссийской кампании стал «осенний интеграционный референдум». Кто о нем сказал первым? Столкнувшись в конце марта с жесткими условиями ОАО «Газпрома», тему ускорения интеграции осторожно, в формате « равноправных отношений, использования советского опыта, сохранения в силе всех ранее подписанных соглашений » подняла белорусская власть. Тут же о скором принятии Конституционного Акта громко объявил аппарат госсекретаря Союзного Государства П. Бородина. Исподволь вопрос о Конституционном Акте был увязан с «давлением» «Газпрома» - это было критически важно, так как позволило с одной стороны, группе А. Милинкевича, оказавшейся после электорального разгрома без реальной стратегии борьбы с режимом и с перспективой ответственности на ближайшем конгрессе демократических сил, вцепиться в тему надвигающейся «угрозы» утраты белорусского суверенитета. С другой стороны, Запад, прежде всего Восточная Европа, предвкушая возможность поквитаться с Москвой за Северо-Европейский газопровод и в очередной раз устроить кампанию против «Газпрома», стала подтягиваться на помощь А. Лукашенко, оправдывая свою позицию все той же «защитой белорусского суверенитета» (не до «последнего диктатора Европы», когда надо отбиться от «коварной» Москвы). Итак, мгновенно образовался клубок взаимных интересов и политических целей…

Белорусские власти, чтобы продемонстрировать свою легитимность, опору на подавляющую поддержку электората и внутренние источники своей победы на выборах, публично демонстрируют решимость противостоять «поглощению» страны. В итоге, послевыборный «суверенный» тренд наслаивается на традиционную, продолжающейся больше десятилетия, пропаганду достижений независимой республики, полученных в результате защиты ее суверенного статуса белорусским президентом.

Союзный аспект внешней политики Белоруссии, который, по идее, должен был бы явиться серьезным препятствием для «суверенной пропаганды», белорусскими СМИ искусно обойден . Касаясь проблемы создания СГ, белорусский агитпроп традиционно использует неоднократно озвученные А. Лукашенко две формулы: « полное равноправие сторон, создающих Союзное Государство » (условие торга с Москвой) и « твердое и неоднократно подтвержденное делами стремление руководства Беларуси к созданию единого Союзного Государства при условии сохранения в неприкосновенности суверенитета и независимости РБ ». Противоречивость и невыполнимость данных установок никого не волнует, так как устоявшийся конформизм белорусской правящей элиты, приученной к толкованию установок высшего руководства, позволяет ей в своеобразном «китайском» стиле понимать и принимать публично озвученные формулы, как сохранение и отстаивание выгодной для официального Минска политики использования статуса субъекта Российской Федерации, открывающего возможности для эксплуатации российских ресурсов, включая энергетических, а также российского рынка, использования внешнеполитического прикрытия со стороны члена «восьмерки», сохраняя при этом весь спектр прав и возможностей суверенного государства.

Необходимо признать, что столь странная на первый взгляд концепция «полувхождения» полностью устраивает белорусскую элиту, включая и оппозиционную, которая прекрасно понимает экономическую недееспособность современной Белоруссии без солидной поддержки партнера по Союзному Государству.

Лето 2006 г . ушло на шантаж «Газпрома» интеграцией, в чем особо преуспел С. Сидорский, объявивший в июне, что после выравнивания газовых цен смысл Союзного Государства для Беларуси исчезает. Оппозиция самозабвенно натравливала на Москву Запад («Москва поддерживает политический режим, который сдает суверенитет за газ»). Запад вроде как «натравливался», чем радовал оппонентов режима и ободрял А. Лукашенко (ну как такому «ценному» союзнику, против которого весь Запад ополчился, не помочь с газом – нефтью). Однако на саммите G 8 вопрос о надвигающемся «аншлюсе» Белоруссии не вошел в список тем даже кулуарных обсуждений. На Косово время хватило, а на страну, которая, судя по стонам белорусской оппозиции, вот-вот должна исчезнуть с политической карты Европы, минуты не нашлось…

Но ничего, никто из инициаторов этого политического позора даже не стал оправдываться.

После 19 августа и знаменитого путинского « Я Вас больше не задерживаю, Александр Григорьевич », кампания получила второе дыхание. Минск бросил на прорыв собственный спецназ болтунов – аппарат Союзного Государства. В течении четырех дней то из Москвы, то из Минска из уст союзных чиновников раздавались победные реляции о надвигающемся референдуме, завершении подготовки Конституционного Акта и т.д. Оппозиция прямо воспрянула от столь радостных новостей. И никого не смутило, что ни одна из интеграционных весточек от П. Бородина не нашла подтверждения в госорганах России и Беларуси. Справедливости ради, надо отметить, что на помощь П. Бородину белорусские власти все-таки отрядили… Н. Чергинца, чем тут же подтвердили, что дело идет о лживой провокации.

Но пропагандистский паровоз был уже в пути. А. Милинкевич трубил о грядущем референдуме с Эйфелевой башни, собирал послов в Минске, руководство БНФ тут же организовалось в подготовку форума «За независимость». Между прочим, последняя инициатива – весьма хитрая штука, позволяющая заменить II Конгресс демократических сил, где обязательно поднимался бы вопрос о присвоении А. Милинкевичем статуса лидера белорусской оппозиции, на некий антироссийский шабаш на радость А. Лукашенко, где господин Милинкевич был бы коронован главным борцом за белорусский суверенитет.

С начала сентября в общую свистопляску включился отошедший от сочинских переговоров А. Лукашенко – заговорил о тех, «с кем вместе гнили в окопах», дал вполне интеграционное интервью НТВ. Попутно, А. Милинкевич объявил, что основой подготовки к местным выборам « станет выработка механизмов противодействия возможному референдуму по объединению Беларуси и России в рамках строительства Союзного государства ». В общем, и стерика разрастается, ее активно подталкивают как власти, так и оппозиция. Все довольны, все идет просто отлично. Если бы А. Лукашенко и А. Милинкевич жили бы по соседству, то они бы подмигивали бы друг другу через забор. Но, а дальше как?

Компрадорам-оппозиционерам придется как-то реагировать на будущий заговор против А. Лукашенко. Ведь современная белорусская политика, как и грузинская, молдавская и т.д., без заговоров недееспособна. Согласно уже подготовленного сценария, некоторые высокопоставленные белорусские чиновники (нам известен список), отдельные лидеры оппозиции (реально опасные для власти), представители белорусской политической диаспоры из Москвы и «отморозки» из Кремля, мол, уже ведут спецоперацию лично против А. Лукашенко. Душат его, болезного, газом. Природным, естественно, «газпромовским». Остается порадоваться за Степана Сухаренко. Вместо ловли крыс он собирается в Москву. Ждем-с… Раскрытие «московского заговора» белорусским КГБ должно по идее быть восторженно встречено группой А. Милинкевича, испытывающей объективный дефицит доказательств «коварства» российского руководства.

На дворе уже сентябрь. Урожай сгнил, картошка утонула, спутник разбился. Одна радость – белорусское руководство приступило к строительству собственного коттеджного поселка в Венесуэле. Под пальмами и бананами. Им картошка уже не нужна. Бататом заменят. Но сюда зима все равно придет и неизбежно встанет вопрос: «Так где же референдум»?

Автор этих строк знает ответ. Оппозиция заявит, что А. Лукашенко и В. Путин испугались активной борьбы А. Милинкевича за белорусский суверенитет, солидарной позиции Запада и решили отложить референдум на… 2007 год 2 . А потом на 2008 и т.д. Или, мол, газ помешал. В общем, кормятся люди…

Кормится и власть. Она так и будет тянуть газовые переговоры до декабря, чтобы в итоге поставить «Газпром» перед фактом провала газового диалога, будет шантажировать Москву великим прошлым, ветеранами, «гнившими в окопах», а попутно эмиссары А. Лукашенко будут шнырять по Европе, посиживать за европейскими «круглыми столами», выступать на семинарах и симпозиумах – плакаться, врать и науськивать ЕС и Вашингтон на Москву. На пару с оппозицией. Итак, месяц за месяцем тянуть до лета 2007 года. А там у А. Лукашенко будет передышка минимум года на четыре. Коттеджи на берегу Карибского моря успеют обжить. По идее один надо было бы выделить А. Милинкевичу…

В основе традиционной антироссийской политики лимитрофов лежит идейная пустота. Власти заслоняются от социальных проблем «переводом стрелок» на соседнее государство. Оппозиция мнимой борьбой за суверенитет скрывает отсутствие реальной стратегии политической борьбы. Все обвиняют друг друга в торговле независимостью. Москва наблюдает (иногда) за этой соседской тусовкой псевдоэлит и все больше отгораживается от них, видимо руководствуясь еще шекспировским девизом: «Чума на оба ваших дома».

______________

1. В данном случае автор использует термин «элита» с известными условностями, характерными для постсоветского пространства.

2 . Это не шутка. В президентскую кампанию 2005 – 2006 года оппозиционная аналитика объясняла перенос даты выборов страхом, который испытывал А. Лукашенко к А. Милинкевичу. О, Господи…

А. Суздальцев, Москва.

13.09.09

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.